Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: смыслы (список заголовков)
09:42 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
последние шесть лет моей жизни неразрывно связаны с именем, которое в реальной жизни я часто произношу вслух.
этот человек терпел все мои заскоки и подавал спасительную руку помощи тогда, когда я переставала надеяться на лучшую жизнь. этот человек мог подняться среди ночи с постели и примчаться на другой конец города, чтобы вытащить меня из очередного дерьма, в которое я с неизменным талантом вляпываюсь. с этим человеком я начала курить, пить и виртуозно ругаться матом, торговала колготками, училась готовить, уходила в долгосрочные загулы, неделями не спала, рыдала, хохотала, приходила в бешенство и находила утешение. пережитого вместе хватило бы на пару десятков жизней; да что там, значение слова "жизнь" пришло ко мне вместе с этой взбалмошной и неуравновешенной леди с громким голосом и броской внешностью. до того, как я впервые оказалась на кухне ее дома и выпила рюмку водки с ее мамой, жизни как таковой и не существовало - была только отчаянная звериная тяга к выживанию и еще иногда тряски подростка-максималиста.
весь последний год с каждым днем мне было все сложнее с ней общаться, сложнее объяснять, что теперь для меня важно, сложнее переживать и делиться нажитым. я знала адреса всех ее съемных квартир, знала телефоны и места обитания. а сейчас не вспомню, где находится ее работа, и не знаю, где же она живет.
со временем что-то уходит, что-то крошится, как кирпич: медленно, в ожидании непреходящей реставрации. еще полгода назад я готова была сорваться в час ночи и уехать к черту на куличики, чтобы, рыдая, выпрашивать прощения за обиду, причины которой не понимаю и не пойму. я готова была мириться с собственничеством, с диким темпераментом, признавать ошибки, умолять о компромиссах, чуть ли не падать в ноги. но в последние несколько месяцев сменила профессию, ориентацию, семью, стиль мышления, часть интересов и ритм жизни - и, наверное, это слишком. чересчур высокая планка, за которой оказывается, что именно так - в мелких деталях, незначительных решениях, коротких мыслях, - все разом меняется, и от прежних миров остается странное полузнакомое послевкусие.
так цветет и пахнет мой снобизм, от которого я вечно шарахаюсь, как от прокаженного. так поднимает голову гордыня, самоуверенность и жестокость принципов, не всегда нужных. чем я оправдываю себя? очень просто - с июня месяца я постоянно выпрашиваю у окружающих всех мирских благ, и теперь больше всего на свете ненавижу вынужденную необходимость просьб и молебен, унижений и заискивающих взглядов. я устала, заработала вспыльчивый норов и боюсь сломаться, умоляя о чем-нибудь в очередной раз.
в записной книжке моего телефона она названа иронически и с поддевкой: мария рикман. прошел месяц с тех пор, как мы последний раз виделись; три недели с тех пор, как она не отвечает на звонки и игнорирует сообщения в аське, периодически мелькая онлайн. дата моего последнего звонка - 25\11\2010. в этот день я нажала на кнопку вызова, ожидая услышать "алло" и спросить, за что на меня обиделись, и, ничего не дождавшись, положила трубку.
запомни эту дату, андре: двадцать пятого ноября ты перестала бороться за дружбу.

@темы: Пиздец, Смыслы

00:08 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
вчера умерли лесли нильсон и белла ахмадулина.
даже странно, что в момент, когда уходят люди, которых знаешь, ничего внутри не дергается.
чужую смерть не чувствуешь, как свою.
так и плывешь дальше, в лодке через озеро, полное трупов.
старею, минуя стадию взросления, безнадежно старею.

@темы: Впечатления, Смыслы

URL
16:54 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
иногда мне хочется открыть дневник, убрать под замок все личные записи, коих много до неприличия, и периодически сцеживать яд, выдавая короткие и емкие сардонические посты о том, как тяжело на свете без нагана. чтобы все вот это вот "ояебу, мое чувство прекрасного в коме от твоих работ, детка" и далее по тексту. слово "простите" употреблялось бы в единственном случае, предваряя оскорбление. слово "вина" не употреблялось бы вовсе. псевдолитературные излишки с излюбленной мною постановкой слов быстро заменились бы на краткие тезисные формулы, сводящиеся к постулату "в эфире наша ежедневная рубрика "оскорби старика". в моменты перегрева появлялись бы закрытки с пометкой "будете проходить мимо - проходите", и репутация страдающей сволочи с тонко чувствующей душой не заставила бы себя ждать. в целом звучит не так уж и страшно, как кажется: такого же много, плюнь - попадешь в непременно страдающую и непременно сволочь.
с минуту хочется, а потом - бац! - и проходит. ибо что я, в самом деле, как маленькая. в игры, что ли, не наигралась.

@темы: Смыслы

06:44 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
все нижеизложенное несет за собой единственную цель - выпустить наружу огромный ледяной ком, что мешает дышать; из-за этого кома я хрипло дышу и, задыхаясь, повторяю одну и ту же фразу, обнимая растерянную серую кошку: она уехала, сонь, понимаешь, она уехала.
этой ночью город укутало плотным одеялом белого-белого снега, и кажется, что он вырвался у меня из горла: снег - это тот самый ком, из-за которого я едва могу шептать. я обещала, что лягу спать, но, господи, нет ничего страшнее, чем засыпать на кровати с одной подушкой; дорогой глава небесной канцелярии, ты обязан законодательно запретить односпальные кровати, признать их восьмым смертным грехом. "не спи на кровати с одной подушкой", - должна гласить одиннадцатая заповедь, но под подушкой у меня футболка, которая отчаянно пахнет ею. да что там - тут везде запахи амортензии и сигаретного дыма.
как оказывается в итоге, когда она не просит включить музыку, в доме не остается ни единого звука, кроме тиканья часов, которые хочется разбить. без мелькающего в проеме двери силуэта не на что смотреть;, без мыслей о том, как бы исхитриться и вымешать на палитре акварелью ровный цвет карих глаз, не о чем думать; без сбитого дыхания около уха нечего чувствовать. от всего этого у меня в голове осталась одна белая метель на неровном пустом поле; ветер охапками поднимает с желтого ковыля манную крупу снега и собирает в вихрь.
как будто стоишь на пустой остановке ранним вьюжным утром, и - как назло - ни одного автобуса на многие сотни миль.
день, начатый снегом, кончится тогда, когда начнется метель (с)

@темы: Смыслы

09:25 

шутка за шуткой;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
когда я еще ходила пешком под стол, все окружающие свято убеждали мою маму, что ребенка нужно отдать в театр, а лучше всего - в цирк.
"кроме шуток, - произносили женщины высоким грудным контральто, - клоунада дашеньке очень бы подошла". потом я начала диктовать маленькие рассказы, и вердикт "клоун" был милостливо сменен на "писательницу". затем в детском саду начали проходить выставки рисунка, и даша стала великой художницей. по совместительству с писательством, разумеется.
между тем, клоунада никак не уходила - чем дальше, тем больше. "сногшибательное чувство юмора у ребенка, - замечали знакомые тем же грудным контральто. - может быть, писателем-сатириком станет? или комиксы рисовать начнет?". но одаренный ребенок почему-то не начинал делать ни того, ни другого. только смешил с усердием: то смешную рожу в камеру состроит, то на видеосъемке попозирует в клоунских позах. и не то чтобы наделена актерским даром (да нет же, эту раздачу при рождении пропустили), но известных личностей пародирует славно. вот и анекдотами всех замучила - ну, куда такую девать?
только внешне же все всегда изящней, ровнее, глаже. вечно пересматривая один и тот же эпизод из фильма "двенадцать" с монологом ефремова, я вижу одно и то же: вот мне восемь, и я слышу, как мама плачет в соседней комнате. старается быть потише, чтобы я не слышала, и от этого захлебывается. у мамы все чаще покрасневшие глаза и натянутая улыбка, и я не знаю, что мне делать. мне нечем помочь, я ничего не знаю и ничего не умею, кроме как смешить людей и писать глупости. отчаявшись сказать нечто воодушевляющее, нечто важное, нечто спасительное, я начинаю городить всякую чушь, сиять и корчить рожицы, смешно распахивать глазищи, сыпать фразочками. и постепенно мамино лицо разглаживается, становится чище; еще несколько минут - и она громко заливисто смеется. хохочет заразительным смехом, четко впечатавшимся в мою память.
через неделю мне стукнет девятнадцать, но на самом деле в чем-то мне до сих пор восемь; в самые трудные, самые сложные и больные моменты я продолжаю рассказывать один бесконечный анекдот, пытаясь выбить улыбку.
иногда мне говорят, что я несерьезна; говорят, что легкомысленна, если все, что я могу противопоставить проблемам, - смех. говорят, что ехидна, не умна, не ласкова, не хороша (с) порой искренне считают жизнерадостным идиотом с вечной этой фразой "расскажи что-нибудь смешное". правда в том, что смех - это тоже оборона; злой, добрый, уместный, неуместный - любой. время от времени от несоответствия жизненных реалий и широкой улыбки во все лицо меня рывком выбивает из колеи, но даже это того стоит.
и личный апокалипсис придет в день, когда я перестану смеяться.

@темы: Смыслы, Быт

23:25 

разговоры на кухне, ага;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
22:02 

эта страна (с)

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
об этом уже столько раз говорили и писали, что ничего нового мне не дано привнести, но и промолчать никак не получается.
говоря языком упрощенным, я патриот. что вовсе не означает, что я души не чаю во всех переобразованиях, припадаю ухом к земле и воспеваю родину-мать. презрительный оборот "эта страна (с)" не уходит из моей речи точно так же, как не уходил из лексикона невыездных во времена тотальной утечки мозгов за границу. я тоже критикую власть - пожалуй, даже больше, чем большинство соотечественников, которые, сидя на кухнях за рюмочкой чая, прекрасно знают, как управлять страной. при всем притом я люблю свой город, свою родину, свою историю, она всегда для меня важна и занимает чертовски объемную нишу; люди "этой страны (с)" вызывают у меня искреннее восхищение, удивление, смех, горечь, радость и печаль. из этих людей можно делать не то что гвозди - целые металлические исполины, тут каждый в своем роде полубог, а иные личности по масштабу и превосходят мифы. у "этой страны(с)" в расписании представлений сплошь трагикомедии, драмы и фарс; язык, которым можно дышать; ландшафты и просторы, от которых замирает предсердие. талант "этой страны (с)" не пропьешь тысячелетиями даже при учете рекордного потребления алкоголя на душу населения, здесь даже сварщики в своем роде гении. что касается людей искусства, то вспоминается почему-то довлатов: "в нашей конторе из тридцати двух сотрудников по штату двадцать восемь называли себя: "золотое перо республики"; мы трое в порядке оригинальности
назывались - серебряными; дима шер, написавший в одной корреспонденции: "искусственная почка - будничное явление наших будней", слыл дубовым пером".
но дело-то вовсе не в этом - не в патриотизме, не в перьях, не в шедеврах фольклора; дело в том, что при всей любви временами мне болезненно стыдно за "эту страну (с)". стыдно за мелкое, жалкое наше неумение признавать друг в друге людей, оксюморонное это отношение к человеческому фактору; люди - то, что во всех развитых странах давно принято за величайшее богатство, - для нас мусор, который не жалко пинать и выбрасывать. отношение, которое с успехом переносится с властных структур в народ и обратно: мол, если власть неправедна, то и у меня руки развязаны (с), а коль народ глуп и ленив, то и мне можно о нем забыть. мне стыдно за систему образования, в которой давно уже не нужны интеллектуальные кадры, а нужны только те, кто умеет класть кафель и строить нефтеперерабатывающие заводы; стыдно за наплевательское наше отношение к личности даже тех людей, кто рядом, и за масштабное игнорирование несогласных, выражающееся в лучшем случае в отсутствии свободной прессы.
но больше всего мне стыдно за то, что мы не умеем и никогда не умели принимать права друг друга как должное; за то, что мы не в состоянии признать кого-либо равными себе. в середине сентября министр иностранных дел германии женился на своем друге, и одной из первых его поздравила ангела меркель; спроецированная на российские реалии, ситуация эта кажется полуабсурдной - главным образом оттого, что по вопросу гомосексуализма в "этой стране (с)" бросаются в две крайности. первая - когда не говорят и не думают, а, сталкиваясь, морщатся и единодушно признают извращением или психическим отклонением (при благоприятном течении событий); вторая - когда говорят много, вступая в дискуссии и споры, в обличительном, обвинительном и насмешливом тоне, что всем уже набило оскомину и из-за чего мысль "да делайте что хотите, только хватит хавать мозги нормальным людям, не мешайте нам жить" прижилась как влитая. нигде не жмет и ниоткуда не торчат нитки.
я не ущемленная; меня никто не тыкал носом в то, что я вполне комфортно ощущаю себя среди представителей разных полов; никто не порывался меня лечить и не читал нотаций. я не хочу ни тиражирования гомосексуальной культуры, ни возведения ее в культ. но все, что я вижу сейчас при извечном нашем совковом отношении к "другой любви" - это либо интерес сексуальных фантазий, либо ярое отторжение. все, чего я хочу, - спокойно сказать в компании фразу "да, у меня есть девушка" вместо фразы "я люблю одного человека", отсутствие при этом извиняющегося или провокационнного тона, и ровное отношение со стороны окружающих людей, которое расценивалось бы как нормальное явление, мало чем отличающееся от взаимоотношений гетеросексуальных пар.
не бойся, "эта страна (с)", твой генофонд не вымрет и не пошатнется, а мои слова мало что решат в масштабе вселенной. но я могу спокойно сказать об этом друзьям, и когда-нибудь - хоть лет через дцать - их дети не будут использовать насмешливый тон, считать всех лесбиянок девушками с обложек "плейбоя", а геев - разукрашенными извращенцами в перьях.
когда-нибудь. дожить бы, простигосподи.

@темы: Смыслы, Торжество Дарвина

22:07 

details of my life;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
03:16 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
одна из самых прекрасных в мире вещей - человеческая неповторимость. обилие мыслей, идей, образов, бесконечное множество людских типажей, разность взглядов на привычные вещи, умение дополнять друг друга, как паззл, расширять чужие и собственные границы сознания через общение с другим человеком. между тем, обратная сторона этой вещи столь же ужасна, сколь прекрасна лицевая: от этой нашей упоительной единственности мы, бессознательно свыкшиеся с мыслью о собственной точке зрения, рано или поздно можем начать вертеться по ней, как земля по оси, - не сходя в сторону, не прислушиваясь к чужим словам, не вникая в суждения даже тех, кто нам дорог; мы, привыкшие к непонятости, обрекаем на нее и других своей идеальной осью вращения.
зачем мы это делаем, одному богу известно (впрочем, мне почему-то представляется, как он изрядно недоумевает, наблюдая за всем этим: как же так, я же не такого добивался!). безусловно, мы хотим лучшего. редкие люди по-настоящему хотят причинить боль, намеренно надавить и выцедить из близких мисочку свежей крови.
но дело не в крови, не в осях вращения и даже не в недоумении бога. дело в том, что мы делаем больно самым дорогим людям лишь потому, что не способны взглянуть на ситуацию с другой точки зрения. словно закостенели в одной позе и никак не можем сменить ракурс.
боже, если ты там что-нибудь чуешь, кроме недоумения, храни тех, кто понимает нас и тех, кого поняли мы.

@темы: Смыслы

19:07 

очередные судьбы постсоветского пространства;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
20:56 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
и вот я сама перестаю замечать момент, когда начинают раздражать люди. люди как аморфная масса, без конкретной привязки к личности. я раздражаюсь по таким поводам, которые даже смешно озвучивать: в маршрутках случайно выхватываю копну густых темно-рыжих волос и долго рассматриваю, успокаивая себя волшебными словами; дергаюсь, когда на улице привычно пытаются познакомиться молодые и не очень люди; на ужин покупаю себе вареную кукурузу и яблочный зефир, потом бегу в аптеку за гематогеном и долго стою под фонарем, разворачивая желтую обертку. на улице кутаюсь в куртку-путешественницу, дома - в одеяло; закладкой в очередной книге рубиной у меня уже давно стал рисунок, приклеенный на картонку (мальчишка с серебристым воротом на рисунке греет лучше, чем одеяло).
по ночам уже четкий стук града в стекло, холодно даже в клетчатом шерстяном пальто, и скоро, наверное, начнется снег. в голове калейдоскопом вертятся строчки, пары истории искусства заканчиваются как-то неправомерно быстро. "центральным лейтмотивом в искусстве древнекаменного века становится образ женского начала, - произносит алла николаевна хорошо поставленным голосом, плавно жестикулируя на фоне глиняной широкобедрой фигуры, светящейся на стенном мониторе люминесцентным светом. - обратите внимание, как первобытный художник изобразил этот прелестный треугольник на нижнем этаже...". и - то ли от "прелестного треугольника", то ли из-за и без того вертящихся по спирали мыслей, - меня едва ли не прошибает пот.
моя хорошая (странно так называть), я по тебе скучаю.

@темы: Смыслы

14:38 

мамочка, не сдавай ты меня в поэзию (с)

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
на самом деле андре наркоман.
стаж зависимости у нее довольно приличный: ну сколько лет - десять, пятнадцать? в масшабах вселенной это, конечно, щепоть, но андре-то еще только встречает девятнадцатую свою осень. наркотик у нее хитрый, глобально асоциальный. пока знакомые и приятели раскуривают по кругу анашу на чужих балконах, андре строит несуществующие миры. пока молодые да ранние пускаются во все тяжкие, андре создает лица и имена, прокручивает трехмерные сюжеты, как старую кинопленку, отрезает лишнее, добавляет недостающее.
андре привыкает к тому, что из-за жадной своей зависимости ей приходится рано или поздно терять людей - не каждый же может денно и нощно слушать о ломке, о дилерах, о поисках новой дозы. половина людей, которых она потеряла, - жертвы ее нескончаемого желания марать и марать бумагу, складывать буквы в слова, слова - в предложения. андре свыкается с мыслью, что за дозу ей приходится бороться: ее то пытаются научить уму-разуму, говоря "октись! хватит тратить время на писанину, она тебе ничего не даст!", то выбрасывают на помойку все ее мелко исписанные тетрадки, то обзывают сумасшедшей. особо мирные (редкий вид) вздыхают и произносят: "ты думаешь о своем наркотике больше, чем обо мне", и андре нечем крыть карту в ответ.
андре не то чтобы невероятно умна, гениально, несметно талантлива - положа руку на сердце, она мало чем отличается от большинства прямоходящих хомо сапиенсов. единственная черта, делающая ее более странной, чем окружающие, - это и есть та самая наркозависимость, что без конца и края толкает на покорение новых вершин.
андре страшно удивляется, в какой-то момент понимая, что можно уже перестать сражаться за право быть наркоманом, что есть кто-то, кто не кричит и не пилит ее за это, воспринимает дурной писательский довесок как еще одну часть целого, и от этого у андре странно подводит сердце.
она знает, что однажды - как и всех наркоманов - зависимость выбьет ее из седла, опрокинет на спину и убьет (шарахнет чем-нибудь в висок, не иначе).
но даже если и так, это определенно того стоит.

@темы: Смыслы

14:48 

о таких историях пишут послевоенные хроники;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
рая родилась в глухой сибирской деревне, отец погиб на войне, чахлая неграмотная мать была намертво придавлена войной и нищетой. сибирские зимы начала пятидесятых, с вечной этой отметкой в сорок, метелями, постоянным голодом добивали все то, что оставалось в хрупком равновесии после опустошительной великой отечественной, и рая тоже не стала счастливым исключением: в ее деревне не было даже школы, и ради нескольких уроков ей приходилось проходить через снег и воющий ветер несколько километров в соседний поселок. тем не менее, все входило в колею: рая выросла, превратилась из замученного голодом ребенка в молодую девушку - не самой блестящей красоты, по-крестьянски смекалистую, полуграмотную, но живую, выжившую вопреки всем бедам. судьба свела ее с юношей по имени владимир.
володя был из тех же, послевоенных, обморочных, недоевших, но, странное дело, рядом с будущей женой выглядел существом иного порядка. у володи - блестящий ум, настоящий, неакадемический, без налета чужих мнений. володе стать бы ученым, естествоиспытателем, мыслителем, первопроходцем - но какое уж там, если все, что у него есть - четыре класса злосчастной деревенской школы и несколько лет армии за плечами. володя женится на рае, переезжает в город, устраивается на завод вытачивать столярные детали, чтобы получить квартиру. райончик жалкий, глухая окраина, нефтезавод и не лучшая экология, но даже это - достижение; володе некому отдавать долги, всего до последней копейки он выбил сам - рая, сидящая на смешном окладе то в вахтершах, то в продавцах, мало что могла ему дать.
их первый ребенок, долгожданная девочка по имени галя (галенька, галочка, галюша), умирает еще в младенчестве - сказывается отсутствие приличной медицинской помощи и слабый, едва трепыхающийся послевоенный иммунитет. володе и рае бы развестись и начать новую жизнь, но они же честные люди, они могут жить и так - подкошенные, подломленные, с быстро умирающим интересом друг к другу. и словно оправдываются, зачиная двух новых детей: игоря и марину.
марина идет не в папу - вот где по-настоящему сказываются все военные беды. она слаба и неподвижна, "без способностей и талантов", худшая ученица в классе, едва дотянувшая на двойки и тройки свои восемь классов убогой "лесной школы". родители, мечтавшие о ребенке-вундеркинде, сумевшим бы воплотить в жизнь то, что им не дано, находят в ней крах всех ожиданий и от отчаяния устраивают то швеей, то техничкой; она останется мыть полы в школе и через сорок лет, незамужняя и бездетная, прозябающая во все той же нефтезаводской квартире.
но игорь, игорь, вот где светлая голова, проблеск, неограненный алмаз. с самого детства мальчик кипит деятельностью, хватает лучшие отметки в школе, подолгу сидит за учебниками. и школу, конечно, оканчивает с золотой медалью. мама плачет от счастья, отец вытирает скупые слезы, игореша поступает в политехнический университет на специальность инженера-программиста, там встречает жену, талантливую, милую, смешливую, фонтанирующую идеями маринку, которую он нежно зовет "маша", чтобы не путать с сестрой.
маша - ребенок из хорошей семьи, папа работает на военную промышленность и занимается вещами настолько секретными, что не смеет говорить об этом даже в семье, мама - первый секретарь районного горкома. маша для игореши - отличный шанс вырваться из беспробудной деревенской темени, и игореша вцепляется в этот шанс зубами. маша влюбляется безоглядно, они быстро женятся, машина мама от широты души покупает им прекрасную квартиру в центре города, устраивает на работу. через год у маши и игореши, конечно, рождается ребенок - дашка (дарья, дашенька, дашуля), всеобщая радость, услада сердца. даша избалована нещадно, выкупана в любви и заботе, у нее все получается, она с детства пишет, рисует, развлекает гостей, корчит рожицы, смотрит широко распахнутыми глазами, ворует апельсины и покрывается сыпью от диатеза. с дашей носятся, как с писаной торбой - золотой ребенок, умница, красавица, талант! и, казалось бы, чего больше ждать, вот же оно, подлинное счастье, выскреблись из своих послевоенных окопов, выбились в люди, перестали голодать и нуждаться, покупают дачу и третью машину.
но проходит двадцать лет, бесконечно долгих, больных и скорбных; однажды игорь понимает, что хочет большего, ему мало и мало, он боится снова упасть в крестьянский омут своих родителей, и под этой обезумленной тягой "скорее-быстрее-еще" он в одночасье бросает свою машу, подкошенную смертью отца и шизофренией; у игоря новая женщина, хищная, броская, сексуальная, у маши - тирания матери, антидепрессанты, несколько попыток суицида. она из таких попыток приводит к логичному завершению: пока в соседней комнате в пьяном угаре спит мать, маша выбрасывается из окна, не вынеся предательства игоря (игорька, игореши, света в окне).
игорь хоронит машу, забирает полумертвую от горя дочку, женится на своей хищнице и строит попытку новой жизни; машина мать пускается в алкогольный угар, неудачно ломает ногу и становится инвалидом. даша растет, убегает из дома от мачехи, почти перестает общаться с игорем, сутками просиживает у бабушки, не встающей с постели, выхаживает, устраивает на операции, однажды даже переезжает и промывает бабушке остеомелитные дыры в бедре, проевшие кожу до костей. даша готовится к потерям так, как иные люди готовятся к переездам; даша и есть вечный квартирант, кочевник, она живет на чемоданах и носит в сумке зубную щетку, не зная, где проснется завтра. одержимый все той же тягой, игорь бросает и эту жену, и следующую, женится в четвертый раз, становится заместителем министра промышленной политики; даша смотрит со стороны и не знает, отчего ей так тошно.
рая и володя гордятся сыном, у них получилось, сын воплотил надежды. только вот незадача: получив то, что хотели, они перестают его понимать. рая и володя - люди другой эпохи, их сын лишний, как кукушонок - они пытаются понять, чем он дышит, и не понимают даже языка, на котором он говорит. с дашей ситуация не лучше - они пытаются выспросить у нее, что такое профессия дизайнера, и терпят полный крах, неспособные даже осознать что-либо, выходящее за рамки привычного крестьянского мира. рая и володя почти не знают беспрестанно сменяющихся жен своего сына, не бывают у него дома, не присутствуют на свадьбах.
даша сидит у компьютера, смотрит в монитор и затягивается сигаретой, терпеливо втолковывая истеричной бабушке, что не может посвятить ей жизнь.
тик-так, тик-так.

@темы: Быт, Смыслы

23:31 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
понимаешь, мед, ну, так бывает: когда долго кусаешь коленку, остаются красные следы от зубов, словно кто-то (ты сама) пытался отгрызть тебе ногу и потерпел крах. так иногда делают волки, попадая в капкан охотника; помнишь, мы с тобой рассуждали, до какой точки отчаяния и зверского желания жить нужно дойти, чтобы оставить лапу в капкане. ты, в общем, умнее меня и уже тогда хорошо знала, что все это означает; ты как раз всю жизнь только и занимаешься тем, что отгрызаешь лапы, чтобы выжить, но я-то моложе, зеленее и идиотичнее, до меня-то доходит медленнее, из-под палки. а бывает: грянет гром, и не жалко ни лапы, ни всех других частей тела, щелкай челюстями и беги, беги. ну, хоть как-нибудь. автостопом по российским псевдодорогам, при скорости восемьдесят километров в час две с половиной тысячи километров - это фактически сутки. и, мед, не говори мне, что это бред, я все знаю. но ведь редкий случай, когда от цифр становится легче.
а ирония в том, что мне за это стыдно.
 

@темы: Смыслы

URL
16:42 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
вот, бывает, сидишь, куришь, пьешь кофе, предвкушаешь халявные курсы в дизайнерской студии, и тут - бац! - по инерции открываешь окно переписки с ноттом. а нету нотта, уехал на море, жди до конца августа. нетерпеливо смотришь на часы, как будто испытующий взгляд поможет приблизить 27 число. злишься на себя за эту свою щенячью тоску. открываешь дайри и пишешь бесцензурное перечисление того, кто такой нотт.
и вроде бы легче.

@темы: Быт, Смыслы

00:22 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
ирония в том, что мы, люди, всегда ищем в друг друге что-то, что помогает нам понять самих себя; этакий взаимовыгодный бартерный обмен. если говорить более схематично, то в отношениях двух людей (неважно, друзья, враги, любовники - тут без разницы) один плюс один равно три, в качестве цифры три выступают самые разные вещи. иногда даже одушевленные.
но когда открываешь в себе залежи чего-то невыразимо прекрасного, остается только говорить "я даже не знала, что умею любить так".
и если и есть вещи более удивительные и восхищающие, то я явно о них не в курсе.

@темы: Смыслы, Хорошее

URL
18:32 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
пожалуй, если есть что-то, что лучше всего характеризует мой город - это международный марафон. их даже два - первый проводится в начале августа после дня города, второй - в начале января, в сорокаградусные морозы и подчас гулкую воющую метель. двадцать тысяч человек собираются вместе, чтобы пробежать сорок километров от спальных районов до центра города по перекрытым оцепленным улицам; в день марафона в городе почти полностью перестает действовать транспорт, от количества топающих ног словно дрожат мосты.
два раза в год, наплевав на погоду, на климат, на все мирские блага, мой город концентрируется, как серная кислота, и превращается в одну сплошную массу людей в одинаковых футболках, неистово бегущую мимо торговых центров.
и отчего-то всякий раз я стараюсь скрыться подальше от этого апофеоза сибирского спорта, провалиться под землю, исчезнуть, вынырнуть - что угодно; в коллонаде бегущих ног с потемневшими венами мне видится что-то тревожное, чудовищное, бесконечная попытка сбежать от всего мира, унестись и не вернуться.
к обеду город останавливается, переводит дыхание, дает интервью, говорит на разных языках, а я внезапно чувствую себя совершенно разбитой - словно тоже бежала и так и не смогла убежать.
тесно мне, тесно (с) понтий пилат.

@темы: Смыслы, Торжество Дарвина, Быт

URL
16:02 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
и вот она дремлет на моей кровати, трогательно положив руку под голову, как маленькая, а я неотрывно смотрю на ровно поднимающиеся плечи с выпирающими косточками, которые так люблю я и так не любит она; периодически я подхожу, чтобы украдкой поцеловать ее куда придется, искренне надеясь, что она уже спит [ну, не трогай ты человека, завтра днем ей уже нужно быть на работе, а в самолете шанс выспаться равен нулю], и слышу спокойное дыхание и немой вопрос в кромке подрагивающих ресниц.
я курю третью сигарету и пытаюсь уговорить себя не думать о том, что нам осталось меньше двенадцати часов; три дня, куда они делись, почему так быстро утекли сквозь пальцы, и что это за пальцы, в конце концов, что так легко пропускают время.
и из чего связывается ком в горле - из любви?

@темы: Смыслы

URL
05:37 

очередной раз пересматриваю, да

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
сорок лет прошло, а мы до сих пор из коматозы выйти не можем, чемпионы по бегу в белых мешках (с)

читать дальше

@темы: Смыслы, Впечатления

04:37 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
нет, никакой исключительной художественной ценности этот пост не несет, одно лишь осколочное наблюдение, можно с чистой совестью пройти мимо.

@темы: Смыслы, Быт

URL

Блог Андре

главная