• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: смыслы (список заголовков)
18:35 

стихуи кучно;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
04:42 

lock Доступ к записи ограничен

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
стихуи личные.

URL
03:25 

не стихоплет я, но тут само;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
18:24 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
- он же мне был как отец, - произносит галя с улыбкой. - дядя артем. своего-то отца у меня не было - воевал на фронте и умер от ран, не дождавшись даже моего рождения. а дядя артем - он, знаешь... легендарный был человек. в войну он возил снаряды на грузовике, оружие же тоже кто-то должен привозить. дошел от омска до берлина. границу уже пересек, на мост выехал, а тут бомбежка. и его на мосту отрезало - один снаряд попал в одну сторону моста, другой в противоположную. как еще в грузовик не попали, а то ведь взлетел бы на воздух вместе с мостом и всей округой, полный кузов пороха и боеприпасов ведь. но ничего, подоспели свои, за пару часов доски поверх разрушенного моста доложили, и дядя артем выехал на ту сторону. в берлине на рейхстаг, конечно, не полез, но на площади стоял. им потом разрешили грабить все, что найдут, и солдаты увозили домой награбленное целыми вагонами. а дядю артема дома ждала мать, и он взял только зингеровскую швейную машинку ей в подарок. бабушка отдала машинку маме, мама передала мне.
- вот эту? - пораженно спрашиваю я, поднимая глаза на тяжеленную металлическую бодягу, изящно расписанную черной краской.
- эту, - спокойно кивает галя. - ты ее потом ни в коем случае не девай никуда. считай - военная награда. дядю артема жизнь помотала - вернулся он с войны, женился на тасе, двух детей родил, братьев моих - юрку да женьку. только женька на него не похож совсем - то ли тася уже беременная ходила, когда дядя артем ее взял, то ли еще что, но тася потом повесилась в сарайчике. может, соседки заели - нагуляла, мол... кто ж ее знает.
галя говорит, говорит, говорит, а я почему-то все смотрю на чертову зингеровскую машинку.
- он ведь, знаешь, подарил мне воспоминание, которое до сих пор перед глазами стоит. у меня был пятый день рождения, и метель стояла страшная, мороз за сорок градусов, ветрюга. жили мы с мамой в бараке, и она мне все говорила: галочка, не жди, не придет к тебе никто по такой погоде. и тут открывается дверь, и в клубах пара на пороге стоит дядя артем. как дед мороз! с большой такой коробкой в руках. коробку уронили, давай обниматься... и тут он такой: галка! разобьешь же подарок! открывает коробку, а там - кукла. красивая такая, глиняная, сказочная совсем. я за этой куклой потом следила пуще глаз, да вот маринка, мама твоя, разбила ее лет через двадцать, - галя затихает, ослепительно улыбается мне в лицо и негромко добавляет: - шестьдесят лет уж почти прошло - а он как будто только что в мой барак зашел с этой куклой, когда я уже и никого не ждала.
вот, думаю я, размазывая по щекам что-то соленое и светлое. вот это и есть война для моей семьи.
спасибо.

@темы: Смыслы, Впечатления, Хорошее

20:40 

lock Доступ к записи ограничен

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
старые записи из другого дневника. просто для истории.

URL
22:20 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
откуда эта иррациональная любовь к людям, которых нет рядом, когда они так нужны. нет рядом физически, нет рядом морально. они всегда разворачиваются именно в ту секунду, когда ты страстно нуждаешься в малейшем слове или действии, и пока в тишине удаляется чужая спина, ты сидишь, прикованный к стулу, с разливающимся по венам свинцом и вековой усталостью на плечах, и проклинаешь того, кто дал тебе способность любить.
потому что осознание любви приходит в момент, когда мы хотим от нее избавиться и не можем. в момент, когда мы вдруг осознаем, где мы, черт возьми, оказались, как глубоко влипли. и начинаем думать, как с этим жить.

@темы: Смыслы, Торжество Дарвина

URL
19:56 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
и все же никуда не девается эта моя жадная, хищная тяга к деталям чужого быта. в последние месяцы галины друзья и подруги страшно обожают сталкиваться со мной у нее в квартире, ибо в моем лице находят страстного и живого слушателя, охотно выспрашивающего их о событиях прошлого. впрочем, само по себе прошлое с датами, мелькающими лицами, случайными прохожими всякий раз оказывается смазанным, словно расфокусированным в пространстве, а на первый план выходят только мелкие незначительные кусочки: старые вывески, потускневшие побрякушки, обрывки давно затихших бесед. не знаю, на что мне сдались эти крошки с чужого стола. зачем мне знать, в каких дощатых коробках развозили пирожки с ливером в середине шестидесятых, как именно опускала клецки в борщ незнакомая женщина, где доставали капроновые колготки в дефицитные годы? зачем я хапаю и хапаю этот груз чужих переживаний, будто бы мне своего чемодана мало?
- больше всего то, что мама стареет, заметно по окрошке, - произносит н. задумчиво и косноязычно (у н. - натруженные руки без маникюра, собранная в хвост грива темных волос, стареющая красота и два годовалых внука). - понимаешь, и раньше она резала продукты меленько-меленько, прямо крошила совсем, а сейчас ей семьдесят четыре. ходит, как уточка, смешная такая, и руки, конечно, уже не те. квас не тот, резка не та. и окрошка как из-под чужих рук!
вот оно, думаю я. дело, которым мы занимаемся, перенимает каждую черточку нас самих; для кого все дело в стихах, для кого в деньгах, для кого в окрошке.
а галиному коту в этом году исполнится одиннадцать; потускневшая рыжая шевелюра, ленивый снисходительный взгляд - даже и не скажешь, что эту сучью морду когда-то принесла гале моя мама, и в то время эта десятикилограммовая туша легко помещалась на маминой ладошке. кот смотрит на меня взглядом умудренного сластолюбца, и мне приходит в голову, что через пару лет мне придется его хоронить, а ведь эта шкура помнит прикосновения маминых рук.
смерть приходит в момент, когда исчезают те, кто мог о нас помнить: помнить, как мы улыбались, смеялись, корчили рожи, гладили котов, целовали женщин. кажется, этот путь только открывается за поворотом: путь настоящей смерти, избавленной от страданий и горя.
а потом зацветают тюльпаны (с)

@темы: Смыслы

23:36 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
в детстве говорили, что суть любви в том, чтобы однажды найти человека, который понимал бы тебя лучше всех. который дополнял бы тебя лучше всех. который подходил бы тебе лучше всех. да и вообще - найти того, кто был бы для тебя лучше всех.
так вот, запомни, андре: суть любви не в этом.

@темы: Смыслы

URL
20:05 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
вот так всегда и случается - боль делает из нас чудовищ. лучше всего это заметно на примере людей, мучающихся серьезным физическим недугом: их лица всегда усталые, всегда сведенные судорогой, с больными глазами и напрягшимися бровями; это лица измотанных, всегда агрессивных людей, чей характер стремительно испортился из-за необходимости ежедневно противостоять внутренней боли. когда тебя каждый день бьют плетью, рано или поздно ты попытаешься дать отпор: хоть как - словами, действиями, мыслями, любой видимой и невидимой агрессией, направленной то на окружающих, то на себя самого. моя боль точит мне характер по той же схеме, делает жестче, мрачнее, злее. эту часть себя мне всегда было сложно контролировать, сложно подавлять в себе безотчетную злость на механизмы боли.
несколько лет назад, будучи подростком и вращаясь в среде таких же подростков, я дьявольски, несоразмерно злилась на ровестников, конфликтующих со своими матерями. неуважение к матери казалось мне восьмым смертным грехом, и каждого пятнадцатилетнего кичливого мудака, бросающего в разговоре сакраментальную фразу "опять с мамкой поругались, она меня достала", мне хотелось огреть чем-нибудь очень тяжелым - просто потому, что меня дико, неуемно выводила из себя мысль, как все эти люди не ценят факт того, что у них просто есть мама. черт, да какая разница - плохая, хорошая, умная, глупая, но своя и родная, живая, дышащая - это все равно мать, которая существует! мне казалось, что если бы моя мама была жива, я носила бы ее на руках, я положила бы жизнь на то, чтобы ей было хорошо, я линчевала бы себя за каждую случайно оброненную невежливую фразу. это чувство, не имеющее ничего общего с завистью, - одна только злость и яростная, ревущая печаль от созерцания того, как люди не ценят возможность, которой нет у многих других. меня выводит из себя легкомысленное отношение к родительской любви, привычка детишек тянуть жилы из своих родителей, выводит само собой разумеющееся отношение к престижному образованию, и к благам цивилизации, заработанным чужим трудом. столкнувшись с ровесником, изрекающим фразу "папа заплатит", в глубине души я желаю ему упасть мордой в грязь, желаю испытать абсолютный крах, думаю о том, что жизнь побьет об углы. злость просыпается во мне в самые неподходящие и внезапные моменты, просыпается даже там, где ее и быть не должно: мне обидно, до одури, до ужаса обидно, что люди не ценят возможность не думать каждый день о том, что они будут есть завтра утром, и обидно, что многие чудеса, недоступные половине людей, становятся для них галочкой и бытовухой. мне обидно, что там, где я восхищенно закатываю глаза и перестаю дышать от переполняющих чувств, там, где я грежу месяцами, выкраиваю возможность, копейку, кусок времени, другие проходят, не моргнув и не поморщившись. вокруг меня тысячи, миллионы рефлексирующих и несчастных людей, у которых есть абсолютно все из того списка, которого я пытаюсь выбить кровью и потом, спотыкаясь, падая, вставая и снова падая, и они даже его не замечают.
все последние месяцы это чувство обостряется в связи с моей страшной спаянностью, привязанностью к городу. слово "привязанность" здесь имеет самый буквальный смысл - я привязана здесь веревкой, как собака к старой облезлой будке. я привязана посреди огромной плоской западно-сибирской равнины, где до соседнего города-миллионника - часов двадцать на поезде, где каждая поездка - это много денег, много времени и много сил, чтобы эти деньги заработать и получить. подсознательно я всегда готова встать и уйти; девятнадцать лет я живу в постоянном ожидании переезда, вечно сидя на неразобранном чемодане, ошиваясь по странным квартирам, вращаясь в обилии временных незнакомых людей. подсознательно я делаю все для того, чтобы облегчить себе этот постоянный переезд - с каждым годом у меня все меньше вещей, которые нужно с собой таскать, я не хочу жить в собственной квартире, не хочу заводить множество близких друзей; меня мучает, по-настоящему ест мысль о том, что в ближайшие пять лет учебы мне не двинуться с места, и я жду не дождусь момента, когда продам квартиру, в которой прописана, чтобы лишиться всякого недвижимого имущества. в связи с этим мне тошно, мне тоскливо и тошно смотреть на то, как другие люди могут сдернуться с места просто так и упорхнуть по чужим городам, не прикладывая никаких особенных усилий и относясь к этому как к обычной прогулке, а не великому путешествию. то, что стоит мне громадных, невыносимых усилий, не ценится и не котируется никем, кроме меня самой.
потому что, боже мой, я до сих пор наивная девочка, считающая, что каждому воздастся, что все равны перед богом, что чаша весов всегда сохраняет гармонию, воздав в одном и отобрав другое. между тем, принцип таков, что мы даже рождаемся не_равными и не_равными умираем, одним все - другим ничего, и нет никакой великой страховой компании, что сполна восполнит наши потери, если мы вовремя платили все страховые взносы.

@темы: Смыслы

18:43 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
все детство я проторчала у наших соседей, чудесной семейной пары ветеринаров, деливших с нами тамбур. двери между тамбуром и квартирами закрывались редко, потому что я то и дело бегала тискать белую кудрявую болонку дяди саши, тетя люда пыталась научить маму вязать и терпела фиаско, а мама учила творить икебаны их дочь эльку. когда мне было семь, эльке почти стукнуло восемнадцать, и она с живым интересом рассматривала мамины творения, развешанные по всему дому. через некоторое время они переехали в германию, и иногда из-за кордона долетали крохотные клочки информации о том, как же теперь живут наши соседи.
в этом сентябре эле исполнилось тридцать, и она пишет кандидатскую по ветеринарии. у ее родителей собственная клиника, а ее муж всю жизнь провел в ганновере. в ее единственном альбоме в контакте фотографии яростно-голубого сибирского неба, а это - ее хобби с юношеских лет.
удивительное рядом: нас помнят места, в которых мы никогда не были.

@темы: Смыслы, Быт

21:34 

о манежной площади;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
- александр, будь же благоразумен! разве покорённые народы равны нам? делить с нами трофеи? вспомни, что говорил аристотель. азиатка! возможно ли поверить той, кто принадлежит к расе, всегда нарушающей слово, данное ею?
- чем ты лучше них, кассандр? что в тебе особенного, кроме высокомерия?.. но больше всего меня злит не отсутствие уважения к моим решениям, а ваше презрение к миру, который намного древнее нашего.
© к/ф "александр", 2004.

@темы: Торжество Дарвина, Смыслы

18:35 

больше себе, чем;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
09:42 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
последние шесть лет моей жизни неразрывно связаны с именем, которое в реальной жизни я часто произношу вслух.
этот человек терпел все мои заскоки и подавал спасительную руку помощи тогда, когда я переставала надеяться на лучшую жизнь. этот человек мог подняться среди ночи с постели и примчаться на другой конец города, чтобы вытащить меня из очередного дерьма, в которое я с неизменным талантом вляпываюсь. с этим человеком я начала курить, пить и виртуозно ругаться матом, торговала колготками, училась готовить, уходила в долгосрочные загулы, неделями не спала, рыдала, хохотала, приходила в бешенство и находила утешение. пережитого вместе хватило бы на пару десятков жизней; да что там, значение слова "жизнь" пришло ко мне вместе с этой взбалмошной и неуравновешенной леди с громким голосом и броской внешностью. до того, как я впервые оказалась на кухне ее дома и выпила рюмку водки с ее мамой, жизни как таковой и не существовало - была только отчаянная звериная тяга к выживанию и еще иногда тряски подростка-максималиста.
весь последний год с каждым днем мне было все сложнее с ней общаться, сложнее объяснять, что теперь для меня важно, сложнее переживать и делиться нажитым. я знала адреса всех ее съемных квартир, знала телефоны и места обитания. а сейчас не вспомню, где находится ее работа, и не знаю, где же она живет.
со временем что-то уходит, что-то крошится, как кирпич: медленно, в ожидании непреходящей реставрации. еще полгода назад я готова была сорваться в час ночи и уехать к черту на куличики, чтобы, рыдая, выпрашивать прощения за обиду, причины которой не понимаю и не пойму. я готова была мириться с собственничеством, с диким темпераментом, признавать ошибки, умолять о компромиссах, чуть ли не падать в ноги. но в последние несколько месяцев сменила профессию, ориентацию, семью, стиль мышления, часть интересов и ритм жизни - и, наверное, это слишком. чересчур высокая планка, за которой оказывается, что именно так - в мелких деталях, незначительных решениях, коротких мыслях, - все разом меняется, и от прежних миров остается странное полузнакомое послевкусие.
так цветет и пахнет мой снобизм, от которого я вечно шарахаюсь, как от прокаженного. так поднимает голову гордыня, самоуверенность и жестокость принципов, не всегда нужных. чем я оправдываю себя? очень просто - с июня месяца я постоянно выпрашиваю у окружающих всех мирских благ, и теперь больше всего на свете ненавижу вынужденную необходимость просьб и молебен, унижений и заискивающих взглядов. я устала, заработала вспыльчивый норов и боюсь сломаться, умоляя о чем-нибудь в очередной раз.
в записной книжке моего телефона она названа иронически и с поддевкой: мария рикман. прошел месяц с тех пор, как мы последний раз виделись; три недели с тех пор, как она не отвечает на звонки и игнорирует сообщения в аське, периодически мелькая онлайн. дата моего последнего звонка - 25\11\2010. в этот день я нажала на кнопку вызова, ожидая услышать "алло" и спросить, за что на меня обиделись, и, ничего не дождавшись, положила трубку.
запомни эту дату, андре: двадцать пятого ноября ты перестала бороться за дружбу.

@темы: Пиздец, Смыслы

00:08 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
вчера умерли лесли нильсон и белла ахмадулина.
даже странно, что в момент, когда уходят люди, которых знаешь, ничего внутри не дергается.
чужую смерть не чувствуешь, как свою.
так и плывешь дальше, в лодке через озеро, полное трупов.
старею, минуя стадию взросления, безнадежно старею.

@темы: Впечатления, Смыслы

URL
16:54 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
иногда мне хочется открыть дневник, убрать под замок все личные записи, коих много до неприличия, и периодически сцеживать яд, выдавая короткие и емкие сардонические посты о том, как тяжело на свете без нагана. чтобы все вот это вот "ояебу, мое чувство прекрасного в коме от твоих работ, детка" и далее по тексту. слово "простите" употреблялось бы в единственном случае, предваряя оскорбление. слово "вина" не употреблялось бы вовсе. псевдолитературные излишки с излюбленной мною постановкой слов быстро заменились бы на краткие тезисные формулы, сводящиеся к постулату "в эфире наша ежедневная рубрика "оскорби старика". в моменты перегрева появлялись бы закрытки с пометкой "будете проходить мимо - проходите", и репутация страдающей сволочи с тонко чувствующей душой не заставила бы себя ждать. в целом звучит не так уж и страшно, как кажется: такого же много, плюнь - попадешь в непременно страдающую и непременно сволочь.
с минуту хочется, а потом - бац! - и проходит. ибо что я, в самом деле, как маленькая. в игры, что ли, не наигралась.

@темы: Смыслы

06:44 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
все нижеизложенное несет за собой единственную цель - выпустить наружу огромный ледяной ком, что мешает дышать; из-за этого кома я хрипло дышу и, задыхаясь, повторяю одну и ту же фразу, обнимая растерянную серую кошку: она уехала, сонь, понимаешь, она уехала.
этой ночью город укутало плотным одеялом белого-белого снега, и кажется, что он вырвался у меня из горла: снег - это тот самый ком, из-за которого я едва могу шептать. я обещала, что лягу спать, но, господи, нет ничего страшнее, чем засыпать на кровати с одной подушкой; дорогой глава небесной канцелярии, ты обязан законодательно запретить односпальные кровати, признать их восьмым смертным грехом. "не спи на кровати с одной подушкой", - должна гласить одиннадцатая заповедь, но под подушкой у меня футболка, которая отчаянно пахнет ею. да что там - тут везде запахи амортензии и сигаретного дыма.
как оказывается в итоге, когда она не просит включить музыку, в доме не остается ни единого звука, кроме тиканья часов, которые хочется разбить. без мелькающего в проеме двери силуэта не на что смотреть;, без мыслей о том, как бы исхитриться и вымешать на палитре акварелью ровный цвет карих глаз, не о чем думать; без сбитого дыхания около уха нечего чувствовать. от всего этого у меня в голове осталась одна белая метель на неровном пустом поле; ветер охапками поднимает с желтого ковыля манную крупу снега и собирает в вихрь.
как будто стоишь на пустой остановке ранним вьюжным утром, и - как назло - ни одного автобуса на многие сотни миль.
день, начатый снегом, кончится тогда, когда начнется метель (с)

@темы: Смыслы

09:25 

шутка за шуткой;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
когда я еще ходила пешком под стол, все окружающие свято убеждали мою маму, что ребенка нужно отдать в театр, а лучше всего - в цирк.
"кроме шуток, - произносили женщины высоким грудным контральто, - клоунада дашеньке очень бы подошла". потом я начала диктовать маленькие рассказы, и вердикт "клоун" был милостливо сменен на "писательницу". затем в детском саду начали проходить выставки рисунка, и даша стала великой художницей. по совместительству с писательством, разумеется.
между тем, клоунада никак не уходила - чем дальше, тем больше. "сногшибательное чувство юмора у ребенка, - замечали знакомые тем же грудным контральто. - может быть, писателем-сатириком станет? или комиксы рисовать начнет?". но одаренный ребенок почему-то не начинал делать ни того, ни другого. только смешил с усердием: то смешную рожу в камеру состроит, то на видеосъемке попозирует в клоунских позах. и не то чтобы наделена актерским даром (да нет же, эту раздачу при рождении пропустили), но известных личностей пародирует славно. вот и анекдотами всех замучила - ну, куда такую девать?
только внешне же все всегда изящней, ровнее, глаже. вечно пересматривая один и тот же эпизод из фильма "двенадцать" с монологом ефремова, я вижу одно и то же: вот мне восемь, и я слышу, как мама плачет в соседней комнате. старается быть потише, чтобы я не слышала, и от этого захлебывается. у мамы все чаще покрасневшие глаза и натянутая улыбка, и я не знаю, что мне делать. мне нечем помочь, я ничего не знаю и ничего не умею, кроме как смешить людей и писать глупости. отчаявшись сказать нечто воодушевляющее, нечто важное, нечто спасительное, я начинаю городить всякую чушь, сиять и корчить рожицы, смешно распахивать глазищи, сыпать фразочками. и постепенно мамино лицо разглаживается, становится чище; еще несколько минут - и она громко заливисто смеется. хохочет заразительным смехом, четко впечатавшимся в мою память.
через неделю мне стукнет девятнадцать, но на самом деле в чем-то мне до сих пор восемь; в самые трудные, самые сложные и больные моменты я продолжаю рассказывать один бесконечный анекдот, пытаясь выбить улыбку.
иногда мне говорят, что я несерьезна; говорят, что легкомысленна, если все, что я могу противопоставить проблемам, - смех. говорят, что ехидна, не умна, не ласкова, не хороша (с) порой искренне считают жизнерадостным идиотом с вечной этой фразой "расскажи что-нибудь смешное". правда в том, что смех - это тоже оборона; злой, добрый, уместный, неуместный - любой. время от времени от несоответствия жизненных реалий и широкой улыбки во все лицо меня рывком выбивает из колеи, но даже это того стоит.
и личный апокалипсис придет в день, когда я перестану смеяться.

@темы: Смыслы, Быт

23:25 

разговоры на кухне, ага;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
22:02 

эта страна (с)

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
об этом уже столько раз говорили и писали, что ничего нового мне не дано привнести, но и промолчать никак не получается.
говоря языком упрощенным, я патриот. что вовсе не означает, что я души не чаю во всех переобразованиях, припадаю ухом к земле и воспеваю родину-мать. презрительный оборот "эта страна (с)" не уходит из моей речи точно так же, как не уходил из лексикона невыездных во времена тотальной утечки мозгов за границу. я тоже критикую власть - пожалуй, даже больше, чем большинство соотечественников, которые, сидя на кухнях за рюмочкой чая, прекрасно знают, как управлять страной. при всем притом я люблю свой город, свою родину, свою историю, она всегда для меня важна и занимает чертовски объемную нишу; люди "этой страны (с)" вызывают у меня искреннее восхищение, удивление, смех, горечь, радость и печаль. из этих людей можно делать не то что гвозди - целые металлические исполины, тут каждый в своем роде полубог, а иные личности по масштабу и превосходят мифы. у "этой страны(с)" в расписании представлений сплошь трагикомедии, драмы и фарс; язык, которым можно дышать; ландшафты и просторы, от которых замирает предсердие. талант "этой страны (с)" не пропьешь тысячелетиями даже при учете рекордного потребления алкоголя на душу населения, здесь даже сварщики в своем роде гении. что касается людей искусства, то вспоминается почему-то довлатов: "в нашей конторе из тридцати двух сотрудников по штату двадцать восемь называли себя: "золотое перо республики"; мы трое в порядке оригинальности
назывались - серебряными; дима шер, написавший в одной корреспонденции: "искусственная почка - будничное явление наших будней", слыл дубовым пером".
но дело-то вовсе не в этом - не в патриотизме, не в перьях, не в шедеврах фольклора; дело в том, что при всей любви временами мне болезненно стыдно за "эту страну (с)". стыдно за мелкое, жалкое наше неумение признавать друг в друге людей, оксюморонное это отношение к человеческому фактору; люди - то, что во всех развитых странах давно принято за величайшее богатство, - для нас мусор, который не жалко пинать и выбрасывать. отношение, которое с успехом переносится с властных структур в народ и обратно: мол, если власть неправедна, то и у меня руки развязаны (с), а коль народ глуп и ленив, то и мне можно о нем забыть. мне стыдно за систему образования, в которой давно уже не нужны интеллектуальные кадры, а нужны только те, кто умеет класть кафель и строить нефтеперерабатывающие заводы; стыдно за наплевательское наше отношение к личности даже тех людей, кто рядом, и за масштабное игнорирование несогласных, выражающееся в лучшем случае в отсутствии свободной прессы.
но больше всего мне стыдно за то, что мы не умеем и никогда не умели принимать права друг друга как должное; за то, что мы не в состоянии признать кого-либо равными себе. в середине сентября министр иностранных дел германии женился на своем друге, и одной из первых его поздравила ангела меркель; спроецированная на российские реалии, ситуация эта кажется полуабсурдной - главным образом оттого, что по вопросу гомосексуализма в "этой стране (с)" бросаются в две крайности. первая - когда не говорят и не думают, а, сталкиваясь, морщатся и единодушно признают извращением или психическим отклонением (при благоприятном течении событий); вторая - когда говорят много, вступая в дискуссии и споры, в обличительном, обвинительном и насмешливом тоне, что всем уже набило оскомину и из-за чего мысль "да делайте что хотите, только хватит хавать мозги нормальным людям, не мешайте нам жить" прижилась как влитая. нигде не жмет и ниоткуда не торчат нитки.
я не ущемленная; меня никто не тыкал носом в то, что я вполне комфортно ощущаю себя среди представителей разных полов; никто не порывался меня лечить и не читал нотаций. я не хочу ни тиражирования гомосексуальной культуры, ни возведения ее в культ. но все, что я вижу сейчас при извечном нашем совковом отношении к "другой любви" - это либо интерес сексуальных фантазий, либо ярое отторжение. все, чего я хочу, - спокойно сказать в компании фразу "да, у меня есть девушка" вместо фразы "я люблю одного человека", отсутствие при этом извиняющегося или провокационнного тона, и ровное отношение со стороны окружающих людей, которое расценивалось бы как нормальное явление, мало чем отличающееся от взаимоотношений гетеросексуальных пар.
не бойся, "эта страна (с)", твой генофонд не вымрет и не пошатнется, а мои слова мало что решат в масштабе вселенной. но я могу спокойно сказать об этом друзьям, и когда-нибудь - хоть лет через дцать - их дети не будут использовать насмешливый тон, считать всех лесбиянок девушками с обложек "плейбоя", а геев - разукрашенными извращенцами в перьях.
когда-нибудь. дожить бы, простигосподи.

@темы: Смыслы, Торжество Дарвина

22:07 

details of my life;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»

Блог Андре

главная