• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: питер (список заголовков)
21:02 

Лето в Питере

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Немного лета вам в ленту.



+ 11 фото

@темы: Фото, Питер

15:44 

Питер: детали

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Ещё немножко поразглагольствую про Питер и сделаю паузу.

Городские детали
С недавних пор я пристрастилась к изучению городской среды и не могу нарадоваться. Помимо крупных городских элементов (архитектурных изысков, входных групп, тротуаров и площадей), Питер изобилует подробностями и приятными мелочами. У каждого моста непременно есть аккуратная табличка с названием. Несметное множество разнокалиберных фонарей то и дело отсылают к разным эпохам: есть керосиновые, советские, стилизованные, энергосберегающие. На перекрёстках и поворотах углы зданий плавно скруглены таким образом, чтобы пешеход не ударился и не убился. Часто они снабжаются интересными входными группами в разнокалиберных стилях. Рядом непременно торчит табличка с умопомрачительным списком лестниц и квартир. Складывается ощущение, что здесь орудует суперзлодей Человек-нумерация и гнусно пакостит горожанам.
История комфортно уживается с ежедневным бытом. Около арок можно встретить столбики, похожие на ограждения парковки. Это колесоотбойники для повозок. Телеги перестали быть полноправными участниками городского движения с незапамятных времён, но никому не придёт в голову избавиться от деталей, отживших свой век. То же самое касается декроттуаров — штук, о которые принято вытирать ботинки от уличной грязи.

Среда
На каждой станции метро, даже в спальных районах, непременно есть книжный, пекарня и место, где можно перехватить сносный кофе. Много людей на улицах, и не только в туристическом центре. Поток начинается с утра и не кончается в восемь вечера. Что особенно интересно, они не судорожно бегут по делам с бешеной скоростью москвичей, а идут прогулочным шагом. Думаю, по этой причине Питер многим кажется чуть медлительным, но сама обстановка располагает к благостной неторопливости. Из всех городов, где я была (список небольшой и сугубо российский), безбарьерная среда лучше всего организована именно в Питере. Проблемы есть, но на фоне соотечественников это кажется раем — много плитки и брусчатки, пешеходных переходов, лавочек и прогулочных зон. На улицах больше пожилой интеллигенции и инвалидов. Полагаю, здесь им не так страшно выходить на улицу.

Язык
Если к шаверме привыкаешь минут за двадцать, то поребрик, кура, греча и парадная никак не желают прицепляться к языку. То, что в Москве называется ветками метро, здесь именуется линиями. Пышки умиляют, а разницу между булкой и хлебом рационально постичь нельзя. Особый кайф в том, что я вдруг нашла сугубо региональное омское слово — чойс. Означает лапшу быстрого приготовления. Во всех других российских городах его называют бомж- или бич-пакетом.

Транспорт
Меня тысячу раз пугали тем, как дорог и страшен петербургский транспорт, но все страшилки — полная лажа. Единый месячный проездной стоит в районе 2000 рублей, что в сопоставлении доходов и расходов в сравнении с другими городами выглядит очень пристойно. По ощущениям, приноровиться к местному транспорту проще, чем к омскому. На каждом углу понатыканы остановки, маршруты частые, предсказуемые, ходят допоздна, а по выходным наземный транспорт курсирует даже ночью и дублирует метро. Метро простое и сверхъественно глубокое. Схемы так себе, зато очень удобная подвесная навигация. Она спасает от дезориентации, но не решает проблему путаницы в направлениях. Далеко не на всех станциях на виду стоит указатель с перечнем станций по тому или иному направлению. Из-за этого особо одарённые чуваки садятся не в ту сторону (один раз сама лоханулась и несколько раз наблюдала со стороны). Иногда превосходная подвесная навигация всё-таки даёт сбой, и попадаются странные таблички выхода (например, ваша покорная слуга однажды попала на перрон Московского вокзала, пытаясь выйти в вестибюль Маяковской).

@темы: Питер

20:03 

Кофейни Питера

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Скоро месяц, как я в Питере. В будние дни мы гуляем по городу после работы, а по выходных бегаем по музеям, кофейням, выставкам и барам. Мест так много, что я всё забываю: где плохо, где хорошо. В Эверноуте веду заметку с планами и ставлю галочки по мере освоения, но вдруг кому-нибудь пригодятся эти списки? Решила иногда отписываться об этом в блоге.
В этом посте будут кофейни.

Лавка и кафе Лебедева
Когда Лебедев говорит, что в его кафе самый лучший кофе, он не приукрашивает. Кофе действительно выше всяких похвал (особенно советую раф — ничего лучше не пробовала). Помимо этого, они очень вкусно готовят, чудесно обслуживают, публика адекватна, а интерьер душевен. Один минус — кусающийся ценник. Раф обойдется в 250 рублей, эспрессо в 90. Не сверхестественно, но у конкурентов цены ниже.

«Подписные издания»
Книжный магазин, открытый в 1926 году. Название произошло от функции — здесь оформляли подписку на периодику (и оформить её можно до сих пор). Поражает богатой историей, а выглядит так, будто в прошлом году открылся. Помимо книг, здесь торгуют качественными скетчбуками и блокнотами, цены приемлемые. При магазине есть маленькая кофейня с двумя столиками. Можно купить книгу, сесть в уголок и почитать. Закупишься на тысячу — получишь кофе бесплатно.

«Манго» на Чернышевской
Ни рыба ни мясо. Позиционируют себя как демократичную кофейню с собственной кондитерской, но звание трещит по швам по всем параметрам — кофе, сервис, атмосфера. В отсутствие альтернатив посидеть можно, но никаких открытий не предвидится.

«Больше кофе»
Кофейня в гроте на Горьковской. Маленькая, тесная, без туалета, интерьер очарователен, а кофе почти как у Лебедева, только в два раза дешевле. За эспрессо стоимостью 47 рублей хочется продать родных и друзей.

Кафе «Снежинка»
Дешёво и душевно. Клеймёные кирпичи, вкусный чай с чабрецом, домашние дешёвые десерты. Зал маленький, не людно, можно курить, но не надымлено.

«Буше»
Изумительная сеть пекарен. В каждом кафе подают кофе и десерты собственного производства и торгуют дорогим и очень хорошим хлебом.

В ближайших планах:
Чайный дом на Рубинштейна, 24
Кофейня-пекарня «Sicaffe»
Вегетарианская кофейня «Фрида»
Кафе-клуб «Robusta»
Чайная Хижина
Музыка крыш

Если у вас есть тайные знания о том, где в Питере готовят отменный кофе, — поделитесь, буду благодарна.

@темы: Быт, Питер

12:29 

Питер: про друзей и быт

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Чем дольше я в Питере, тем больше он мне нравится. Многие штуки, которые кажутся обыденными местным жителям, я воспринимаю с неизменным приятным удивлением. Может, дело в том, что я не слишком разбалована городскими удовольствиями — в Омске жизнь преимущественно состояла из работы, парочки друзей и родственных дрязг, а любой досуг вне дома неизбежно сводился к кино.
Мне было проще, чем многим, — раз в полгода я ходила на выездную выставку или в театр, гуляла по закоулочкам в поисках интересных образцов сибирской архитектуры, были деньги на походы в кофейни и бары. Но бухать — это утомительно, архитектура быстро кончилась, а спектакли и выставки и подавно. Как ни крути, музейный и театральный досуг — это вариант для высокодуховных дев, а стать высокодуховной девой в отсутствии предпосылок не так уж просто.
Я убеждена, что люди, не имеющие любимой работы и приятного хобби, на этой почве рано или поздно едут кукушечкой и утопают в экзистенциальной тоске. Не зря же без конца и края продолжаются разговоры о необходимости «ухода от реальности», крепнущего желания съебаться хоть куда-нибудь — хоть в бутылку, хоть в Олимпиаду, хоть в онлайн-игру. В Омске я ощущала верность этих разговоров постоянно, но в Питере вдруг перестала.
Этот момент истины всегда чуть-чуть переворачивает твоё сознание: миг, когда ты осознаёшь, что сбегать от реальности больше не хочется. Во многом я обязана этому не столько городу, сколько людям, которые попадаются мне на пути. Когда мы с Михаилом решили снимать квартиру с друзьями, я побаивалась, что все переругаются и устанут друг от друга в первую неделю. Но совместный быт на этом этапе почему-то не губит, а скрашивает существование. Когда хочется побыть одной, пространства для этого предостаточно, а в остальное время обнаруживаются сплошные плюсы, от материальных до моральных: быт меньше ударяет по кошельку, содержать квартиру намного проще, по вечерам можно пропустить бокал вина в тёплой компании и открыть массу непредвиденных приключений.
Например, Виктория — настоящее сокровище для человека, повёрнутого на писанине. Я могла бы написать про неё рассказ или целый роман, если бы не была так занята фичками. Характером Вика близка к Михаилу: то же дивное сочетание бурных эмоций и рационального восприятия. Виктория многогранна и эффектна: вегетерианка и чайлд-фри, повёрнутая на похудении и защите животных, но сроду не мешающая никому жить. Она учится на психоаналитика, пишет курсовую работу о лесбиянках, проходит практику в сумасшедшем доме и обладает богатой коллекцией охуительных историй. Речь Вики — нескончаемый поток фразеологизмов, ласкающих слух и греющих душу.
— ...и вот эта самая Настя сидит передо мной вертится, как вошь на гребешке, чтобы ей не снизили галоперидол. У неё чёрный человек за плечом стоит и говорит: ты жирна, как бешеная корова. Какая анорексия? Шизофрения с маской. На шкале лжи такие значения, что бомбит. Эти умники делают из больницы овощную ферму. А в военкомате? Приходят взрослые парни, лбы под два метра в-о-от с такими яйцами, а я по инструкции спрашиваю: Васенька, ты писаешься? Кино и немцы!
У Виктории есть мужик, очень худой невозмутимый сисадмин Александр. Саша похож на пожилую француженку. В трезвом состоянии он практически не издаёт звуков, а в нетрезвом деликатен и разговорчив. Когда спрашиваешь у него, где находится то или иное заведение, Саша неизменно отвечает с лукавой гордостью:
— Я там срал!
У ребят есть кошка Анфиса, пушистая чёрная красотка с белыми тапочками на лапах. За две недели они с Йозефом влюбились друг в друга и ходят по квартире парочкой. Гиперактивный общительный Йозеф нашёл подружку, раздухарился и стал ещё милее. Вика нежно называет его Печенькой, и Йозеф даже отзывается.
Отдельная находка моей жизни — это Дашка. Дистанционно мы дружим уже лет шесть, и это больше похоже на форму внутреннего родства. Только сейчас я осознала, как сильно мне не хватало её всё это время. Дашка работает в библиотеке Российской академии наук, феноменально быстро ориентируется в любом книжном магазине, знает почти любую книгу, о какой только заходит речь, и даже матерится с чуть извиняющейся питерской интонацией. Мы гуляли вместе по Петроградке мимо величественного печатного двора, говорили про современное искусство в Эрарте и на Украине, пили чай с чабрецом в маленькой кафешке с клеймёными кирпичами на стенах, и я чувствовала себя как человек, забредший в райские кущи и снедаемый страхом, что всё кончится по хлопку.
Но ничего не кончается. Моё существование омрачают лишь две вещи: комплекс вины перед Галей и тоска по Машке. Я надеюсь, что в мае она приедет, и предвкушаю, как поведу её в Зимний дворец.
Несколько дней назад мы с Мишкой после работы пошли гулять вокруг Чернышевской. Мы зачем-то постояли у двуликого сфинкса, памятника жертвам сталинских репрессий. Набережная Невы по вечерам пленительна. Блуждает смутное ощущение, что на непроглядном дне лежат, ждут и зловеще колышатся давным-давно сброшенные мешки. На фоне чёрной высокой воды Миша кажется мне таким красивым, как вообще не бывает в мире, и я влюбляюсь заново, в сотый раз, будто город опять оказывает милость, любезно приумножая всё, чем мы богаты.

@темы: Питер, Впечатления, Быт, Хорошее

21:27 

О Русском музее и революциях

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Если я болею Эль Греко, то Михаил влюблён в супрематизм. Как джентльмен, Миша сначала отвёл меня в Эрмитаж поглазеть на испанцев, но спустя несколько дней потребовал реванш. Пошли в Русский музей смотреть Кандинского и Малевича. Я надеялась спокойно провести время, ограничившись парой залов, но супрематистов невозможно посмотреть, не понахватавшись по дороге советского искусства. Как бы ты не жаждал Кандинского, Петров-Водкин неизбежно плюнет тебе в лицо, а Дейнека догонит и всадит в спину севастопольский штык.
Вышла измученная, уставшая. Всё чаще ловлю себя на мысли, как тяжело мною переносится всякая радость революции. Физически корёжит, ломит суставы, разрушительный задор площадей отдаётся звоном в висках. В то время, пока я варюсь в своём иллюзорном созидательном мирке, реальность за его границами пугает и обескураживает. Я старательно отгораживаюсь от Олимпиады и от Майдана, испытывая ужас, смешанный с отвращением, но даже искусство старательно напоминает мне обо всём, что я стараюсь не замечать. Некоторое время назад я яро восхищалась оппозицией, ходила на какие-то митинги и скакала горной козочкой в приступе гражданской сознательности, но надо признать, что это время ушло. Со мной что-то случилось в последние пару лет. От любой гражданственности меня тошнит. Вести с полей о славной победе маленькой революции не перекрывают счётчик трупов, и мне дурно от возгласов «Они сражались за родину». Я знаю, что славные похороны ещё никого не вернули к жизни, а лозунги не сделали сильной ни одну страну. Из головы не идут весёлые кровавые реки на полотнах Русского музея, и вдвойне плохо оттого, что это даёт повод для прославления. Этот конфликт я годами переживаю с Галей: для неё крейсер «Аврора» — восторженный символ добра, для меня — образ из ночного кошмара. Вероятно, мне нужно перестать терзаться несоответствием и признать, что я правая. И пора дочитать Ханну Аренд. Может, это успокоит.

@темы: Питер, Пиздец, Смыслы

13:32 

Про Питер, фичьё и работу

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Я наконец обосновалась и устаканилась. Петербург поражает меня ежедневно ударами в солнечное сплетение. Привыкнув к ограниченности визуальных удовольствий, я беспрестанно поражаюсь местному колориту. Концентрация красоты зашкаливает все разумные отметки. В первые дни я не знала, куда смотреть. Во время прогулок голова крутится на плечах, как у лесной совы, в попытках поглотить и рассмотреть всё и сразу, но идея заведомо провальна.
Санкт-Петербург неуловимо покоряет меня своей волей — здесь всё время чувствуешь человеческую руку, которая возжаждала создать и обустроить город в месте, совершенно для этого не подходящем. Миры сменяют друг друга, как перчатки, без прелюдий и вступительных речей: пять минут назад гулял по улочкам вдоль неописуемой многовековой красоты, и вдруг метро, где пропадают все мирские звуки и запахи, лёгкие наполняются чем-то электрическим, поезда громко мурлыкают и рычат, людские потоки снуют, как лосось на нерест, а границы времени регулируются исключительно счётчиком секунд. Двадцать минут ты тонешь в этой инсценировке, ощущая себя средним звеном между рыбой и андроидом, потом выныриваешь на поверхность и оказываешься в окружении высоток, интимно льнущих друг к другу новостроечными боками. Даже в нашем неблизком районе (а это проспект Просвещения) на каждом углу можно купить книгу и кофе, что с непривычки обескураживает — в Омске на окраинах можно купить только ягу и журнал о рыбалке.
Конечно, я уже сбегала в Эрмитаж, чтобы вновь воссоединиться с любимым Эль Греко. «Апостолы Пётр и Павел» — моя любимая картина, я тосковала по ней последние два года и страстно желала увидеть вновь. Как назло, именно в этот момент её увезли на выездную выставку, и некоторое время мы будем в разлуке. Скучаю по ней, как по женщине. С горя обошла французов на третьем этаже и осталась в восторге. В постоянной экспозиции Эрмитажа есть обширная коллекция Ван Гога, немного Сезанна и Писсаро, пошловатый Гоген, абсурдная и подчёркнуто примитивная керамика Пикассо, восхитительный Матисс и изумительный Дега (в том числе «Площадь согласия», чистая моментальная фотография, предвосхитившая жанр).
Квартира, которую мы снимаем с друзьями Викой и Александром, сначала тоже поразила воображение. Она чистая, большая, с высокими потолками и годными условиями, но ремонт безумен, как Джокер. Неизвестный творец наклеил обои полосами: сначала подсолнухи, потом хуяк зелёная стена, опять подсолнухи, серая полоса, подсолнухи, внезапно одуванчики, розочки, подсолнухи, зелёная плитка, волосы дыбом встают! На полу переменно лежит ламинат и плитка с восхитительным паттерном, больше подходящим Русскому музею. Во мне умер и гниёт интерьерщик, поэтому первым делом я сменила шторы, а в следующем месяце докуплю плакаты, кресла, пледы и уютные коврики. В Питере несметно удобно и выгодно быть бесоватым хипстером или интеллигентным пропойцей. При желании можно и совмещать.
С работой всё решилось на удивление легко и удачно: меня пригласили на собеседование в «Кельник», и оно прошло как нельзя лучше. Ребята классные, живые, толковые, с хорошим подходом и зарплатой почти в два раза выше, чем в Омске. Издалека смотрела на них последний год, и мне пока ещё не верится, что с понедельника я буду у них работать.
Есть одна ложка дёгтя: со всеми этими переживаниями и событиями я умудрилась просрать зимнюю фандомную битву и так и не успела вовремя дописать фик. Когда в декабре мне пришла в голову мысль наваять пятьдесят страниц за два месяца, я ещё не подозревала, что на меня так быстро и внезапно свалится переезд, и не помогли даже нынешние ежедневные встречи с вордом. Мне стыдно и обидно за этот провал, особенно сейчас, когда текст пишется в бешеном темпе по пять страниц в день. Я надеюсь дописать его побыстрее и заранее грущу по этому поводу. Текст куцый и странный, жёсткий и нежный, герои вгрызлись в самую душу. Я люблю его, и мне жаль расставаться, но у всяких сюжетов есть свой срок.
Я подхватила простуду, набегалась до стонов и хромоты, и здесь хорошо до безобразия.

@темы: Питер, Писанина, Дизайн и работа, Быт, Хорошее

18:21 

Жив, цел, орёл

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Прилетела. Нагулялась. Отбила ноги. Питер прекрасен. Впечатлений куча. Подробности будут, когда отойду от хаоса, устаканюсь и допишу фик.

@темы: Питер, Впечатления, Хорошее

Блог Андре

главная