• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Дизайн и работа (список заголовков)
16:18 

Процесс работы над концептами Братства Мутантов

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Неделю назад я начала показывать концепты для Братства Мутантов. Копится колоссальное количество материалов на эту тему. Пылятся черновики, бродят идеи. Вторая часть будет завтра, а сегодня я расскажу про процесс работы.

Когда первый пост был выложен, и мыслишки более-менее улеглись, я посмотрела на картинки свежим взглядом и поняла: им ужасно не хватает единого стиля. Хаос, помехи, грязь и уличный фольклор — это не так плохо, но для следующих концептов хочется придумать что-то цельное.
Ищу стиль. Для начала охота определиться с цветом, а дальше плясать от него.
Смотрю на палитру из предыдущего поста.



Всё вразнобой, но выводы сделать можно: без красного цвета не обойтись, кислотные оттенки работают лучше грязных.
Покопаемся в контексте.

Подробный пост с кучей картинок

@темы: Фотошоп, Дизайн и работа, X-men и РПС, X-Men Observer

00:55 

Искусство объяснять

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Если верить Данте, завистники попадают в чистилище. Место так себе: посреди океана остров, посреди острова гора, на горе стоит никто виднеются круги. Завистники обитают на втором круге. Они сидят, одетые в колючую рубашку-власяницу, прижавшись спиной к скале, плечами — друг к другу. Их веки зашиты, а мир безрадостен. Завидущие глаза не видят ни земных страстей, ни божественного света.
Вот к чему меня толкают люди, умеющие просто, доступно и логично излагать идеи в устной форме.
Конечно, я завидую им по-белому. Зато пылко. Меня восхищает умение аккуратно, чётко, экспромтом объяснить технически и идейно сложную вещь так, чтобы её понял пятилетний. Звучит невероятно, но такой талант существует. Им наделён Мишка. Он может закатить вздорной бабушке такую лекцию о работе с айпадом, что бабушка умолкнет, всё поймёт и начнёт интенсивно благоговеть.
И ладно Мишка. Но ведь есть ещё и работа. Проектировщик Петя так ловко объясняет устройство интерфейсов, что я каждый раз проникаюсь счастьем приобщения к истине. Ведущий дизайнер Лёша своими шаманскими рассказами о массах и объёмах умудряется донести до меня свою мысль и за пять минут беседы озадачить полезной работой на три дня вперёд.
Но я с ними как собака — всё понимаю, а сказать ничего не могу.
На втором курсе филфака у меня была преподавательница психолингвистики. Дама ядрёная, как горчица. На экзаменах она одна могла развлекаться напропалую: нервничающий народ выдавал кучу речевых ошибок, грешил словами-паразитами, запинался, мучился, акал, окал, экал, а для психолингвиста такие мезальянсы — живая музыка и готовая диссертация. Под взглядом холодных плотоядных глаз ты до одури боялся сказать «ээээ», ибо «ээээ» — это пауза в речепроизводственном процессе, и неизвестно, откуда она взялась. Возможно, в детстве тебя били, мама не любила, папа надругался, бабушка била кочергой по хребту, дедушка продавал в рабство соседу — и вот пожалуйста. Как вы понимаете, сказать при даме «короче» или «блин» означало рискнуть репутацией.
Вспоминаю ту даму с горечью и печалью. Ведь рисковать репутацией мне приходится ежедневно. В уме мои идеи звучат так:
— Давайте попробуем взглянуть на интерфейс иначе. Почему бы не добавить карту расположения к каждому блоку с коммерческим помещением? Люди должны знать, в каком именно доме находится магазин.
А в устной речи так:
— Бля! Полундра! Конь, стул, лестница, двадцать восемь! Ребята, я всё поняла! Там схему надо, схему! Я куда за хлебом пойду?! Алкаш Вася — как ему похмелиться?!
Здесь надо пометить особенность моего мозга — я, во-первых, всё примеряю на себя, во-вторых, любую идею воспринимаю образно. Мне проще написать сюжет об идее, чем пересказать её вслух (с фичьём, кстати, также). Отрисовывая формы, галочки и кнопочки, я выдумываю персонажей, которые будут на них тыкать. Так появляются страдающие алкаши и полундры.
Естественно, с такими склонностями я имею репутацию Луны Лавгуд. Дизайнер Лёша смотрит на меня с опасением: какой алкаш? какой хлеб? что за долбаная схема? Проектировщик Петя смущается и просит перевести на русский. Менеджер Алиса научилась немножко меня понимать и честно пытается донести мои мысли до широкой общественности.
Трудно, трудно быть иррационалом. Ещё немного — и я помру от белой зависти к стройномыслящим, вменяемым и понятным людям. С горя добавила в список для чтения книжку «Искусство объяснять» Ли ЛеФевер. Буду дрессировать себя, как Куклачёв кошечку.

@темы: Быт, Дизайн и работа, Смыслы

18:22 

Визуальные концепции: Магнето, часть 1

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Он сказал: «Поехали» и запил водой.
Не думала, что визуальные коммуникации в мире мутантов так меня увлекут. Набросала уже шесть концепций для Магнето и четыре для Чарльза. Начну с Магнето. Впихивать все идеи в один пост — это чересчур, поэтому выкладывать буду кусками.
Это первая часть. Она про телевидение, вандализм, рабство и еврейство.



Три концепции, много текста и тонны картинок.

@темы: Фотошоп, Дизайн и работа, X-men и РПС, X-Men Observer

20:53 

Прометей Лёша

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
У нас в компании четыре дизайнера. Один из них — ведущий. Ведущий дизайнер — этакое промежуточное звено между рядовым дизайнером и арт-директором: с одной стороны, у него еще не пропал интерес играться со шрифтами, с другой — он уже немножко постиг дао. Роль ведущего дизайнера состоит в том, чтобы руководить, наставлять, править, чихвостить и одобрять. У него больше ответственности, толще шкура, шире взгляд. Он — внутренний цензор в отделе разработки. Пока ведущий дизайнер не одобрит макет сайта, клиенту ничего не отправят.
Нашего ведущего дизайнера зовут Алексеем. Леша — личность неординарная. Высокий, худой, весь вытянутый по вертикали, он носит черный костюм с розовыми кедами «Найк», присовокупляя к этому зеленый рюкзак хипстера. На работу Леша приходит в два, а уходит в десять. По его утомленному лицу богомола редко проскальзывает улыбка, а взгляд перманентно сохраняет выражение пресыщенности жизнью.
Чтобы понимать Лешу, нужно немножко вознестись. Вознестись не в смысле надменности, а в смысле угла зрения: годы работы с трудными клиентами, монструозными проектами и игры со шрифтами приучили Лешу смотреть на мир как бы с высоты птичьего полета. Он мыслит массами, воздушными объемами, бетонными блоками, тектоническими плитами. Я работаю с Лешей уже полгода, но до сих пор не научилась сохранять в его присутствии бесстрастное выражение лица.
Наши отношения по жанру смахивают на херт-комфорт. Мы отчаянно не сходимся в масштабах. Я люблю ярмарочное, вещественное, детальное, с увлекательным рассказом и камерной атмосферой. Леша любит поле, в котором стоит памятник работы Церетели, с высоты складывающийся в букву Ц. Леше уже нафиг не сдалось мелочиться, цацкаться с кружавчиками и хахаряшечками. Он творец в масштабе небоскреба, а я люблю обставлять комнатки.
В мире Алексея дизайнеры делятся на четыре типа: богоподобные монстры, разумные существа, прямоходящие бабуины и биомусор. Себя Алексей относит к разумным существам, меня — к бабуинам. Классификация честная, я на нее не обижаюсь. Иногда мое эго содрогается в ужасе, но до разумного существа мне действительно далеко.
При всей своей анекдотичности Леша щедр и милосерден. Каждый день он охотно учит бабуина, как наточить палку и завалить мамонта. Бабуин (я), естественно, сопротивляется. Бабуину нравится жить в мире без палок, жевать травку, молиться богу дождя. Но Леша не теряет надежд. Иногда мне даже удается урвать похвалу. Когда Леше что-то не нравится, он говорит: все хорошо, а теперь увеличь в три раза. Выражение ужаса на моем лице в этот миг можно высекать в мраморе.
Сам же Леша невозмутим. Лешу все любят, как рубль. Бездна его терпения свята и неисчерпаема. Он мог бы написать книгу «Как правильно реагировать, когда ваш ребенок рисует поебень», но писательство — слишком камерное занятие для человека его устремлений.
Один раз, то ли в апреле, то ли в мае, Леша назвал меня хорошим дизайнером. (В особо трудные дни я воскрешаю в памяти это событие, и жить становится чуть легче.) За полгода я научилась увеличивать в полтора раза, и Леша решил, что бабуин перспективен. Теперь Леша потихоньку начинает разговаривать со мной другими словоформами, более сложными к пониманию: вместо «увеличь в три раза» он говорит «добавь массы», вместо «выровняй по сетке» — «расставь якоря», вместо «добавь красненького» — «нужны более открытые цвета». Я стала ловить себя на мысли, что все чаще понимаю его, но временами в мозгу все же случается короткое замыкание.
— Ну, что там у тебя? — спрашивает Леша, садясь рядом.
Я со вздохом открываю макет, предвкушая «добавь массы». Леша крутит колесико мышки, мимоходом подмечает тысячу мелочей, неодобрительно посматривает на 15 размер шрифта и наконец с сомнением изрекает:
— Ну, вроде бы неплохо... Но нужно уравновесить объемы.
Поворачивается, долго смотрит в мои испуганные глаза, и такое кромешное одиночество на лице — хоть плачь. Когда я решу написать рассказ о Прометее, несущем людям огонь, прототипом я возьму Лешу. Завидя огонь, люди закричат от ужаса, а Прометей сядет на офисный стул, поправит язычок у кроссовок «Найк» и тяжко-тяжко вздохнет.
Временами я, конечно, ненавижу Лешу за эти зловещие послания, массивы и объемы. А потом мне вдруг пишут дизайнеры, в классификации Леши проходящие как биомусор, скидывают макеты и говорят: ну как?
И я отвечаю: не хватает композиционной целостности.
Наверное, они проклинают меня от души.

@темы: Быт, Дизайн и работа, Смыслы

21:58 

Занимательная топонимика

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Последние полгода я плотно работаю с интерактивными штуками для недвижимости. Мы делаем сайты, выборщики квартир, тридэшные планировщики, видео с подлётами, интерактивные прогулки и прочее, прочее. Недвижимость — сфера консервативная и основательная. Но тоже не без огонька.
Узкая специализация знакомит меня с увлекательными мирами. Каждый месяц я непременно читаю маркетинговые отчёты, стратегии позиционирования, брендбуки и другие достижения капитализма. Капитализм я очень люблю, без шуток. А вот над его детёнышами похихикиваю. Они, бедолаги, всё никак не научатся состыковываться с суровыми российскими реалиями.
Например, топонимика Ленинградской области — это жуткая головная боль маркетолога питерской недвижки. Тут знатно потоптались варяги, чудь, финны и прочие прибалты, а для русского уха нет ничего смешнее прибалтийских языков. В Ленинградской области есть реки Сясь, Явосьма и Рагуша. Есть места с именами Ретомля и Ситомля, Мыза и Пелдуши. Победить прибалтов в этом вопросе могут только поляки — над их пшек-пшеками россияне не устанут ёрничать никогда.
Справедливости ради нельзя забывать про красоту. В предместьях Петербурга есть замечательные не прибалтийские названия, ласкающие слух: Гатчина, Выборг, Кронштадт. Как прекрасно, как стройно, как по-имперски звучат Мариенгоф, Мариенбург, Шлиссельбург. До чего роскошно эти буковки смотрелись бы на буклетике жилого комплекса.
Но в этих изумительных местах ничего, ничего не строят.
А где строят? Правильно. Строят в Буянах, в Дранишниках, в Дибунах, в Куйвози, в Ненимяках, в Новой Пустоши, в Бесовках, в Синявино. Несчастный питерский маркетолог заёбан этими названиями в край. Представьте, как он пытается впарить квартиру в Куйвози русскому мужику (а русский мужик обязательно переспрашивает: «Куда хуй везти?»).
Делала я проект жилого массива в пригороде. Со всех сторон массив хорош — толковый застройщик, технология отличная, цены внятные, не муравейник. Проект на рынке громкий, его много обсуждают, рекламируют на билбордах, в метро и везде, где только можно. Стройка находится в посёлке Лупполово. Щекотливо, но не страшно вроде. К концу работы я уже даже перестала улавливать, где тут каламбур.
А потом мне поручили новый проект неподалёку. Открываю маркетинговый отчёт, а там крик маркетолога, полный боли: «Наш проект находится за Лупполово, на речке Пипполовке, заезд с посёлка Скотное. Рекомендуется ХОТЯ БЫ ЗАЕЗД сделать с другой стороны».
Хотя бы заезд, ребята. Хотя бы заезд.

@темы: Быт, Дизайн и работа, Хиханьки-хаханьки

22:45 

Три черты дизайнера

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
С полгода назад несравненная богиня Татьяна Никитична Толстая писала в своём блоге: «Три черты характера определяют мою жизнь: глупость, жадность и тщеславие».
Нельзя придумать лучшего начала поста о моей работе.
Как вы знаете, я веб-дизайнер. Для тех, кто не сталкивался с дизайнерами лично, сообщаю: это страшные люди. Им всё не так. Трава у них недостаточно зелёная, небеса неправдоподобно голубые, городская среда чудовищна, мир разнообразен в своём уродстве. За каждым углом дизайнера поджидает ужас: то вывеску наберут мерзотным шрифтом, то ошибутся в вёрстке, то брендбук, суки, не соблюдут. Разнообразие кошмаров в мире дизайнера может соперничать только с богатством фауны: заказчики — бараны, коллеги — овцы, менеджеры — змеи, программисты — бесчувственные козлы, ни черта не понимающие в прекрасном.
В подобной ситуации представители интеллигентных профессий склонны объединяться в маленькие гордые стайки. Ибо ночь темна и полна ужасов. Но веб-дизайнер — птица другого полёта. Три черты характера определяют жизнь дизайнера: скудоумие, самовлюблённость и зависть. Скудоумие делает дизайнера нетерпимым к чужим промахам, зависть — к чужим успехам, а самовлюблённость отворачивает от него даже тех героев, которые были готовы терпеть этакое сокровище.
В чём секрет веб-дизайнера? Он ни хрена не понимает в том, что творит. Сфера молода, как чеховская барышня. Мастодонтов и мэтров можно пересчитать по пальцам одной руки. Научиться толком не у кого и нечему. Работы много, людей мало. Ясно, что сфера развивается с бешеной скоростью, но никто не понимает, что с этим делать. То, что сегодня работает, завтра может и не сработать. Вот этот шрифт вроде заебись, хотя вчера казалось — жуть с ружьём. Правила тоже вариативны: сегодня ты судорожно ищешь в голове разумное обоснование тому, почему Большая Красная Кнопка должна непременно стоять в Правом Верхнем Углу, а завтра глядь — правых углов нет, кнопок нет, красный цвет не в тренде, и хоть умри.
Нехватка нормативов и закономерностей чувствуется так остро, что впору кричать и бегать кругами. Там, где программист может сослаться на логику, дизайнер призывает вдохновение, красноречие, дождь, Тора с молотом и Фиттса с его законами. Какая-никакая, но отмазка. Люди вообще очень нуждаются в чётко декларированных правилах и переживают, если правила им не рассказали. Ходят по всяким пабликам, перемалывают сомнительные постулаты, выдумывают поебень, задают вопросы Артёму Горбунову и Артемию Лебедеву: Тёмы, скажите, как быть? Сглаживать ли углы у кнопок? Заголовок в тексте или над текстом? Надо ли мне продолжать жить?
И грустят, понимаете. И плачут. И сглаживают эти чёртовы углы. Завтра они наморщат нос, пошлют всё к чёрту и полюбят стиль восьмой винды с её цветными квадратиками, а скруглённые уголки стыдливо задвинут в дальний угол. Продолжат издеваться друг над другом и ругаться с заказчиками. Впадут в страдальческие раздумья: а не говно ли я сделал? Нахуй я в это ввязался? Почему сантехником не стал?
И негоже даже смеяться над бедолагами. Тут пожалеть, блин, надо. Психологическую помощь оказать, утешить. Добрее друг к другу быть.
Невнимательный читатель сейчас подумал, что работу я ненавижу. Это не так. Работу я люблю, но как Есенин — родину. Тоже не могу разгадать, за что.

@темы: Дизайн и работа

10:59 

Визуальный язык фильма «Гранд Отель Будапешт»

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Сегодня «Гранд Отель Будапешт» выйдет на дивиди. Я видела его ещё в марте, но никак не могу забыть роскошную работу постановщиков. Если вы ещё не смотрели фильм, непременно взгляните — визуально он изумителен.



Ведущий дизайнер фильма, Анна Аткинс, много лет проработала в креативном агентстве «McCann» в Рейкьявике. В киноиндустрию её занесло с подачи Тома Конроя, продакшн-дизайнера сериала «Тюдоры». До того, как Уэс Андерсон пригласил Анну на должность ведущего дизайнера «Гранд Отеля», она работала с «Тюдорами», с «Камелотом» и двадцатисерийной драмой «Титаник: Кровь и сталь».

Большой пост и много картинок

@темы: Дизайн и работа, Впечатления

11:43 

И немного о работе

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Люблю её.


@темы: Дизайн и работа

11:13 

Никто не хочет, чтобы вы росли

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Сегодня я порекомендую вам отличную вещь — рассылку Мегаплана. Раз в неделю Мегаплан присылает мне на почту очень недурные статьи о жизни, работе, деньгах и стремлениях. Мегаплан советует книги. Рассказывает об интересных компаниях. Знакомит с бизнесом. Анонсирует полезные сервисы. Рассылку ведут Максим Ильяхов и Люда Сарычева — мастера своего дела, редакторы и сами по себе интересные люди.
Иногда Мегаплан пишет о личном счастье, и делает это блистательно. Не так давно они выпускали статью «Если вам 25», и я тут же скинула её всем друзьям.
Вчера был новый выпуск. Он о мастерстве. Главная мысль: у мира к нам очень небольшие запросы.
Далее — несколько важных цитат.

Никто не хочет, чтобы вы росли
Это может показаться неожиданным, но работодатели и заказчики не озабочены вашим ростом. Они не закладывают его в бизнес-план и не готовы за него платить.
Когда человек любит свое дело и быстро развивается, скоро он перерастает свою должность и решает двигаться дальше. И если компания не готова его повысить, он уходит, оставляя после себя вакансию. Компании этого не любят. Гораздо спокойнее, когда сотрудник много лет сидит в своей должности и выполняет план.
Это в равной степени касается и просвещенных творческих фирм: дизайн-студий, архитектурных бюро, инженеров, программистов, рекламщиков. Никто не хочет нанимать дизайнера, заранее зная, что через пять лет он уйдет открывать собственное бюро. Поэтому творческих людей заманивают в компании страховками, иксбоксами и печеньками. И это работает: для многих знакомых мне дизайнеров печенье и приставка в офисе важнее интересных задач и профессионального роста. Передаю вам привет, парни!
Обучать и развивать сотрудников дорого. Поэтому встраивать обучение в бизнес могут только зажиточные компании. <...> Если вы фрилансер, клиенты тоже не в восторге от вашего стремления к росту. Они выбрали вас неслучайно: им подходит ваша цена и качество. Никто не хочет однажды позвонить своему дизайнеру и узнать, что теперь работа стоит дороже, потому что стала лучше. Клиенту не нужно лучше — его устраивало то, как было.

Особенно ваши друзья и коллеги
Парадоксально еще и то, что ближайшее окружение тоже не заинтересовано в вашем росте. Наоборот, вашим друзья и коллегам удобнее, чтобы вы не отличались от них и были «в стае». Если в институте все одногруппники курят на крылечке, нужно иметь стальной характер, чтобы не закурить. Неэффективная группа продажников не хочет, чтобы среди них появилась «звезда» (об этом писал Прохоров в книге «Русская модель управления»).
Окружение влияет не только на поведение, но и на мировоззрение. Если все, кого ты знаешь, работают в офисе за 30 тысяч рублей, покупают айфоны в кредит и ходят в клубы по пятницам, тебе будет казаться, что это нормально и так положено. Ты не задаешь вопросов, не ищешь новое место работы, но зато идешь в пятницу вечером в клуб.
И наоборот: когда ты крутишься среди предпринимателей-миллионеров, начинаешь думать об уходе с работы в собственный бизнес. Неважно, правильное это решение или нет: человек видит предпринимателей — человек хочет стать предпринимателем. Даже если он не готов к такой работе и ему нечего предпринимать, он все равно хочет.

Середнячок — это ок
Строго говоря, у мира к нам небольшие запросы. Для успеха не нужен перфекционизм. Можно средне работать, средне зарабатывать, средне жить, и ничего страшного.
Посмотрите по сторонам. Мир не хочет, чтобы вы стали мастером. Он хочет, чтобы вы были средним, конформным, обычным. Для этого созданы все условия, от плана продаж до печенья на офисной кухне; от очереди в клуб до кредита на иномарку. В мире все сделано для того, чтобы вы были средним. Стать крутым у вас никогда не получится.
Вы можете захотеть стать таковым, и тогда все придется делать самим и ради себя.

Полный текст статьи

@темы: Дизайн и работа, Смыслы

12:36 

Интерфейсы в «Железном человеке»

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
В любом супергеройском кино, на которое мы с вами залипаем (Тор, ЖЧ, Росомаха, первоклашки, тихоокеанский рубеж, нужное подчеркнуть), есть один персонаж, гифки с которым не постят на тумблере. Мне обидно. Я люблю этого чувака. Создавать его — хлопотное, долгое, крутое, безумное дело.
Персонажа зовут Интерфейс.
Помимо меня, этого парня любят задроты и дизайнеры с пинтереста. Там они постят видосики и картиночки с интимными частями тела Интерфейса, называя это UI/UX-дизайном. Они врут. К юзер-френдли-дизайну Интерфейс не имеет отношения. С пользователем он жесток, изощрён и изобретателен. Будь я повёрнута чуть сильнее, непременно написала бы про это фичок в жанре хёрт-комфорт.
Но пост не об этом. Пост о том, как рождается Интерфейс в кино.

О «Железном человеке» я говорила не раз и не два. Мы привыкли видеть Интерфейс в ЖЧ вот так. Это — уже взрослый, готовый к употреблению, вполне разжёванный персонаж.


А вот его детские фотографии. Ранние концепты.


(Особенно обратите внимание на второй скрин — какой охуительный графдизайн был у Железного человека, пока его не обратили лицом к массовому зрителю).

Ещё.

@темы: Дизайн и работа, Марвел

16:40 

Минутка визуального языка

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
В последнее время визуальный язык коммуникации стал занимать меня больше, чем когда-либо. Конечно, во многом этому поспособствовал Петербург — он вообще большой любитель обращаться к горожанам языком форм, фактур и визуальных отсылок, и даже текст умудряется сделать средством сугубо визуального общения, далёкого от прямолинейного.
На этой мысли я ловлю себя всякий раз, когда на прогулках натыкаюсь на конструктивисткие здания. Мы с Михаилом много спорим о конструктивизме: он нежно любит его за рациональное начало, осмысленность, лаконичность, ёмкую силу формы и цели, а я убеждена, что идея конструктивизма была адекватна лишь в зародыше, а исполнение превратило её в шлак — как визуальный, так и смысловой. Даже в лучших экземплярах на ум всегда приходят коммунально-идейные ассоциации.



Но сейчас не об этом, а о самом визуальном языке. Этому языку вовсе не обязательно быть прямолинейным, не нужно называть вещи своими именами, чтобы сделать идею кристально ясной для любого наблюдателя.



Читать дальше

@темы: Смыслы, Дизайн и работа

11:46 

Лайфхак от Дональда Нормана

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Фрагмент книги «Дизайн привычных вещей» о микроволновках, обогревателях, электроплитах и о том, как мы с ними лажаем.

«...Представьте комнатный обогреватель. Как он работает? Само устройство практически не дает нам подсказок. Мы просто входим в комнату, чувствуем, что нам холодно, и включаем его. Через некоторое время становится теплее. Заметьте, тот же механизм работает и в микроволновой печи (и в печи для обжига глины, и в кондиционере, и практически во всех устройствах, связанных с изменением температуры). Хотите испечь пирог, но выключена печь? Включите ее, и скоро она нагреется до нужной температуры. В комнате очень жарко? Включите кондиционер. И все же, как работает термостат?
Если вы хотите быстро нагреть комнату, нужно ли для этого включать обогреватель на полную мощность? Или ставить регулятор духовки на максимум, чтобы быстро разогреть ее до рабочей температуры? Или выставлять кондиционер на максимальное охлаждение, чтобы быстро снизить температуру в комнате?
Если вы думаете, что термостат, включенный на полную мощность, нагреет (или охладит) комнату или печь быстрее, вы ошибаетесь. Это говорит о том, что вы придерживаетесь распространенного в быту мнения. В основном бытуют две теории, связанные с термостатами: временнáя и энергетическая. Временнáя теория гласит, что термостат контролирует длительность работы прибора. Если вы ставите переключатель термостата на половину, прибор будет работать половину времени, если ставите на максимум – все время. Отсюда следует, что для быстрого нагрева или охлаждения комнаты нужно так включить термостат, чтобы прибор работал максимально долго. Согласно энергетической теории, термостат контролирует количество тепла (или холода), которое исходит от прибора. Это значит, что, включив обогреватель на полную мощность, вы получите максимум тепла или холода.
Но на самом деле термостат – это просто выключатель «вкл./выкл.» В таких устройствах, как обогреватель, печь, кондиционер, есть только режим включить/выключить и никаких промежуточных. Благодаря термостату обогреватель, печка или кондиционер нагреваются до установленной температуры (работают на полную мощность), а затем автоматически отключаются. Если вы выставите термостат на максимум, это никак не повлияет на скорость нагрева прибора.
Цель примера – показать не то, что существуют ложные представления о тех или иных явлениях, а то, что человек старается каким-либо образом объяснить все, что видит. В случае с термостатом видно, что дизайн устройства не дает никаких объяснений относительно механизма его работы. Отсутствие разъяснений дает простор воображению. Так и появляются ошибочные ментальные модели.»

@темы: Книги, Дизайн и работа

11:57 

Дизайн-решения

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Некоторое время назад начала собирать фичи на сайтах, которые упрощают жизнь. Большинство из них основано на простых идеях, но встречаются клёвые и нестандартные решения, которые грех не взять на заметку.
Вот, например, пример сарказма в интерфейсе — на сайте журнала «Эсквайр» вокруг самого заминусованного комментария кружит муха.


Ещё.

@темы: Дизайн и работа

16:42 

Гендерное различие в индустрии

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Занятное наблюдение из жизни.
Веб-дизайнеры женского пола отличаются невиданным разнообразием типов. Профессия никак не подразделяет их по внешнему виду. Может случиться нежная нимфа, румяная Венера, терминальная модница или Круэлла де Виль, и никогда не угадаешь.
А вот мужики-дизайнеры чётко подразделяются на два типа.
Первый — добродушные коренастые парни в футболках, клетчатых рубашках и тяжёлых ботинках, обязательно с бородой или хотя бы щетиной, непременно общительные и неформальные, но не без заёбов.
Второй тип — высокие, худые и карикатурные юноши-жерди в шарфиках, на первый взгляд манерные мудаки, а потом норм.
Что с ними, чёрт побери, происходит по мере карьерного развития? Откуда взялись эти типы? Почему закономерность ясна?

@темы: Дизайн и работа

13:00 

Соглашение

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Минутка грустного про дизайн.
Завтра я подпишу соглашение о конфиденциальности. Это значит, что в этом блоге больше не будет рассказов о текущих проектах (как было со «Всеми Платежами», например). Временами я буду рассказывать что-то отвлечённое про книги, фишечки или личный опыт, но безо всякой привязки к существующим проектам. Я часто стараюсь свести к минимуму эти рассказы, чтобы не утомлять чуваков, которым веб и проектирование побоку (а их, как ни крути, большинство), но всё-таки грустно, что теперь не будет даже гипотетической возможности. Велика вероятность, что соглашение позволит рассказывать о проектах после завершения, но каждый проект длится не меньше трёх месяцев, так что поток постов про работу, и без того небогатый, точно сократится.
Если вы читаете меня ради трёпа про дизайн, забегите в комментарии и расскажите — может, вы хотели бы почитать что-то конкретное, но не связанное с моими проектами?

@темы: Дизайн и работа

12:41 

О любви к Яндексу

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Давненько не было задротских постов про дизайн. Вот один из них.
С течением времени Яндекс постепенно начинает овладевать моим разумом. Я тащусь с того, что они делают. Некоторые цифровые продукты Яндекса напоминают мне дверцу в потайной и прекрасный мир, полный созидания и волшебных преобразований вселенной. Яндекс берёт и делает удобные, классные, продуманные штуки без демагогий, бюрократических дрязг, отвратного сервиса и структурного хаоса, и всё это в реалиях России, которую уже не принято связывать с чем-то качественным и годным.
За последние два-три месяца я так протащилась Яндексом, что даже подумывала пойти к ним на собеседование — питерский офис искал дизайнера интерфейсов для «Яндекс.Деньги». Мысль ела меня недели полторы. Работа в «Яндекс.Деньги» была бы логичным продолжением моих давних сражений на почве платёжных сервисов. Но позыв этот вызван исключительно симпатией к компании, а никак не жаждой именно этой работы. Я ещё не наелась: не делала мобильных приложений, не хлопотала над полноценными промо-проектами, не создавала с нуля информационных сайтов, не съела собаку на сервисах. Моя жажда расти вширь ещё не переросла в желание глубины, а с таким подходом продуктовая разработка быстро измучивает. Придётся с утра до вечера месяцами долбить одно и то же, доводя продукт до совершенства через множество итераций. Совершенство — это отлично. Но не сейчас.
Хотя мой карьерный путь и свернул в сторонку от Яндекса, их продукты по-прежнему меня восхищают — и конструктивными особенностями, и дизайном, и сервисом, и ведением бизнеса.

Про почту, платежи и браузер.

@темы: Дизайн и работа

21:29 

Книги в январе и феврале

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Зимой читала мало — забегалась. Помешал переезд и дурная жадность: не могу читать только одну книгу за раз. Хочу читать сразу пять. С художественной литературой это работает, но я чередую её с профессиональной, а это чревато перекашиванием мозгов. За весну наверстаю.

«Об интерфейсе», Алан Купер
Большая, тяжело написанная, монументальная и жизненно необходимая дизайнеру книга. Мучила её весь январь, перечитывая по сто раз одно и то же, но время потрачено не зря. «Об интерфейсе» подробно, детально и вдумчиво рассказывает о процессе проектирования интерактивных систем, не обходя стороной никакие мелочи. Хотя в 2014 году читать про косяки интерфейса 95 винды кажется странным, упускать этот талмуд нельзя. Самой интересной частью мне показалась первая половина книги, посвящённая предварительному проектированию, исследованию сценариев, персонажам и прототипам. Цена сильно кусается, но многие студии приобретают эту книгу для корпоративной библиотеки. Я нашла её на полке «А2».

«Зелёная миля», Стивен Кинг
Читала в перерывах между Купером главным образом для того, чтобы отвлечься от работы. В этих целях книга работает хорошо, но мне очень не хватает худлита посерьёзнее.

«Правила секса», Брет Истон Эллис
Натянул кишки на краник Чак Паланик, Чак Паланик. Проходная книжица на замену «Американскому психопату», найти который в продаже почти невозможно.

«Психология влияния», Роберт Чалдини
Блистательная книга крутого социального психолога, доступно и интересно рассказывающего о механизмах влияния, которым подвержены люди в силу своей социальной природы. Много ссылок на научные исследования, мало специфической терминологии, множественные связи с разными сферами жизни, улётная прочистка мозгов в рекордные сроки, компактно и умно. Книгу обычно рекомендуют «тем, кто хочет оказывать влияние», но в действительности она больше способствует защите, чем нападению. О механизмах влияния Чалдини стоит написать отдельный пост, чтобы ничего не забыть.

Планы на март:
«Дизайн привычных вещей», Дональд Норман
«Настанет день», Деннис Лихэйн
«Ответственность и суждение», Ханна Арендт

@темы: Дизайн и работа, Книги

14:00 

Первая неделя в «Кельнике»

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Лирическое отступление. Мне давно хочется рассказать вам о новом фике, пообщаться на фандомные темы или начать выкладывать текст частями, но я бью себя по рукам: нельзя. Если начну рассказывать и обсуждать детали, ничего путного из этого не выйдет, а выкладка до дописания противопоказана. Я хочу сохранить кристально чистый взгляд на этот текст, чтобы доваять его таким, каким задумала изначально. Если вы ждёте его, пожалуйста, подождите ещё немного. Думаю, он окупит ожидания.

Пока расскажу про работу.
Закончила первую рабочую неделю на новом месте. У меня смешанные чувства.
С одной стороны, я страшно увлечена новым проектом. С утра я радостно бегу к нему и весь день влюблённо колупаюсь с сеткой и градиентами, и дни летят быстро, оставляя после себя чувство благословенной свинцовой усталости. Это сайт жилого комплекса в пригороде — прекрасный, эффектный и презентабельный. Недвижимость — бесконечно благодатная для Питера тема. По объявлениям в общественном транспорте можно составить облик города. Например, в Омске основную массу рекламы составляют предложения о кредитах, билборды о распродажах на макароны и плакаты об открытии баров. Омичи нищие, голодные и бухают. В Питере всё по-другому: тут массово рекламируют дешёвое жильё и лечение импотенции. Петербуржцы сыты и трезвы, но им явно негде жить и трудно заниматься сексом.
С другой стороны, новая работа подарила мне кучу самопроизвольных проблем, повторяющихся из раза в раз. При переходе на новое место первый месяц я хожу кроткая, как овца. Обилие новых людей (их в компании аж семьдесят, все друг друга знают, а я не знаю никого) вгоняет в прострацию. У меня стрёмная память на имена, поэтому изобрела схему кабинета. Людей из других кабинетов запоминаю ассоциативно: Игорем зовут чувака с татухой, а Ростиславом — парня, похожего на Блейза Забини. Обнаружились и занятные встречи — например, лишь пару дней назад я осознала, что парень по имени Пётр, сидящий в паре метров от меня, это проектировщик Пётр Андрианов, чей блог про UX я вдохновенно читала полгода назад.



Конечно, через месяц-другой я привыкну и проникнусь, но эти первые шаги подобны блужданию по тонкому льду. Такая социоблядская черта раздражает меня годами. Как и всякая Дюма, с незнакомыми людьми я беспомощна: становлюсь милой, произвожу благожелательное и приятное впечатление, мало разговариваю и мягко сотрудничаю, но совершенно не могу спорить, отстаивать мнение, сомневаюсь в любой глупости и легко поддаюсь давлению. Мой подлинный характер — жёсткий, трудный, упрямый и преданный — всегда ищет благодатную почву и не проклёвывается абы с кем. Титаническими усилиями заставляю себя проявлять его в любых состояниях, но на этот навык уйдёт ещё несколько лет — нужны непоколебимая уверенность в действиях и мгновенный индикатор влияния, а они появляются лишь с опытом. Пока что незнакомый человек может вить из меня верёвки, как ему вздумается, и я из вежливости буду соглашаться.
Об этом эффекте социального доказательства, которому особенно подвержены сомневающиеся люди, не раз и не два писал психолог Роберт Чалдини. Читаю с удовольствием и жажду выписать отдельные параграфы, чтобы вдолбить их в изнанку мозгов на всю оставшуюся жизнь. Великолепная книга Чалдини «Психология влияния» заслуживает отдельного поста.
Друзья, скажите мне, вы сталкиваетесь с подобными проблемами? Как боретесь? Боретесь ли вообще?

@темы: Быт, Дизайн и работа

13:32 

Про Питер, фичьё и работу

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Я наконец обосновалась и устаканилась. Петербург поражает меня ежедневно ударами в солнечное сплетение. Привыкнув к ограниченности визуальных удовольствий, я беспрестанно поражаюсь местному колориту. Концентрация красоты зашкаливает все разумные отметки. В первые дни я не знала, куда смотреть. Во время прогулок голова крутится на плечах, как у лесной совы, в попытках поглотить и рассмотреть всё и сразу, но идея заведомо провальна.
Санкт-Петербург неуловимо покоряет меня своей волей — здесь всё время чувствуешь человеческую руку, которая возжаждала создать и обустроить город в месте, совершенно для этого не подходящем. Миры сменяют друг друга, как перчатки, без прелюдий и вступительных речей: пять минут назад гулял по улочкам вдоль неописуемой многовековой красоты, и вдруг метро, где пропадают все мирские звуки и запахи, лёгкие наполняются чем-то электрическим, поезда громко мурлыкают и рычат, людские потоки снуют, как лосось на нерест, а границы времени регулируются исключительно счётчиком секунд. Двадцать минут ты тонешь в этой инсценировке, ощущая себя средним звеном между рыбой и андроидом, потом выныриваешь на поверхность и оказываешься в окружении высоток, интимно льнущих друг к другу новостроечными боками. Даже в нашем неблизком районе (а это проспект Просвещения) на каждом углу можно купить книгу и кофе, что с непривычки обескураживает — в Омске на окраинах можно купить только ягу и журнал о рыбалке.
Конечно, я уже сбегала в Эрмитаж, чтобы вновь воссоединиться с любимым Эль Греко. «Апостолы Пётр и Павел» — моя любимая картина, я тосковала по ней последние два года и страстно желала увидеть вновь. Как назло, именно в этот момент её увезли на выездную выставку, и некоторое время мы будем в разлуке. Скучаю по ней, как по женщине. С горя обошла французов на третьем этаже и осталась в восторге. В постоянной экспозиции Эрмитажа есть обширная коллекция Ван Гога, немного Сезанна и Писсаро, пошловатый Гоген, абсурдная и подчёркнуто примитивная керамика Пикассо, восхитительный Матисс и изумительный Дега (в том числе «Площадь согласия», чистая моментальная фотография, предвосхитившая жанр).
Квартира, которую мы снимаем с друзьями Викой и Александром, сначала тоже поразила воображение. Она чистая, большая, с высокими потолками и годными условиями, но ремонт безумен, как Джокер. Неизвестный творец наклеил обои полосами: сначала подсолнухи, потом хуяк зелёная стена, опять подсолнухи, серая полоса, подсолнухи, внезапно одуванчики, розочки, подсолнухи, зелёная плитка, волосы дыбом встают! На полу переменно лежит ламинат и плитка с восхитительным паттерном, больше подходящим Русскому музею. Во мне умер и гниёт интерьерщик, поэтому первым делом я сменила шторы, а в следующем месяце докуплю плакаты, кресла, пледы и уютные коврики. В Питере несметно удобно и выгодно быть бесоватым хипстером или интеллигентным пропойцей. При желании можно и совмещать.
С работой всё решилось на удивление легко и удачно: меня пригласили на собеседование в «Кельник», и оно прошло как нельзя лучше. Ребята классные, живые, толковые, с хорошим подходом и зарплатой почти в два раза выше, чем в Омске. Издалека смотрела на них последний год, и мне пока ещё не верится, что с понедельника я буду у них работать.
Есть одна ложка дёгтя: со всеми этими переживаниями и событиями я умудрилась просрать зимнюю фандомную битву и так и не успела вовремя дописать фик. Когда в декабре мне пришла в голову мысль наваять пятьдесят страниц за два месяца, я ещё не подозревала, что на меня так быстро и внезапно свалится переезд, и не помогли даже нынешние ежедневные встречи с вордом. Мне стыдно и обидно за этот провал, особенно сейчас, когда текст пишется в бешеном темпе по пять страниц в день. Я надеюсь дописать его побыстрее и заранее грущу по этому поводу. Текст куцый и странный, жёсткий и нежный, герои вгрызлись в самую душу. Я люблю его, и мне жаль расставаться, но у всяких сюжетов есть свой срок.
Я подхватила простуду, набегалась до стонов и хромоты, и здесь хорошо до безобразия.

@темы: Питер, Писанина, Дизайн и работа, Быт, Хорошее

09:07 

Ещё один дайджест за неделю

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Мало и бестолково пишу в блог, потому что мысли рассеянны и неразборчивы. Посты сейчас похожи на сводки еженедельных новостей, и так будет до самого переезда.
Недельный дайджест.

@темы: Дизайн и работа, Быт

Блог Андре

главная