Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: смыслы (список заголовков)
16:14 

да, актуально.

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
а ты проглотила гусеницу, и ею совсем сыта
я не знаю, что на тебя нашло: проснись, говорю, проснись, у тебя между губ зола
рябь на твоём лице, моя родина, мне с тобой тяжело
твои пучеглазые боги шевелят окольцованными плавниками, выплывая из темноты
...
иногда мне казалось, что ничего лучшего со мною уже не произойдёт
потом я думал о том, что всё проходит, и это тоже пройдёт
после я говорил о том, что всё лучшее во мне ничем мне не обязано и живёт само по себе
потом я думал о том, что так много сказано и редко когда правдиво, тем более когда о себе
...
я смутно подозреваю, в чём таком мы здесь виноваты и продолжаю жить и так далее, выговариваться и лажать
знаешь, мы скоро вылезем из своей земли, завалимся на левый бок, достаточно лишь поднажать
как будто это пиздец как важно – делиться лучшим, что есть
мне безразлично, чем занимается мой бог, наверное, мне важно то, что он просто есть, он не может меня не есть
...
у меня внучка играет в третий квейк по сети, жучка выращивает растения, и им никак не получается расцвести
у меня на языке таблетки и имена, в адресной книгу на яндексе автоматически добавляются адреса
не бросай меня, у меня под черепной коробкой новые небеса
все равно скоро будет зима и снег, терпение и так далее, чёрная полоса, белая полоса
и я буду слушать шум лифта, скрип кровати и внутренние голоса
...
но дело не в перегородках, не в словах и не в их порядке
не в том, что мы здесь как овощи, вытащенные из грядки – не в этом, не в том, не в другом
потому что без разницы – кто кого, любовь – это когда между нами ничего нет
знаешь, любовь, это когда между нами совершенно ничего нет
пожалуйста, будьте подольше с любимыми наедине
(с) антон очиров, "тавро"

@темы: Смыслы

URL
19:18 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
и всякий раз на подъемах и спадах вспыхивает и гаснет один и тот же дремучий миг: балкон нашей квартиры в доме моего детства, знакомый пятый этаж, красная кирпичная кладка и рельефная архитектурная крыша. балкон очень длинный, выходит из зала и захватывает кухонное окно, за стеклом виден стадион металлистов и убегающий вдаль амурский поселок. впервые это приснилось мне лет восемь назад и с тех пор временами упорно вспыхивает в сознании: вот я пододвигаю табуретку, медленно ставлю голые ступни на прохладную деревянную поверхность, опираюсь руками о балки, осторожно ступаю на балконную перегородку, тоже деревянную, и оказываюсь между уютом теплой обжитой квартиры и сосущей ветряной бездной (пять этажей вниз и асфальтная дорожка - никаких шансов на выживание). я понятия не имею, зачем оказалась здесь, нет ни единого рационального объяснения тому, почему я стою в шаге от смерти, но меня отчаянно тянет в эту сосущую полетную мглу. в какой-то момент становится страшно, и равновесие мне отказывает - цепляясь за балконные ставни, я стараюсь удержаться на своем хрупком парапете и ступить обратно в покой и теплоту квартиры, но шестым чувством знаю, что там меня уже никто не ждет, а в бездне скопилось масса непережитого и важного, ждущего моего участия. неожиданно я выхватываю взглядом красную пожарную лестницу, уходящую на крышу. мое дело - лишь пересилить себя и сделать несколько шагов, зацепиться дрожащими пальцами за металл и подтянуться - и я спасена. один шаг, другой, секундное жгучее отчаяние "я не смогу, я не вынесу этого" затопляет разум, и я начинаю заваливаться на бок, падать к асфальтной дорожке. в последний момент отчаянье сменяется ощущением невероятной, нечеловеческой силы духа - и пальцы сами цепляются за пожарную лестницу, ступни находят опору, я перелетаю по чужим балконам, как кошка, отрываясь от тепла собственного дома и не боясь падения. во мне уже нет никакого страха (и не верится, что он был), я скачу по всем подоконникам вниз невесомой тенью, и какая-то женщина в окне нижнего этажа роняет тарелку, увидев мой силуэт за шторами.
ирония в том, что не какой-то гипотетический балкон, а самый настоящий, я помню его до последней деревянной доски на полу, девять лет назад с него сбросилась моя мать. женщина, уронившая тарелку, вполне конкретна: позже она давала показания, что видела тень, скользнувшую мимо окна ("как будто свалилась кошка, я точно вам говорю!").
на той перегородке стояла не я, а она, все эти ощущения - выстраданная безнадежность перед лицом новой и отсыревшие воспоминания старой жизни, в которой никто не ждет, - принадлежат не мне, а ей. все, что досталось мне, - родовая память, мистическая и невероятная способность знать и видеть то, что со мной никогда не случалось. это не похоже на спиритизм, но та нелепо оборванная жизнь иногда прорастает корнями в душу.
и всякий раз, когда я стою на пороге сложного выбора перед новым и старым, я, подобно ей, выбираю новое - с той разницей, что она предпочла упасть в бездну, а во мне просыпается темная жгучая сила и уверенность, что я все смогу пережить.

@темы: Быт, Смыслы

URL
00:35 

lock Доступ к записи ограничен

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:49 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
возвышенная часть поста: боже, как я неприлично счастлива! красивая, я подарю тебе гребень для длинных твоих волос ©
приземленная часть поста: около монитора стоит подарок отца - корзина с цветами, лепестки из конфет и мармелада, трюфеля, глянцевые леденцы, ежевичное и малиновое желе в ярких обертках; приемная комиссия политеха наполнена чудесными людьми со смеющимися глазами и цветными бейджами на рубашках, и завтра я точно заберу документы из своего разнесчастного педа; мама, ты тоже училась в политехе, я повторяюсь, но мне ничего не жаль; проходной балл пока что удивляет низким порогом, 170 баллов на бюджет за три экзамена, два из которых - литература и русский в формате егэ, о которых мне даже не волнуется и не колышется; шестого июля сдавать рисунок, и, не сдержавшись, я таки купила себе изумительное издание по основам академического рисунка - широкий основательный переплет, запах свежей типографской краски, пятьсот страниц восхитительного языка и упоительных примеров; кохиноровские карандаши разной мягкости, чертежные листы, ластики - все рядом, все можно потрогать, покрутить в руках, разглядеть и едва ли не попробовать на вкус. город в июньском громе, дождях и молниях, а уличный торговец фруктами подарил мне авокадо как "самой улыбчивой девушке в эту стужу". с самого утра отец уехал в свадебное путешествие, дом пуст, но нисколько не одинок, и, кажется, это отличный повод в оставшиеся две недели, обложившись фруктами, рисовать все, что придет в голову. мне не хватает знакомого голоса и ароматов волос, теней и световых бликов на плечевых косточках, но рано или поздно столбы километров проедут мимо, потому что мир - это шар. самая совершенная форма.

апд: и если я вечером где-нибудь тут не промелькну, пожаааалуйста, разбудите меня, мне совсем не хочется пропускать день летнего солнцестояния = ))

@темы: Хорошее, Смыслы

00:07 

lock Доступ к записи ограничен

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:27 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
внезапно. несколько торопливых слов о любви ©
тезисно о подоплеке: тексты в большинстве своем не мои, но навеяно легким скопищем мыслей, в том числе и о моих персонажах; 4 и 10 - селвин яксли, 5,7 и 9 - андромеда, остальное - личные загоны))
давненько я не брал в руки шашек!

@темы: Фотошоп, Смыслы

14:24 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
обрисуем ситуацию.
у моей бывшей мачехи есть брат, зовут его простым именем валера. с детства мечтал летать - сначала осваивал кукурузники, потом перешел на боинги, сейчас стал не последним летчиком в аэрофлоте. и все бы замечательно, если бы не фамильная черта характера - редкая взрывчатость на грани истерии. девять месяцев в году валера летал вокруг света - иран, арабские эмираты, европа. в оставшиеся три месяца он, лишенный возможности выплескивать скапливающееся раздражение, пил как лошадь и страшно сорил деньгами. и вот здесь-то и открывался самый примечательный его грешок - всю свою энергию валера выливал на дочь.
дочь звали машей, это была не самая приятная в общении девочка с манией правильности, ехидным голосочком и манерой пакостить ближнему своему. между тем, маше доставалось по полной программе - вся валерина энергия главным образом уходила в насильственные меры воспитания. обнаружив в дневнике дочери четверку, валера находил выход всем своим терзаниям - просто бил, бил тяжело, по-мужски, выверенным просчитанным ударом, оставляя синяки, ссадины и кровоподтеки. бил, материл, унижал, после чего одаривал деньгами и улетал в очередной дальний рейс на пару месяцев, а она оставалась - вместе со всеми своими ноющими хрящами.
маше стукнуло лет четырнадцать, у нее начались месячные; "начались" - не совсем правильное слово, потому что шли они больше двух месяцев без перерыва. она теряла столько крови, сколько не теряют при авариях, катастрофах и почечных операциях. обеспокоенные мать и бабушка упекли ее в клинику, но даже там под нее можно было подставлять ведра. сердобольные врачи, недолго думая, посадили ребенка на гормональные препараты, остановили потоки крови и успокоились.
маша поправилась - конечно, физически, а не морально. циклы вошли в норму. от гормонов ее плечи разнесло, как у волейболистов; при всей своей и без того не самой примечательной внешности она стала похожа на робота американской сборки с неправильными пропорциями тела, и хотя для всех ее друзей и приятелей это не играло никакой роли, сама она старалась пореже подходить к зеркалу.
валера переехал в москву, взяв с собой жену и зачав новую дочь - подозреваю, что он просто струсил перед перспективой ежедневно видеть то, что он сделал с собственным ребенком. маша осталась в омске вместе со своей бабушкой и поступила в медицинскую академию. трехлетнюю сестренку она не очень-то любит - должно быть, оттого, что прекрасно знает: эту девочку валера не тронет и пальцем.
вот такая история без особых точек и знаков препинания.
к чему я ее вспомнила? к двум вещам сразу:
а) напомните мне быть пожестче и слать к чертовой матери всех своих распрекрасных гламурных однокурсниц, впадающих в депрессию от сломанного ногтя;
б) а еще - иногда - мне хочется рассказать это тем, кто считает, что семья - самое безопасное место на планете, оплот всего сущего и единственное спасение. я вовсе не отрицаю того, что это идеальный вариант и что так бывает, но как же глупо грести все под одну гребенку, глупо думать, что раз есть идеал, то иначе и быть не может. так случается, что самые близкие люди ломают почище всех врагов; по сути, никто, кроме близких, сломать не может по определению, никто не нащупает больных мест, если не знает четкого их расположения, а они, эти близкие, знают лучше всех на свете.
это вовсе не призыв отгородиться от всех близких контактов, напротив - попытка уяснить, зачем люди так жестоки с теми, кого любят.
мы учим друг друга ненависти в пределах одной семьи и потом удивляемся, откуда берутся войны, терроризм, великие диктаторы.
что я хочу всем этим сказать? вовсе не плохо жить в счастливой семье и искренне верить, что так и должно быть. вовсе не плохо доверять, любить, заботиться. все это прекрасно, пока не перерастает в формы отрицания всего прочего. я не пессимист и не скептик, больше всего на свете мне нравится радоваться за чужое счастье, но всякий раз, когда мамины сынки и папины дочки, воспитанные в атмосфере полнейшего благополучия, начинают заявлять мне о том, что некий N вчера сбежал из дома, потому что у них что-то там произошло [может быть, стоит перестать с ним общаться, как ты думаешь?], у меня отчаянно тошнит руки.
господи, сделай так, чтобы собственное счастье не делало нас слепыми и жестокими к тем, кто этого лишен.

@темы: Смыслы

01:57 

lock Доступ к записи ограничен

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
себе, на память. светлое.

URL
13:46 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
давно порывалась ляпнуть что-то псевдолитературное и в кои-то веки нашла повод.
тезисно рассказ вот о чем: есть на свете порода людей, которые не умеют не_читать. я - из тех ненормальных, которые хватают все протягиваемые листовки и каждый раз дотошно их прочитывают; из людей, которые читают вывески, объявления, рекламные плакаты, стенды, грамоты - что угодно. буквы всегда меня успокаивали; я редко могу уснуть, не пролистав на ночь главу первой попавшейся книги, чужой пост, фик, смс-ку - хоть что-нибудь. книга и тетрадка в сумке стали непременными атрибутами жизни, без которых я начинаю чувствовать себя едва ли не ущербной. такой вот жизнерадостный порок.
в этих условиях вполне естественно, что, забывая вовремя заглянуть в книжный, я начинаю судорожно перебирать имеющуюся в наличии печатную продукцию, с каждым днем все придирчивее поглядывая на заголовки. есть у меня такой пунктик: люблю качественность литературы. эта "качественность" не всегда проявляется в ее непременной серьезности. в конце концов, клоунада - тоже искусство, которое не каждому под силу. для меня хорошая книга (не имеет значения ни жанр, ни принадлежность к моде, ни прославленность, ни количество экземпляров в тираже и впечатляющие рецензии) определяется фактором отношения, теми силами, что в нее заложил автор.
до права что-либо критиковать мне далеко, как до космоса, поэтому дальше личного мнения стараюсь не заходить. тем не менее, если отвлечься от всех романтических окрасок, писатель - такое же ремесло, как и все другие, а в чем-то - труд куда более каторжный, чем многие. и я считаю вполне естественным выдвигать некие требования к результату писательского труда - если есть какие-то нормативы для шахтера, почему их не может быть для человека, зарабатывающего себе на жизнь ваянием книг? впрочем, тут срабатывает мое патологическое неприятие всяческого расчленения литературы - у меня на филфаке нормой считается вспарывание букв, фраз и глав по принятым образцам. примерно так же патологоанатом режет труп, вынося заключение о причине смерти.
хорошая книга высасывает из автора душу. меееедленно- медленно, до самого донца. дает передышку, потом тянет жилы заново. и это для меня, пожалуй, главный критерий "читать/не читать" - степень присутствия автора. нештампованность книг, ручная работа. это же - и причина того, почему я на дух не переношу всяких мураками, коэльо, пелевиных и далее по списку. мода сделала их обезличенными, поставила на конвейер и требует хлеба и зрелищ - какая уж тут душа, побойтесь бога.
к чему был этот бессодержательный поток кипяченой воды? четыре дня назад я дочитала последнюю книгу рубиной, оставшуюся у меня в загашнике (а дину рубину я люблю нежной пламенной любовью, и есть за что), и села перерывать свои залежи. нашла "милые кости" элис сиболд (черт знает, как ко мне попала эта книга), с горя взялась читать. и вроде бы все гладенько - история погибшей девочки, смотрящей с небес на свою разрушенную трагедией семью, ее размышления, наблюдения, доводы. простой, незамудренный язык, периодически проскакивающая амбициозность, местами мелькают весьма любопытные мысли. изъяна два: во первых, конечно, порядочная доля сентиментализма, в таких формах мною не воспринимая, и - опять же - претензии. никак не отпускало чувство, что сиболд писала с прицелом на то, что "милые кости" однозначно переведут на языков эдак дцать.
очередной сборник довлатова, что ли, найти.
или наконец-то добить набокова. хоть душа отдохнет.

@темы: Смыслы

17:18 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
деда володя - удивительный человек; пожалуй, таких добрых людей мне не приходилось больше встречать. он живет в грустной усталой жизни, похожей на антураж гоголевской "шинели"; в этой жизни самой большой радостью является заветное пластиковое окно или доски, случайно доставшиеся на починку бани. у него не было возможности получить хорошее образование, и шесть лет в сельской школе мало чем помогли; всю жизнь проработал слесарем на заводе и в свободное время занимается тем, что вытачивает изумительной красоты табуреты, стулья, столы; все его произведения деревянного зодчества можно смело выставлять в музеях. этот человек своими руками в одиночку построил двухэтажный дом с фантастическими узорами на балконных перегородках; уже на пенсии он соорудил баню и вручную выложил чудеснейшую печь; фантастически готовит по старинным рецептам и самостоятельно печет мягкий, ароматнейший хлеб с сумасбродным запахом, а еще он плетет рыболовные сети, изготавливает деревянные подвесные самолеты размером не больше ладони и трогательно обнимает так, что хрустят реберные кости. из него трудно вытянуть лишнее слово, но при своем фактическом отсутствии академического образования он знает больше, чем доктор наук, и запросто может рассказать о нравах австралийских аборигенов или особенностях религиозного воспитания на гималайских горах. пятьдесят лет своей жизни он курил каждые пять минут, а потом внезапно бросил в один день и больше не притрагивался к сигаретам.
ему почти семьдесят; светлые радужные глаза за выпуклыми стеклами очков, светлые рубашки с карманами, протертые на коленях брюки, светлый вихор поредевших волос. когда он смотрит прямым лукавым взглядом с отчетливо проступающими слезами любви, его хочется обнять и прижаться к всегда колючей щеке. у него искрометный юмор и насквозь больное сердце, звериная, инстинктивная проницательность и спокойная рассудительность в словах; безусловно, он - человек старой закалки, и его почти невозможно провести, но он демократичен в нравах и никогда не пускался в наставления и порицания.
у меня самый прекрасный дед на планете, и иногда я очень за него боюсь.
спасибо тебе, деда володя. я очень тебя люблю.

@темы: Быт, Смыслы

06:31 

здравствуй, чашка, как ты здесь?

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
все, пройдено и не болит уже. небрежная симуляция, не более; пожалуйста, можно я никогда не буду останавливаться?
это вовсе не печальные времена, просто меня, как водится, не существует.
существует спонтанная нежность и желание быть причастной ©


настя сказала позавчера вечером, что мы не остаемся в чужих судьбах (речь о персонажах, но пару дней назад я перестала чувствовать разницу)
я возражала и ей, и мелани, и готова возражать снова, потому что - остаемся; из дзержинска в воронеж едет моя разнесчастная бедолажная куртка на пару с синей рубашкой, в кошельке полно билетиков чужих городов, я смотрю в окно и привычно жду, когда картинка начнет ехать мимо, а она замирает на одном месте и дергается лишь тогда, когда оглядываюсь в поисках платков.
мы остаемся; там, на брусчатке, на балконах, тротуарах, тамбурах, взлетно-посадочной полосе; в недопитых кружках, бокалах, чашках, в бутылках пива розмерты, под фонарями, на лавках, дурацких надписях, кухонной темноте, запахе волос (шампунь и сигареты, мееел), в заразительном хохоте, невнятных переживаниях, взглядах, улыбках, на бесчисленных ступеньках нижегородского кремля, в неразобранных сумках, фантиках, невероятных реках, чужих постелях; мы остаемся и оставляем что-то, не то подаренное, не то сбереженное. куда-то стремимся, бежим, уходим, делаем глупые вещи, говорим все больше об умном разбрасываем себя, как семена чего-то великого, словно паззл, который никак не сложится (с)


так выходишь за рамки морали, вспоминаешь зыбкость границ добра и чужого добра.
если повезет - становишься одиссеем, который воды соленой в жаждущий рот набрал ©

все дело в уровне ожиданий; в том, что ты летишь через размашистую горемычную страну, срываясь с места в крайние сроки, ничего толком не представляя, сведенная с ума одной возможностью обнять и сказать все глазами, ничего не рассказывая клавиатуре; а потом внезапно оказываешься среди тех людей, которым (момент озарения) готова очень многое отдать; возвращаешься сквозь личную одиссею, переполненная чем-то, что не складывается в буквы, и никак не можешь узнать города, в котором прожила восемнадцать лет; едешь-едешь по знакомым улицам, вытираешь следы своей жалкости со скул и судорожно вспоминаешь, где можно купить сигареты, и вспоминаются почему-то только московский ларек со словоохотливым кавказцем и магазинчики на дзержинских остановках.
а там, наверху, на пушистой перине облаков, спит кто-то, сводящий разные линии в единую точку (начальник самой большой железной дороги). я видела эти облака дважды, первый раз они темнели к москве, второй - прятались в сумрачной сини; эти облака созданы для того, чтобы на них спать, и пусть теперь кто-то рискнет обосновать мне атеизм.
а отец спрашивает:
- но если все хорошо, почему плачешь, дарья?
и ответ получается очень честным:
- счастлива.


по ночному местечку иерусалима пронесся погром. наутро федор проходит мимо скобяной лавки, на дверях которой погромщики распяли его соседа хаима.
- хаим, тебе больно? - спрашивает он.
- нет, - отвечает полуживой хаим. - только когда смеюсь.

@темы: Хорошее, Пиздец, Ролевые, Смыслы

22:50 

мы стали лишние на празднике тишины;

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
объективно - есть что сказать, но нет слов, чтобы выразить.
как будто внезапно начал думать на другом языке; мучительно выстраиваешь конструкции, шагаешь через символы и аллегории, упрощаешь словарь, перекраиваешь все к чертовой матери - и все равно ничего не можешь объяснить.
иногда я страшно жалею о том, как мало мы, люди, можем сделать друг для друга, не вдаваясь в материальные ценности и тактильное восприятие. очень мало и очень много - но почему-то все чаще всплывает сравнение об айсбергах (над водой всего десять процентов, какая ирония!)
лексические словари мира, я перестала с вами ладить.
здравствуй, я все еще маленькая глупая, но уже непретенциозная; и я все еще муторно люблю тебя, и мне хотя бы не бояться услышать твой голос; и все еще глубоко за десять, что поправимо; и ты до сих пор звучишь резонансом и никуда не деваешься (с)

@темы: Смыслы, Быт

URL
03:43 

lock Доступ к записи ограничен

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:29 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
почему ни один креативщик из икеа еще не додумался разработать компактненькие подвесные полочки для "систематизации и хранения" эмоций? чтоб вот так - р-раз! - припекло, вытащил из-под ребер, сунул в коробочку, встряхнул, разложил аккуратненько, пыл стер и - ага, ясненько, вот тут у нас любовь, вот тут у нас ложь, вот тут радость, тут счастье, тут полный пиздец, тут "я ничего и никому не должен" и так далее по кривой. как было бы удобненько, а. не понравилось - выложил ( "завтра надену" ). постирал, погладил, вытащил, привел в надлежащий вид. и сунул обратно за ребра. чтобы перед сном вытащить и положить обратно.
креативщики из икеа, на вас вся надежда - без подвесной полочки для эмоций я точно скоро чокнусь.
и_как_спрашивается_я_умудрилась_внезапно_по_уши.
ну, и на фоне - растерянная эйфория.

апд. кому я вру - не внезапно же!)

@темы: Пиздец, Смыслы, Быт

URL
19:07 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
а у меня сессия, нет времени на сон и нормальную пищу,
много кофе, ред булл, сигареты, хроническая усталость;
удивительно, что на фоне всего этого потрясательно обострилось чувственное восприятие:
все больше наблюдательности к миру, выхватывание из толпы силуэтов и линий, искреннее восхищение пропорциями человеческого тела, узкими галстуками, изгибами шеи и ямочками на щеках.
не знаю, откуда это берется, но даже в такие сложные периоды по-прежнему мелькают лучи солнца сквозь тучи; несколько дней подряд пыталась понять, почему мне так отдаленно знакома преподавательница культурологии и почему она смотрит на меня, как на ожившее привидение. сегодня сдала ей зачет и услышала: даша, пожалуйста, останьтесь на пару минут. все вышли из аудитории, я смотрю на нее, она - на меня, и вдруг говорит севшим голосом:
- а я тебя первый раз увидела и чуть не разрыдалась: марина зашла в аудиторию.
марина - это моя мама; удивительно, ее нет уже почти девять лет, но люди по-прежнему называют меня этим именем и обостренно помнят; когда преподавательница культурологии обнимала меня за плечи и говорила, что мы действительно фантастически похожи - обе "солнечные девочки с грустными-грустными глазами", мне почему-то тоже захотелось плакать.
стыдно, но я почти не помню имен, и когда каждая старая мамина подруга спрашивает, справляюсь ли я, мне нечего ответить; хотелось бы высчитать определенный процент "справляемости"; быть таким и таким, собирать свое сердце, которое разлетается на светящиеся куски (с)
я живу в универе, который устала видеть, но в редкие минуты сна мне снятся кремль и эрмитаж; возможно, мы с мамой действительно слишком похожи: любовь к мужчинам корежила ее и била под сердце, и когда в полдень мы с денисом пьем мохито у меня дома, я всякий раз уворачиваюсь от поцелуя, потому что разучилась слышать мужские интонации и отчего-то слышу только женские.
весна вступила в свои права.

@темы: Быт, Смыслы

20:04 

lock Доступ к записи ограничен

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
извините, личное, открыто только ПЧ.
о городе.

URL
16:54 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
пересмотрела "птицу-гоголь" парфенова - документальный фильм о николае васильевиче, в который влюбилась еще в прошлом году. сразу оговорюсь, что это уникальная в своем роде документалка, которую смотришь как художественный фильм - следишь за поворотами сюжета, восхищаешься поразительной графикой, смысловыми завитками и поразительной, ни на что не похожей атмосферой. музыка, графика, монологи, авторские куски, прочитанные земфирой и табаковым, ахеджаковой и мироновым, калягиным и нееловым, собственная парфеновская линия с путешествием по всему свету и точным воссозданием гоголевского петербурга, москвы, украины, рима, ниццы, парижа, бельгии - все это образует удивительную фантасмагорию, фильм разворачивается перед зрителем, как конверт со множеством потайных кармашков, как запыленная книга, первое издание "мертвых душ".
если говорить о гоголе, то как писатель он дается мне довольно тяжело, хотя даже самый ярый противник творчества николая васильевича не сможет отрицать великую силу его творений, размах и энциклопедичность, тонкие переливы и почти невесомые грани между характерами, множество упоительных деталей и невероятную, уникальную палитру русской жизни, развернувшуюся в гоголевских строчках - ту, на которой в той или иной мере выросли все послегоголевские писатели новой россии. но здесь мне хотелось бы упомянуть не столько о самом гоголе, сколько об удивительном труде леонида парфенова.
парфенов для меня - идол российской журналистики, уникальный человек, добившийся высочайшего уровня профессионализма, со своим самобытным стилем, который в последствии перенял весь коллектив телеканала нтв. при этом, говоря о предметах своего журналистского исследования, он никогда не переманивает на себя внимание, не пытается самореализоваться через чужую славу, "выпрыгнуть" из общего строя, сохраняя одновременно и приближенность к зрителю, и тактичную дистантность, и потрясающий, ни на что не похожий художественный вкус. для меня на данный момент нет второго такого российского журналиста, который мог бы так сильно зацепить и поразить своим вдумчивым, аккуратным отношением к предмету. именно такие люди и составляют творческую интеллигенцию, и "птица-гоголь" - блистательный тому пример. при всем притом нельзя не заметить то, что журналистика сама по себе - волчья сфера деятельности, где чуть зазеваешься - запросто отхватят локоть, а в декорациях цветут буйным цветом чернуха и желтизна, которые всегда сколачивают людям славу и репутацию - пусть и с явным неприятным душком. парфенов в этом плане абсолютно уникален - без следа пошлости, скандальности и грязных приемов он умудрился создать документалку, в которую погружаешься с головой; фильм, вызывающий непроизвольное, ненатянутое восхищение.
так что советую, господа) второго такого шедевра просто не найти.

@темы: Впечатления, Смыслы

11:17 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
так уж вышло, что цивилизация так или иначе строится на постоянном плагиате и подворовывании. кто-то что-то придумал, кто-то идею развил, кто-то стырил чужое, и понеслось по накатанной. развитие - это чаще всего как раз бесконечное перемусоливание одного и того же, и каждый раз - с новым результатом (кстати говоря, то же самое определение относится к шизофрении; развитие=шизофрения, страшно забавно, если подумать).
но это о плагиате в мировых масштабах. на этом лекция о пользе воровства в эволюции закончена, приступаем к пунктику о мелких шалостях.
в вопросах фандомного (ролевого в частности) плагиата меня всегда страшно интересовал вопрос об уважении и самоуважении. прямо говоря, все мы грешны, но есть разница между так называемой реминисценцией (грубо говоря - цитированием без кавычек, чем занимаются все без исключения и что совершенно нормально) и тихим пользованием чужими идеями. о подсознательном плагиате, которого так все боятся, я не говорю - ибо винить тут не за что, это даже в каком-то смысле похвала автору - это ж какой образ надо создать, чтоб он так глубоко в разум впился, что человек использует его не задумываясь.
но когда твои идеи (это я сейчас не конкретно о своих, а абстрактно), внешности, аллюзии, мелкие детали аккуратненько под копирочку куда-то переносят, не спрашивая разрешения (да и какое уж тут разрешение!), невольно встает два вопроса, связанных с уважением.
1) плагиат по сути - это признание собственной несостоятельности. "я не могу ничего придумать сам, поэтому довольствуюсь тем, что придумали другие". это ж как надо себя не уважать, чтобы так думать. бррр.
2) с другой стороны, плагиат, грешащий очевидностью, - это как плевок в лицо автору, особенно при личном знакомстве. "я ворую у тебя идеи, и это так очевидно, что только дурак не поймет; я искренне верю в то, что ты об этом не узнаешь, а значит, я считаю тебя дураком". это ж как надо автора идеи не уважать, чтобы так полагать.
забавная ситуация вырисовывается - противоречащие формулировки.
и в этом смысле мой тег "дарвин торжествует" сейчас как нельзя кстати.
потому что мы не люди, а обезьяны какие-то, право слово.

@темы: Торжество Дарвина, Смыслы, Ролевые

16:11 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
и почему-то каждый раз, когда я открываю ворд с этим фиком, голова наполняется мыслями, от которых легко и просто дышать; вероятнее всего, это потому, что планирую в ближайшие несколько дней его дописать и перелистнуть страницу длиной в два с лишним года - пришло время ставить точку вместо привычной запятой, мне осталось не больше десяти страниц, разбитых на пару глав, и это заставляет подводить некие итоги.
тут есть своя символика: я начала писать "здравствуйте, мистер бог" в день, когда переехала с вещами к отцу, просто включила новый компьютер и открыла стар-оффис, замененный позже на ворд, а потом все пошло само, без вмешательства разума. один из самых стилистически несовершенных, кривых и аушных моих фиков, но в нем есть и была душа, ожидание новой жизни, которым в те времена я была наполнена до краев, и светлость, которую хотелось пить, как воду. и вроде бы не так много страниц - всего лишь сто листов за два долгих года, но этот путь пройден, лошадь на скачках прыгнула через преграду.
два года - это не много, но в них вложено столько, что и не сосчитать. за эти два года я успела выпуститься и поступить, прийти на ролевые, уйти с них и снова вернуться; успела трижды переехать, два раза из них - в одно и то же место; успела свыкнуться с мыслью, что смерть родных осязаема, как ткань, и что на каком-то этапе ее можно временно победить; я успела познакомиться с миллионом потрясающих людей, несколько раз влюбиться, забраться в депрессию и выбраться из нее; успела многому научиться и стать значительно старше во многих аспектах. это - лишь секундная часть всего, что произошло за семьсот с лишним дней и ночей, но оно реально. а в моем ворде по-прежнему лежит этот фик, и я по-прежнему думаю о нем, прислоняясь лбом к запотевшему стеклу маршрутки и слушая луи армстронга.
прошло два с лишним года, пришло время обрывать многоточия, и вот что удивительно: я действительно вернулась в исходное место, я заканчиваю фик там же, где его начинала, с той же пепельницей и в той же квартире.

в этом нет ничего нового, но иногда приходит удивительное понимание важности ожидания. и того, что на самом деле я жду очень многих людей, и вовсе неважно, что они здесь, а я там (именно так, не иначе). что в данную конкретную минуту я пью свой каппучино и действительно жду людей, не ради проформы и галочки, не для того, чтобы просто спросить "как ты?" в порядке приличия, а потому, что просто дороги и нужны. все это - презираемая мною техника, аськи, дайри, смски, скрипты, коды, ссылки, пустые обмены информацией, но за нагромождениями смайликов есть что-то очень важное, то, что заставляет спрашивать по-настоящему, знать, что ждешь без тоски и печали, со светлой и доброй грустью, и кто-то тоже тебя ждет - не бывает иначе. я часто боюсь показаться навязчивой, редко пишу кому-нибудь первой и страшно себя за это ругаю, могу пропадать месяцами и возвращаться внезапнее, чем исчезла, что нисколько не красит, но это не имеет с ожиданием ничего общего, потому что, просыпаясь в восемь утра и сидя на микроволновке с чашкой кофе, сигаретой и в одной майке, я думаю о тех, кто всегда живет рядом с желудочком сердца, наполняя жизнью и меня тоже, и для меня перестало иметь значение, живут они на соседней улице или за три с половиной тысячи километров.
спасибо вам, дорогие, вы нужны мне, и мне очень жаль, что я не всегда рядом.

@темы: Смыслы

09:24 

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
с другой стороны, вы сейчас веселитесь в билингве, и не знаете, что вы можете быть счастливы просто так
каждый день, ничего не делая ради этого, не зарабатывая денег, не раскрывая рта ©


с утра села писать главу в "здравствуйте, мистер бог" и зависла над собственными строчками. подумать только, проходят года, месяцы и недели, а я все думаю: почему мы всегда стремимся к самооправданию? ищем меру "правильно - неправильно" (или мера находит нас), все желаем поступать так, чтобы не упасть в грязь лицом и нравиться людям; когда мы все-таки падаем в эту грязь, отчаянно ищем способ доказать окружающим, что "я не такой", что ошибка была случайностью, а не законным порядком вещей, что наша нетвердая поступь - не более чем временное явление. на деле же все складывается так, что нам никогда не стать воплощением всепрощения и милосердия. нам не всегда удается свернуть горы и стать хозяином собственной жизни; мы бываем жалкими и безадресными и не поступаем по совести; по сути, каждый из нас эгоцентричен и иногда падает ниже плинтуса, а порой и всю жизнь там существует, но к чему это вечное самодоказательство, к чему бесконечные попытки оправдать себя перед собой и окружающими?
мы не стали тем, кем мечтали быть в детстве, наша жизнь отнюдь не похожа на сказочную картинку, нам не хватает любви, денег, самоуважения, но мы - это мы, аксиома по умолчанию.
почему мы всегда делаем из себя теорему?

@темы: Смыслы, Торжество Дарвина

Блог Андре

главная