• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: смыслы (список заголовков)
10:44 

Белым-бело

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Дети на Руси — существа загадочные. Науке мало что о них известно.
Например, до сих пор неясно, куда уходят дети, когда вырастают. Откуда берутся взрослые — тоже загадка. Ведь не может же быть такое, чтобы дети и взрослые были людьми одинаковыми, из одной плоти и крови. Так не бывает. Любой дурак из Государственной думы (а выбор такой, что бери не хочу) в курсе, что ребёнок — существо неземное, сотканное из ветров и морской пены. Никто не знает, что у него на уме.
Только расслабишься, примешь за человека, покажешь ему что-нибудь этакое, а он бах! — и чёрте что творит.
Боевик при нём включи — он сразу людей резать побежит.
Гея покажи — к однокласснику приставать начнёт.
Место ему в автобусе не уступишь, развалится совсем, бедолага.
Вино при ребёнке купишь — всё, плакала твоя свиданка с апостолом Петром, будешь вечно в аду гнить, зараза такая.
Запомните, детьми рисковать нельзя. Кто их знает, этих богоподобных созданий. На всякий случай лучше всё закрывать белым пластиком.
Вот сигареты, к примеру. Сигареты ребёнок видеть не должен. Ему же пачку покажи — он сразу закурит. Надо быть умнее, деликатнее. В супермаркетах стенды с сигаретами будем закрывать пластиковыми панелями. Пущай антихристы, которые до сих пор не бросили, мнутся около кассы с шаманскими приседаниями: кент продаёте? парламент есть? а что есть? а сколько стоит?
Дальше пойдём.
Прикроем белым пластиком бомжей, что спят у подъезда. Негоже показывать этакие кошмары божественным существам. Прикроем наркоманов. Алкоголиков. Проституток. Прикроем инвалидов. Больных. Особенно неизлечимых. Спидозников прикроем. Вредную соседку Тамарку с четвёртого этажа. Её мужа-дебошира. Прикроем их злобную тёщу, что жарит котлеты на машинном масле. Прикроем подъезд, в котором они живут, весь синий от побоев, с трещинами и потёками. Прикроем кухню в четыре квадратных метра и чешский гарнитур семьдесят первого года выпуска.
Прикроем усталость. Скандальность. Беззаконие. Глупость. Безграмотность. Леность. Вывеску «Добро пожаловать в Омск». Запакуем в белизну нелегальные парковки, русское кино прикроем, запретим русский язык использовать (там же мат, вы что). Политиков обяжем носить белые простыни, как в Древнем Риме. Зеркала запретим, чтобы и себя лишний раз не мучить.
Потом оглянемся, а там вокруг хорошо, красиво. Белым-бело.

@темы: Быт, Смыслы

12:37 

О финансовой независимости

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Сегодня я расскажу вам про архиважное. Деньжищи.
Среди моих ровесников мало людей, которых волнуют пенсии, страхование и финансовая безопасность. Во-первых, всё это потребуется нам очень нескоро, во-вторых, проблем и без того полно, а в-третьих, мы вообще смутно понимаем, как на практике выглядит финансовая независимость. Кажется, что независимость — это когда ты съехал от мамы с папой и больше не ходишь к ним с протянутой рукой. Это иллюзия. Даже когда ты обеспечиваешь себя сам, это вовсе не гарантирует счастья и благоденствия. При отсутствии планирования денег хватает от зарплаты до зарплаты, неожиданные потребности гасятся кредитами, нет никакой «финансовой подушки» на случай непредвиденных обстоятельств, и страшно даже подумать, что случится, если ты на месяц-другой останешься без работы. О какой самостоятельности может идти речь, если при любом форс-мажоре все заслуги превращаются в пыль?
Теперь я хочу поделиться с вами фрагментом книги «Либертарианство за один урок» Дэвида Бергланда. Книга сосредоточена на экономических процессах и даёт обзорное представление о либертарианстве. Автор — бывший кандидат в президенты США от Либертарианской партии 1984 года, сторонник политического нейтралитета и защитник частной собственности. Книга будет полезна, если вас тоже тревожит, куда уходят деньги и что происходит на мировом рынке.
Изложенные идеи доступны немногим (особенно в России, где традиции социализма ещё живут). В приведённом фрагменте речь идёт о проблемах социального обеспечения в Америке. Умножьте их надвое — получите представление о том, как будете жить в России через сорок лет. И подумайте о персональном пенсионном счёте.


Социальное необеспечение
Дебаты о будущем системы социального обеспечения не сходят с первых полос и на то есть причина. У американской государственной системы социального обеспечения большие неприятности. С конца 1970х годов Конгресс пытался уберечь систему социального обеспечения от коллапса, добавляя новые налоги на фонд заработной платы, поднимая пенсионный возраст и ограничивая социальные льготы. Сейчас американцы оплачивают цену этих бессмысленных попыток. Тридцать пять лет назад программа требовала с работающих $30 млрд. в год. Сейчас она требует $658 млрд. — больше, чем четверть всех государственных расходов. Сегодня (2005) социальные налоги составляют 12.4 % на первые $90 000 ежегодного дохода. Большинство работающих платят сегодня налогов на социальное обеспечение больше, чем подоходных. Но «социальное обеспечение» — неправильное название. Оно вовсе не обеспечивает, и большая часть американцев, особенно молодых, это знает.
читать дальше

@темы: Смыслы, Книги

22:38 

О моей нетерпимости

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
На первом этаже моего дома недавно открыли бар. Это прелестное камерное место, оформленное в стиле лофта, с пока ещё узким кругом посетителей, хорошим пивом и демократичными ценами. В комплект включено всё — приятная атмосфера, кирпичные стены, графитные доски, металлические таблички, деревянная барная стойка, бесплатный вай-фай и дружелюбный хозяин заведения, сам обслуживающий посетителей. Мы с ребятами частенько сюда наведываемся по вечерам: наслаждаемся жизнью, угощаемся прекрасным пивом, Саша с Викой смотрят трансляции английского и немецкого футбола, Михаил кайфует, а я (футы-нуты) листаю «Форбс».
Мы влюбились в это местечко, покорившись киношному ореолу душевности и постоянства. Кому не хочется иметь свою «Центральную кофейню» под боком? Но однажды я стала замечать странные детали: то навевающий сомнения облик бармена (бритая голова и кепка козырьком назад), то наклейки «За русь». Ребята популярно объяснили мне, что парень — ультрас. Так называют футбольных фанатов-радикалов, воспетых в фильме «Хулиганы Зелёной улицы». Обладая этим знанием, я уже не могу смотреть на милого парня за стойкой так, как прежде.
Большой пост о нетерпимости.

@темы: Смыслы

16:40 

Минутка визуального языка

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
В последнее время визуальный язык коммуникации стал занимать меня больше, чем когда-либо. Конечно, во многом этому поспособствовал Петербург — он вообще большой любитель обращаться к горожанам языком форм, фактур и визуальных отсылок, и даже текст умудряется сделать средством сугубо визуального общения, далёкого от прямолинейного.
На этой мысли я ловлю себя всякий раз, когда на прогулках натыкаюсь на конструктивисткие здания. Мы с Михаилом много спорим о конструктивизме: он нежно любит его за рациональное начало, осмысленность, лаконичность, ёмкую силу формы и цели, а я убеждена, что идея конструктивизма была адекватна лишь в зародыше, а исполнение превратило её в шлак — как визуальный, так и смысловой. Даже в лучших экземплярах на ум всегда приходят коммунально-идейные ассоциации.



Но сейчас не об этом, а о самом визуальном языке. Этому языку вовсе не обязательно быть прямолинейным, не нужно называть вещи своими именами, чтобы сделать идею кристально ясной для любого наблюдателя.



Читать дальше

@темы: Смыслы, Дизайн и работа

23:54 

Про город и стихию

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Вот что я давным-давно хочу сказать вам о Питере, но не могу найти подходящий повод. К чёрту повод, обойдёмся и без него.
Я познакомилась с Петербургом летом двенадцатого года. Он был сногсшибателен, как искусный кавалер: лучезарный, обходительный, красивый и деликатный город, преподносящий дары впечатлительным дамам на каждом своём углу. Трудно, согласитесь, не влюбиться в этакого принца. Даже горизонт дрожит.



Читать дальше.

@темы: Быт, Смыслы

13:36 

Про Крым

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Я давно хотела высказаться насчёт Крыма, но очень не хочется разводить долгоиграющую демагогию. Поэтому расскажу свои соображения один раз.
Сначала факты.
Итак, Крым проголосовал за присоединение. Не будем говорить о легитимности референдума и о фальсификациях. Даже если результаты — филькина грамота, это не отменяет двух непреложных фактов: в Крыму действительно много русских, и он является дотационным регионом. Крым ничем не интересен экономически и мало кому сдался — выход к морю уже давно не является стратегически важной задачей, а курортная привлекательность этих мест весьма сомнительна — европейцы туда в принципе не поедут, а россиянам дешевле смотаться в Турцию или Египет. Соответственно, чьим бы не был Крым, его неизбежно придётся содержать. У Украины нет денег, а Россия имеет на балансе великолепный опыт нахлебничества и паразитизма — как минимум богом забытый Курск, как максимум Чечню.
Путин подписал указ о признании независимости Крыма. Само по себе это ни о чём не говорит. По регламенту сначала следует рассмотрение независимости, затем — решение о присоединении. Ещё до крымского референдума в Госдуму внесли законопроект об упрощенном порядке присоединения новых территорий к России, но после референдума тут же его отозвали, а следом Путин взял и разрешил. Формальный повод отзыва закона — требование Венецианской комиссии (комиссия назвала его несовместимым с нормами международного права и призвала российские власти отклонить законопроект). Госдума вдруг послушалась (что само по себе странно, поскольку неделю назад одобрение Европы ничуть её не волновало), но тут пришёл Путин и в своей манере навёл порядок.
По всей видимости, дальше события повернутся так: законопроект доработают, и Крым присоединят к России. Недалёкие соотечественники получат возможность ликовать «о воссоединении народов», рейтинг Путина на пару месяцев поднимется на несколько пунктов. Крым ляжет налоговой ношей на плечи россиян, новое правительство Украины в хлам разругается с Москвой, экономические позиции обеих стран сильно упадут, а Европа окончательно удостоверится в имперских замашках России.
Второй вариант развития событий мог бы быть интереснее: законопроект не примут, и Крым не присоединят. В статусе независимой территории Крыму будет очень плохо как по политическим причинам (их никто не признаёт), так и по экономическим: сам себя Крым обеспечить не сможет. Этот поворот событий обернётся грандиозным обманом (зазывали-зазывали, но не пустили). Крыму придётся просить денег у собственных «узурпаторов», Киев на международной арене станет униженным и разобщённым, а Россия прослывёт серым кардиналом, затевающим международные скандалы. Но этот вариант отметается: авторитет Путина не должен быть уронен.
Дальше уже сугубо мои непрофессиональные предположения, зачем нужна такая двойственная политическая игра.
Читать дальше.

@темы: Смыслы

23:55 

Политика и ассоциативный перенос

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Что меня больше всего тревожит в современных политических трениях, так это повальный ассоциативный перенос. Достаточно поставить рядом два предмета и обозначить между ними один единый штришок, чтобы куча людей немедленно поддались этой связи.
Лучше всех это правило знают рекламщики: они умеют использовать привлекательные образы так, чтобы зритель бессознательно перенёс качества предмета на рекламируемый продукт. Ягуар на логотипе «Ягуара» — хороший пример ассоциативного переноса, не нуждающегося в объяснениях. Автомобиль связан с животным только названием, но в сознании потребителя неизбежно происходит процесс слияния понятий, и марка машины обрастает качествами зверя — сильного, ловкого, изящного и маневренного.
Что хорошо для рекламы, то хорошо и для других сфер. Например, спорт. Во время недавней Олимпиады я удивлялась количеству народа, горячо ею восторгавшихся. Всех этих людей грандиозно наебали, профукав за две недели многомиллиардные средства ради игры, не представляющей никакой реальной ценности, и вместо того, чтобы справедливо возмутиться или хотя бы почувствовать горечь бытия, они счастливо пырились в цветной экран и чутко следили за тем, как выступали спортсмены. Скажем прямо, какое им дело до хоккея? Они хоккеисты? Они тренера? Они инвесторы? В обычной жизни большинство этих людей ни разу не было на матче, но Олимпиада творит с массовым сознанием чудеса. Они кричали: «Мы победили!», свято уверенные, что ореол успеха нескольких человек, связанных с ними только географическим положением, каким-то образом сделает победителями и их. Они не выступали на аренах, не забивали голов, не устанавливали рекордов, и всё же это странное «мы» неизбежно награждало их надуманным успехом. Но успеха не было. Мы не победили. Мы только просрали огромные деньги, наши деньги из нашего налогового кармана и говорим, что Олимпиада была успешной. Обалдеть.
Ассоциативный перенос, всякий раз срабатывающий в рекламе и спорте, хорошо работает в политике. Стереотипом переноса грешат как власть держащие, так и оппозиционно настроенные люди. Сторонники действующей власти называют оппозицию предателями, либерастами и русофобами, руководствуясь ассоциативной связью с заграницей. Как в случае с «Ягуаром», они самостоятельно достраивают в уме остальные образы, схватившись за одну малозначительную черту. Оппозиция, в свою очередь, проявляет себя похожим образом по отношению к действующей власти: например, слово «патриот» в их сознании уже прочно связалось с образом малограмотного зомбированного нашиста с гомофобскими замашками и без критического мышления. Признаться, я люблю свою страну, но не люблю в этом признаваться: я знаю, что, заслышав это, люди свяжут в уме любовь к стране с любовью к существующему режиму, и эту ассоциативную связь не разрушить никакими доводами.
Справедливости ради нужно сказать, что от стереотипного мышления и «достраивания образов» на основе небольших деталей нельзя полностью отказываться. Формирование оценок на основе неполной информации необходимо людям, чтобы быстро ориентироваться в ситуациях. Но доводка суждений до автоматизма уже совсем доконала. Когда олимпиадное «мы» переходит в масштаб страны, начинается мрак и караул. Одни ассоциативные переносы наслаиваются на другие. Украина угнетает нас. Они притесняют нас, избавляясь от русского языка, потому что русский язык ассоциируется с нами. Они свергают наши символы. Они рушат наши связи. Очень интересно, как «мы» вновь трансформируется в третье лицо, стоит проклюнуться отрицательной связи: например, не «мы напали на Украину», а «Путин послал войска».

@темы: Смыслы

21:27 

О Русском музее и революциях

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Если я болею Эль Греко, то Михаил влюблён в супрематизм. Как джентльмен, Миша сначала отвёл меня в Эрмитаж поглазеть на испанцев, но спустя несколько дней потребовал реванш. Пошли в Русский музей смотреть Кандинского и Малевича. Я надеялась спокойно провести время, ограничившись парой залов, но супрематистов невозможно посмотреть, не понахватавшись по дороге советского искусства. Как бы ты не жаждал Кандинского, Петров-Водкин неизбежно плюнет тебе в лицо, а Дейнека догонит и всадит в спину севастопольский штык.
Вышла измученная, уставшая. Всё чаще ловлю себя на мысли, как тяжело мною переносится всякая радость революции. Физически корёжит, ломит суставы, разрушительный задор площадей отдаётся звоном в висках. В то время, пока я варюсь в своём иллюзорном созидательном мирке, реальность за его границами пугает и обескураживает. Я старательно отгораживаюсь от Олимпиады и от Майдана, испытывая ужас, смешанный с отвращением, но даже искусство старательно напоминает мне обо всём, что я стараюсь не замечать. Некоторое время назад я яро восхищалась оппозицией, ходила на какие-то митинги и скакала горной козочкой в приступе гражданской сознательности, но надо признать, что это время ушло. Со мной что-то случилось в последние пару лет. От любой гражданственности меня тошнит. Вести с полей о славной победе маленькой революции не перекрывают счётчик трупов, и мне дурно от возгласов «Они сражались за родину». Я знаю, что славные похороны ещё никого не вернули к жизни, а лозунги не сделали сильной ни одну страну. Из головы не идут весёлые кровавые реки на полотнах Русского музея, и вдвойне плохо оттого, что это даёт повод для прославления. Этот конфликт я годами переживаю с Галей: для неё крейсер «Аврора» — восторженный символ добра, для меня — образ из ночного кошмара. Вероятно, мне нужно перестать терзаться несоответствием и признать, что я правая. И пора дочитать Ханну Аренд. Может, это успокоит.

@темы: Питер, Пиздец, Смыслы

20:43 

Немного о личном

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
В прошлом году я узнала массу нового о своей персоне. Один случай особенно запал в душу. О нём и расскажу.
О дружбе и ошибках.

@темы: Быт, Смыслы

08:33 

Эмоциональное рагу из жизни

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Мишкин отец ни с того ни с сего подарил нам пятнадцать тысяч на билеты, и мы их сразу выкупили. Теперь я по нескольку раз в день бездумно рассматриваю маршрутную квитанцию и пытаюсь что-то понять. Ничего существенного пока не происходит, а я на иголках. Смутное чувство подступающей лихорадки сворачивается в груди клубочком, как кошка. И ждёт.
На Рождество мы ездили к моему отцу и Наташе. Наташа подарила мне белого медвежонка из «Кока-колы» и сказала, что всё будет хорошо. Баба Рая без умолку трещала весь вечер, заводя беседы в духе: «Один мальчик решил переехать в Питер и умер». Я по-прежнему ощущаю чужеродность людей, с которыми связана генетически, и недоумеваю, почему они так сильно меня занимают.
Маша горит энтузиазмом и звонит с требованиями немедленно куда-то бежать, брать кредиты, срочно сдавать квартиру, срочно снимать квартиру, скакать по инстанциям, торопиться, морочиться и идти к победе. Миша проникся переживаниями о судьбе кота, стал овуляшкой и оскорбляет Йозефа обилием уменьшительно-ласкательных суффиксов. Галя готовит тяжёлую артиллерию и намеревается утопить меня в слезах (где наша не пропадала). Друг Ваня утверждает, что мы непременно вернёмся обратно, и вопрос только в том, когда.
На работе всё захватывающе. Коллега Сашка озаботился моим карьерным продвижением: каждый день спрашивает, как поживает моё портфолио, и связывается с какими-то людьми из рекрутинговых агентств. Будет жаль прощаться с нашими трогательными отношениями: Саша у меня в скайпе обозначен как Варвар, я у него — как Ведьма. В феврале народ собирается переезжать в новый офис. В новом офисе будут велопарковка, душ, новые стеллажи и зал для йоги, которыми я уже не воспользуюсь.
В Санкт-Петербурге наша подруга Вика, знойная женщина и мечта поэта, визжит на ультразвуке и радуется: все её друзья наконец соберутся в одном городе. Вика безумный веган, горячая защитница животных и яростная чайлд-фри, у неё есть невозмутимый сисадмин Александр, которого не может вывести из себя даже православный активист, и я люблю Викторию так, что даже немножко стыдно. В прошлый раз мы прожили с ней две недели, и это был такой фееричный опыт, что невольно хочется повторить. Думаю, когда мы вчетвером с двумя котами снимем трёшку, я или стану хиппи, или напишу сценарий ситкома.
У всех болит душа о моей дальнейшей судьбе, и только я одна недоумеваю и нахожусь в смутном состоянии бездеятельного транса, тщетно пытаясь что-то переварить и разложить по полочкам. Ещё месяц назад меня крючило и мучило от неотвратимости происходящего: будто я должна решить некую задачу, исход которой перевернёт вселенную без возможности резервного восстановления (хотя это, конечно, не так). Теперь я ощущаю только плавание в обстоятельствах, уже не имеющих под собой ни основы, ни силы. Из окон на меня грустно взирает имперский сибирский город, тронутый медленным разрушением. Чем-то он завораживает меня — не то бессилием, не вяжущимся с грозными зданиями ФСБ, не то простодушным уютом без ума и фантазии. Я беспутно цепляюсь взглядом за кривые заборчики, частные сектора и воинские части, и иногда кажется, что слышу, как крошатся кирпичи. Сегодня утром я получила открытку от Сибил и проехала свою остановку, разглядывая марку с Мадонной и узоры арт-деко на иллюстрации Чарльза Робертсона к Оскару Уайльду, а когда вышла из троллейбуса, пять минут пыталась вспомнить, как мне добраться назад. Крутится мысль, что с городом нужно проститься: пробежаться галопом по всем местам проживания (их было одиннадцать), по району моего детства, в тысячный раз посмотреть на балконы кирпичного дома на Вавилова. Наконец, к маме на кладбище съездить. Посидеть на лавке под рябиной по колено в снегу. Может, тогда в голове прояснится, и я что-нибудь пойму?

@темы: Быт, Смыслы

23:53 

Пост оскорбления чувств верующих

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Бывает, наткнёшься где-нибудь в контосе на очередной христанутый срач и невольно начнёшь заморачиваться: ну что не так с религией? Стала ловить себя на мысли, что раньше она откликалась во мне чем-то вроде толерантного уважения: пусть народ тешится, если хочет. Кому мешают личные верования. В отдельных случаях религиозность вызывала даже нечто сродное с уважением: у человека есть убеждения, он стремится к добродетели, от многого отказывается, следует своим идеалам. Ну благодать же. Особенно у не православных христиан.
Но теперь чую: мнение меняется. Перед лицом религии я стала ощущать если не страх, то чёткое чувство дискомфорта. И дело здесь даже не в фанатиках, жаждущих вырезать иноверцев, грешников и всех, кто отрицает существование божества. И не в том, что религия насаждается государством.
Дело в том, что когда религиозный человек начинает рассуждать о праведности, я не могу отделаться от чувства, что все слова, исходящие из его уст, продиктованы соображениями морали, изъятой из потустороннего мира. Эта мораль не основана на ценности человеческой личности — напротив, она чётко декларирует иерархически низкое положение человека, отношения подчинения, сборник догматов о рабстве, где рабу не дозволено изъявлять сомнения. Готовность человека отдать свою личность (а личность я считаю величайшим достижением чего бы то ни было) в рабство недоказуемым существам — тревожный звоночек в моих глазах. Предательская трещина, несамостоятельность, изъянность, и на всякого верующего я гляжу со страхом и сожалением.
Глядя на храмы, строящиеся в неимоверных количествах, я с трудом прогоняю мысль, что искренние, добропорядочные и смиренные посетители этих храмов не изменяют мужьям, потому что велено не изменять, не убивают, потому что запрещено убивать, не крадут, потому что их за это накажут. Люди, меняющие одну религию на другую и называющие это духовными поисками, вообще самые страшные существа: по любому звоночку они сменят одни ценности на другие, потому что нет собственного костяка. Все догматы, принятые этими людьми, пришли к ним в проповедях как внешняя угроза, как божье веление, которое надлежит исполнять, чтобы не попасть в ад. Это не внутренние убеждения, не уважение к личности, не гуманность. Это цепь, которая держит бешеную собаку.
Не знаю, с чего ради я обязана её уважать.

@темы: Смыслы

21:53 

Экстраверты глазами интроверта

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Если вы меня время от времени читаете, то сто раз уже поняли, какая беда у меня со своей интроверсией. Я страдаю от неё неимоверно, и на работе, и дома. Теперь страдать надоело, и я решила что-то с этим сделать. Купила себе книжку «Преимущества интровертов» и читаю. И знаете что? Неожиданно стала ловить себя на мысли, что меняю отношение к экстравертам.
Много абстрактных рассуждений.

@темы: Смыслы, Книги

09:52 

«Грязь» и параноидально-критический метод

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Дочитываю книгу «Нью-Йорк вне себя» (великолепная вещь, подробнее расскажу позже) и очень нуждаюсь в том, чтобы зафиксировать смутную идею, касающуюся «Грязи».
На страницах книги мне попалась волнующая глава о параноидально-критическом методе Дали. Рем Колхас объясняет его через эксперимент.

В 60-е годы два американских психолога-бихейвиориста — Эйллон и Эзрин — изобрели «закрепляющую терапию», которую назвали «экономикой жетона». Щедро раздавая цветные пластиковые жетоны пациентам некоего сумасшедшего дома, они поощряли их вести себя насколько возможно нормально.
Экспериментаторы «вывешивали на стену перечень правильных типов поведения и начисляли премиальные очки (жетоны) тем пациентам, которые стелили за собой кровать, подметали комнату, работали на кухне и т.д. Жетоны можно было обменивать на еду из столовой или всякие удобства вроде цветного телевизора, отдельной комнаты или возможности не ложиться спать допоздна. Для пациентов это стало очень эффективным стимулом следить за собой и поддерживать порядок в палате».


Меня очень тревожит и бередит эта умышленная подмена понятий: симуляция нормальности в противовес нормальности истинной, болезнь, драпирующаяся атрибутами здоровья. И не просто так, а в надежде, что однажды оболочка превратится в содержание.
Я вижу фабулу существования многих людей как попытку представить себя кем-то другим в надежде, что ты этим «другим» и станешь, постепенно мимикрируя под исходный объект, пародируя его черты, перенимая внешние признаки и модели поведения. Я часто встречаю людей, облекающих себя в некие умозрительные оболочки: они покупают вещи, являющиеся атрибутами желанной группы, ведут образ жизни тех, на кого им хочется быть похожими, говорят надлежащим языком и соответствующе себя ставят. Смотришь — и представляешь в уме пузыри, лишённые наполнения. Они неустойчивы, потому что бескрайне зависят от оригиналов. Не подлинны сами по себе.
Говоря об этом, я не подразумеваю моду; мне мерещится что-то полярное моде — тёмная тяга к показным элементам отсутствующей культуры. Это фальшивка, боящаяся своей фальши. На лице всегда написан страх разоблачения, и каждый мыслящий человек — потенциальная угроза благополучию: а вдруг он всё поймёт, дёрнет за краешек драпировки, и все увидят, что за ней ничего нет?
Эта концепция существования очевидна в реальности, но наиболее заметна в прозе. Брюс Робертсон из «Грязи» именно такой — он надеялся, что систематическая симуляция нормальности рано или поздно и правда превратится в нормальность. И не получилось. Все прознали обман.
Но что происходит с пустотой, когда она выходит на свет? Есть ли шанс, что пустота наполнится? И, если да, то чем?
Я никак не могу решить, чем мне закончить фик.

@темы: X-Men Observer, Писанина, Смыслы

18:31 

Второй просмотр «Грязи»

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Посмотрела второй раз «Грязь», выхожу из кинотеатра. Из зала со мной вместе вываливается парочка: потрёпанный красномордый джентельмен, разящий парами алкоголя, и его белобрысая, прыткая, пахнущая дешёвыми духами дама. Идут: она — мучительно ковыляя по лестничным ступенькам на острых шпильках, он — нетвёрдой походкой тяжко перенося вес с одной лапищи на другую.
— Боря, это пиздец! — заявляет дама, едва не навернувшись со ступенек. Мужик равнодушно следит за её пританцовываниями, вцепляется в поручень лестницы, тормозит у урны и кидает в неё сплющенную банку из-под пива. Банка пролетает мимо и бренчит по заснеженному асфальту.
Я иду за ними до остановки и торможу у перекрёстка. Горит красный.
— Боря, бля, ты скажи, зачем мы туда пошли? Такого страха лет сто не видела. Лучше бы мы эти пригласительные на комедию спустили. Я там думала, ща стошнит...
— Стой, бля, дура, машина собьёт.
— Как курить хочется... и хо-о-о-олодно... холодно, Боря...
— Так а я чо говорил: нахуй ты эти колготки напялила, нормально одевайся, пизду отморозишь, и всё.
Она лукаво улыбается:
— Ну я же хочу быть для тебя красивой.
Он сплёвывает на асфальт. Плевок на снеге расплывается жёлтым пятном.
— Ща ещё эту маршрутку ёбаную ждать.
— А я говорила, что не надо было идти на эту жесть. Мерзость какая-то.
— А он там, типа, повесился в конце?
— Ну вроде... я уже дождаться не могла, думала — сблюю...
— А нахуя повесился-то? Всё ж нормально было — баб там ебал, кутил, чумовой такой мужик аще...
Она возмущённо глядит на него секунды две.
— Нормально, да?
Он громко ржёт, потом начинает кашлять. Тормозит маршрутку. В запотевшем оконце с кривой рекламной наклейкой торчит чья-то задница в дермантиновом пуховике.
— Залезай, бля, — галантно произносит кавалер и впихивает даму в переполненную «Газель». Из салона чувствительно пахнет потом.
— Боря, я же колготки порву! У меня последние целые колготки! Боря-я-я!
— Лезь, бля! Не такси же вызывать!
Втискиваются. С усилием дверца «Газели» закрывается. Просевшая от веса маршрутка медленно ползёт по дороге в глубину тёмной улицы с редкими фонарями.
Я стою, чего-то жду и думаю: вот сейчас, сейчас кончится фильм. А он не кончается, понимаете? Никак.

@темы: Смыслы, X-men и РПС

20:48 

«Грязь»

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
«Грязь» абсолютно меня измотала, полностью. Нельзя любить МакЭвоя больше.



Спойлеры.

@темы: X-Men Observer, X-men и РПС, Смыслы, Хорошее

10:43 

О тройничке, людях и зверях

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Одна и та же мысль о Росомахе занимает меня постоянно. Я возвращаюсь к ней не первый год, но головоломка не разгадывается, вкручивается в висок, держит за шиворот и смотрит в меня прищуренными глазами, а я, как завороженная, гляжу на неё в ответ.
А мысль-то древняя, сто раз всеми пройденная, и кто ею только не мучился. Мировая литература, культура, наука обсасывает вопрос со всей тщательностью на протяжении веков: сколько в человеке осталось от зверя? Существует ли обратная перспектива? Возможно ли сделать из собаки человека? Что для нас означает само слово «человек» в отрыве от физиологии?
Читать дальше.


+2

@темы: Смыслы, Марвел, Артбуки, XXX-men

21:03 

Синдром поиска глубинного смысла

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Не даёт мне покоя одна мысль. Про доброту.
Нынче Сашка в курилке рассказывал мне об одном социальном эксперименте: в торговом центре маленькая девочка роняла миску с конфетами, и специальные наблюдатели со стороны смотрели, поможет ли ей кто-нибудь собрать конфеты. Мимо девочки проходила куча людей, а помогла лишь одна молодая пара. Все остальные прохожие никак не реагировали на рассыпанные конфеты. Саша считает, что этот провальный опыт хорошо показывает нулевой уровень человеческой заботы и доброты по отношению друг к другу. Я же считаю, что это мало о чём свидетельствует.
Посмотрите, например, как мил и добр этот человек с детьми.
Такой мужик, не мешкая, немедленно поднимет конфетку с пола.
В контосе есть целый альбом с прелестными фотографиями в таком духе.
С одной стороны, велик соблазн сказать, что люди бесчувственные скоты. Маленькой девочке не помочь конфетки подобрать, как можно! Но говорит ли о чём-то эта ситуация? Можно ли считать сопереживание человечностью, и если нет, то в чём проявляется человечность? Является ли помощь прохожему особым индикатором заботливости и доброты?
Вы как думаете?

@темы: Смыслы

16:50 

Каша из дыбра, планов и мечт

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Лёгкое разочарование в работе, досуге и в городе, где это происходит, нарастает. В основном всё крутится вокруг работы. Начинаю думать, что на каком-то этапе в мою душу закрался существенный изъян: не могу разделять работу и жизнь.
Сейчас принято жить категориями: в девять утра жизнь заканчивается, начинается офисное рабство. В шесть офисный раб свободен и может снова вздохнуть. Иногда мне этого не хватает. Профессия не выветривается из головы после шести. За последние полгода я наконец научилась не работать по выходным и вовремя уходить из офиса, и это уже достижение. Дело тут вовсе не в продуктивности или в трудоголизме. Скорей всего, это вопрос призвания. Иметь призвание приятно, но порой охота отключить в себе какой-то рычаг, отвечающий за работу, чтобы придти домой с пустой головой, в которой не крутятся интерфейсы и паттерны. Но рычаг не отключабельный.
От этого клятого призвания проистекают две другие беды: необходимость и растерянность.
Необходимость — это когда невозможно жить без кнопочек и новых проектов. Пару недель назад я закончила свой трёхмесячный проект, а нового у меня до сих пор не наклюнулось. Прихожу на работу, чтобы разрисовывать холодильник и помогать коллеге Сашке. Другой бы радовался на моём месте — сиди в офисе, херней майся и получай за это зарплату, — но я в таком режиме не могу долго существовать. Грущу. Занимаю себя артбуком и отчаянно филоню от полиграфической работы, которую начальство жаждет свалить на меня, чтобы хоть чем-то занять. Полиграфию не люблю и не умею: не могу понять, что за радость в рисовании принтов для футболок и кружек. Мне сайты подавай.
Растерянность — от перспектив. Неожиданно оглянувшись, я сообразила, что работаю в лучшей веб-студии Омска, и что восхождение это заняло у меня меньше двух лет. Всё случилось слишком быстро. Начиная вникать в проектирование и веб, я надеялась, что базовый путь займёт как минимум лет десять: пять из них я буду учиться и ходить в стажёрах и подмастерьях, потом потихоньку начну делать что-то пристойное, доберусь до средней зарплаты, медленно и счастливо буду трансформироваться из никого в дизайнера.
Перспективы были долгие, приятные, сродные с искусством. Но прошло только двадцать месяцев, и меня уже готовы взять в любую местную компанию, мало-мальски связанную с вебом. Это тебе не врачебная практика, где нужно шестнадцать лет убить на обучение.
Конечно, тут играют роль три фактора: юность индустрии, обилие плохих работников, на фоне которых мало-мальски разумное существо выглядит суперпрофессионалом, и отток кадров в Москву. В Москве хорошим дизайнерам есть, где развернуться — там существуют и студии, и требования, и проекты, и бюджеты более высокого ранга. Но в Москву не хочется, хочется в Питер. В Питере, к сожалению, меня тоже сходу много куда возьмут, но, слава богу, не везде — есть места, для которых мне нужно совершить ещё пару витков профессионального развития. Вроде и здорово — меньше проблем при переезде. Но с другой стороны, чем я буду заниматься через десять лет, если уже сейчас слегка поджимает потолок?
Город огорчает как потолком, так и времяпровождением. Выходишь из офиса вечером, и что делать вне работы и писанины — неизвестно. Кино, кофейни и пешие прогулки стоят поперёк горла, а кроме этого, досуга в миллионном городе практически и нет. В середине декабря мы с Мишкой решили съездить на конференцию для айтишников HappyDev, и больше из значимого вспомнить ничего нельзя. Интересную архитектуру мы с Михаилом осмотрели вдоль и поперёк. На любую сносную выставку бежим каждый раз галопом, но выставки малы, редки и скудны. В театральном репертуаре осталось два спектакля, на которые я бы хотела сходить (на один из них мы уже купили билеты). Не доросла ещё до органного зала и филармонии, остальное сто раз пройдено и жмёт в плечах.
Город мал, как детская одежда, из которой однажды вырастаешь. Я люблю его, но могу понять, почему естественный способ проводить время — бухать в подъезде или выгуливать в парке коляску с дитёнышем, и почему транспорт почти не ходит после девяти вечера.
Думаем переехать к концу зимы и потихоньку решаем вопросы. Страшно и тоскливо.

@темы: Быт, Торжество Дарвина, Смыслы, Пиздец

18:53 

Инопланетные миры и материальная культура

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Насмотрелась я тут на «Тора» и «Человека из стали» и думаю: жалко, что в изображении инопланетных миров люди недалеко уходят от реалий нашего мира. Дело даже не в изображении инопланетян, а в быте. Исторический путь, искусство, оружие, украшения, предметы обихода — все обусловлено технологиями.

Начинается физическими законами и химией. Большой взрыв порождает частицы, которые под влиянием взаимного притяжения спаиваются между собой и образуют планеты. Формируется среда, состав атмосферы, почвы. На основе этих материй зарождаются существа, постепенно эволюционирующие в соответствии с окружающими условиями.

Условия диктуют существам сам строй и порядок жизни. Из подручных материалов делаются орудия труда. Гравитация, расчеты и среда обуславливают постройки и степень их устойчивости. Плодородность почвы и комфорт климата создают образ жизни. Все, чем мы пользуемся ежедневно, имеет свою причину, свой путь развития событий, и малейшие изменения в этом пути изменили бы реальность до неузнаваемости.

Скажем, у традиционных африканских горшков (обычных, без праздничной красотищи) просматриваются общие формы и мотивы.



Ещё.

@темы: Смыслы, Впечатления

22:25 

Нехватка культуры

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Заметка на полях. Остро ощущаю в последние пару-тройку лет нехватку собственной культуры. Говоря о культуре в этом контексте, я подразумеваю некий благодатный пласт пищи для ума, особую форму умонастроения. Нужно признать, что культурный слой, на котором выросла я и куча моих сверстников, беден до убогости. У нас нет вкуса не то что в искусстве, но даже в самых банальных вещах — культуре принятия пищи, в быте, в общении, в глубине восприятия, в самом ощущении жизни.
Стык полярно разных эпох порождает растерянность, смутность мысли: всё старое кажется закостенелым и мерзким, а новое мы придумать не в состоянии. Ковры на стенах уже не вызывают ничего, кроме нервного смеха, но пластиковая аляповатость, пришедшая им на смену, удручает ещё больше. Салат «Оливье» — повод для постоянных насмешек, но самый популярный продукт в ашановской тележке — майонез «Махеев». Бабулины свитера пахнут нафталином, но свитера с оленями встают поперёк горла.
Вся эта бытовуха, на первый взгляд несущественная, определённым образом формирует сознание. Сто лет назад роддома в моём городе строили так.



А теперь так.



Винить мне за это некого и незачем. Надоело искать виноватого. Ну кого тут, право слово, винить? Сталинские пятилетки, родившие русскую модель управления? Первые шаги к оптимизации всего и вся, закованные в жёсткие авральные сроки, а позже превращающиеся в застойную обезличенность? Политику избавления от излишеств? Бедный культурный слой, породивший скудоумие и апатию?
Кого ни обвини, всё тщетно. А главное — смысла-то никакого нет. Ну поругался ты, ну и что? Поводов для ругани столько, что тошнота у горла встаёт. С каждым днём она проступает, как пятна на кофте. Ощущаю, как культурная нищета пускает корни и разрастается где-то в сердцевине душ. Выросшие в серости однообразных построек, люди считают красивым то, что хоть сколько-нибудь насыщено цветом. Плоскими становятся разговоры, небогатый словарный запас делает речь безжизненной, а следом за речевыми конструкциями исчезают мысли, которые они обозначали. Мне, как заядлому графоману, от этого вдвойне грустно: ищу в людях характерные фразочки и знатные речевые характеристики, и искать их с каждым годом всё труднее. Сверстники разговаривают мемами. Хорошее чувство юмора встречается всё реже и реже: заменяется, зараза, смайликами, тошнотными национальными шуточками, соу кул инглиш вордс, гнусными похихикиваниями над евреями, геями, натуралами, Гитлером, охосспади, Мизулиной, сетевыми знаменитостями. Чувство юмора, будь оно неладно, тоже завязано на культуре, на гибкости ума, на интеллекте. Глупое кажется смешным только на поверхности. На послевкусие юмора умишек не хватает. Трагикомедия как жанр вообще почти вымерла. Тоже повод всплакнуть.
В общем-то, такая тошнота — это уже неплохо. Она как лакмусовая бумажка. Этот настойчивый зуд раздражения — верный признак того, что пора что-то менять. С тоской оглядываюсь на собственные культурные корни и прихожу к выводу, что в них рыться тоже бессмысленно: сплошь речные камушки, безыскусные, немудрёные, глазу не на чем отдохнуть.
Потихоньку раз за разом учу себя, как младенца, пытаюсь выпестовать в себе хоть что-нибудь дельное — книжки читать, на выставки ходить, архитектурой любоваться, чуть-чуть взыскательней относиться к пище, к жизни, к случайному выбору, улавливать вкусы, оттенки, обращать внимание на ошибки, испытывать удовольствие от хорошей музыки и вина. К слову, в музыке по-прежнему ничего не смыслю, даже Шопена от Шуберта не отличу. Это тоже нужно исправлять.
Пусть ничего нельзя сделать с обилием скудоумия в окружающей среде, но себя-то воспитать потихоньку можно. И не в деньгах даже дело, не в понтах, не в желании чем-нибудь щегольнуть. Люди не разговаривают сейчас о культуре — они треплются про кино и сериалы, про цацки, про шмотки, про чьи-то там личные жизни. А охота мир для себя открывать, ощущение полноты существования.
Если вам есть, что посоветовать для расширения угла обзора, пожалуйста, советуйте. Подойдёт всё, что направлено на развитие визуальной, бытовой, художественной и музыкальной культуры. Буду благодарна, как никто.

@темы: Быт, Смыслы

Блог Андре

главная