Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: хорошее (список заголовков)
19:58 

Итоги года

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Год подходит к концу, и в ленте появляются первые итоги. Я тоже расскажу про свои.

Прошлый год кончался метаниями. Было страшно, боязно и мучительно. Нужно было принять большое решение: бросить бесприютный сибирский город, в котором я родилась и выросла, оставить отца, бабушку и друзей, собственную квартиру, работу, какую-никакую благополучную жизнь — и улепетнуть в Санкт-Петербург с Мишкой и котом.
Прошлогодний пост итогов исполнен надежд и страхов. На руках ещё не было билетов, денег и чётких планов, но стало уже ясно, что жить в Омске дальше нельзя. Мне предстояло улететь за три тысячи километров, поменять климат, культурный фон, рабочую обстановку, бросить на карту всё в обмен на неизвестность.
И знаете? Удалось.

Читать дальше

@темы: Быт, Впечатления, Хорошее

01:15 

Миша

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
На той неделе в Америке праздновали День благодарения. Я вспомнила, что собиралась написать в блог. В этом месяце мы с Мишкой отметили три года совместной жизни.
Этот пост про него.
Мы знакомы со школы. Михаил учился на класс младше — развесёлый, праздношатающийся, патлатый парень неформального вида. Вокруг Михаила мерцала аура компанейского умного распиздяя. Михаил мог похвастаться блестящими оценками, тоннелями в ушах и пирсингами везде, где только можно. Очки слегка сглаживали впечатление — казалось, что перед вами не эмобой раннего развития, а порядочный человек с искрой разума на лице. Он увлекался странной музыкой, тусил со скейтерами, играл на гитаре и нравился всем, как рубль. Каждая собака была у Михаила в друзьях. Временами мы славливались на общих гулянках или в школьной курилке и перебрасывались парочкой ничего не значащих фраз. Миша дружил с моими однокашниками и присутствовал на моём последнем звонке, по этому поводу даже напялив строгий чёрный костюм. Костюм сидел на нём, как на корове седло (прошло шесть лет, и ничего не изменилось).
Вне школы мы никогда не сталкивались. Я, страшно сказать, даже фамилию Мишкину не помнила. Фамилия не требовалась — все знали Мишу просто так. Как полагается отдалённо знакомым людям, мы с Мишей добавили друг друга в друзья в контосе и годами не говорили ни слова. За эти годы я успела поучиться сначала в педе на филфаке, а потом в политехе на кафедре дизайна. Миша окончил школу и тоже поступил в политех на дизайн — правда, на другое направление, к технарям. Мы разок словились в коридорах универа, поохали, поспрашивали, как дела, и разошлись.
В начале ноября одиннадцатого года я стала работать на своего отца. читать дальше

@темы: Быт, Смыслы, Хорошее

20:53 

С днём рождения, Чиби

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Сегодня день рождения у Чиби-Пакость. Она такая классная!


@темы: Хорошее, Фотошоп, Оффтоп, X-men и РПС

23:50 

Анька

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
В моем блоге развелся целый выводок охуительных историй про детство. Вот еще одна история. О музе.
Ну, то есть как о музе. Скорее о детской травме. Когда мне стукнуло год и два месяца, у моих крестных родителей родилась дочь. Крестные взяли меня в охапку и повели смотреть на люльку с младенцем. Где-то в семейных альбомах сохранился сакральный снимок, сделанный в 1993 году. Мне полтора года, я бодро шагаю пешком под стол, щеголяю хомячьими щеками и вовсю демонстрирую характер. Одним словом, я уже личность. Мне представляют людей. Что до дочери крестных, то она — биомасса, бурлящая в пелёнках. Но на фотографии я смотрю на нее завороженно, как на чудо.
Существование этой биомассы поразило меня в самое сердце. Еще вчера никакого младенца не было, а сегодня он вдруг появился — нелепый, крикливый, с вытаращенными карими глазищами в пол-лица. У него даже было имя, и не какое-нибудь плебейское, а весьма значительное. Биомассу звали Анна, сокращенно Анька. Я послушно повторяла: Ая, Ая. Взрослые посчитали это за знак благосклонности и нарекли Аю моей крестной сестрой.
С тех пор у меня появилась обязанность приглядывать за малявкой на правах старшей. В детстве разница в год с мелочью кажется колоссальной. Четырнадцать месяцев, разделявшие нас с Анькой, делали меня мудрой женщиной, а ее — несмышленой крохой. Родители и крестные полагались на мою ответственность и здравый смысл: Даша умная, Даша спокойная, Даша научит, Даша расскажет, Даша благоволит Аньке и, несомненно, будет влиять на нее исключительно благотворно.
Они ошиблись по всем фронтам. Я не просто благоволила Аньке. Я была очарована ею вся. Другие малявки, которых знакомили со мной с теми же воспитательными целями, досаждали мне денно и нощно. Они были беспроблемные, пусть капризные, но правильные. Они не тискали кошек, не доводили родителей до безумия, не устраивали филиал психдиспансера в отдельно взятой детской и в целом вели себя пристойно. Казалось бы — ну чего бы мне их не любить?
Но я любила Аньку.
Читать дальше

@темы: Хорошее, Смыслы, Быт

21:45 

Дед

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Я, кажется, много раз рассказывала о деде, вечно одно и то же, никогда не уставая. Сегодня тоже расскажу. Как водится, издалека.
Есть за мной один языковой грешок: я не всегда лажу со значением слов. Меня чаруют экспрессия, шероховатости, переливы и каламбуры. Ровную, стройную, чистую речь я не то чтобы недолюбливаю — просто не питаю привязанности. В детстве я любила всем на свете давать прозвища, порой едкие, местами несправедливые, появляющиеся неизвестно из каких закромов. Значения меня не волновали — я настаивала на звучании. Прозвища были необъяснимы, но приживались феноменально.
Мое первое слово было «Галя». Таким непочтительным девчоночьим именем я обозвала свою бабушку по маминой линии, блистательную, хваткую Галину Михайловну, красивейшую женщину, щеголявшую двенадцатисантиметровыми каблуками и красным платьем в пол. Большая начальница, бывший секретарь областного комсомола, к которой все обращались на вы, моими стараниями стала какой-то странной Галей, и с тех пор (а прошло двадцать два года) все зовут ее именно так. Лет пятнадцать назад, когда Галя еще молодилась, ей льстило, что внучка обращается к ней по имени (и дочь тоже, потому что мама подхватывала за мной любую ересь). Теперь Галя на пенсии и в свои шестьдесят семь умоляет меня одуматься: Даша, Даша, сколько можно — треть жизни я провела не мамой и не бабушкой, а никем, одумайся, я хочу хоть когда-нибудь постареть.
Но я по-прежнему непреклонна: ты Галя — и точка. Стареть не смей.
читать дальше

@темы: Хорошее, Смыслы, Быт

21:31 

Подарок

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Как вы знаете, я люблю посидеть в эмо-углу и поплакать там о том, какой фандом большой и страшный и как он алчно смотрит в моё лицо.
Что могу сказать по этому поводу? Двадцать с лишним лет, а ума всё нет.
Посмотрите, что мне сегодня передали макки и .:одна ошибка:. из Москвы.


К статуэтке прилагалась очаровательная коробочка со сладостями.

Я не особенно понимаю, как надобно реагировать («Аааааа, это мне? Это правда мне? Это что, шутка? Не шутка? Но как? Почему? За что?»), но думаю, мы подружимся. В моменты творческих кризисов Ося будет смотреть на меня с суровой нежностью. Он занял место на почётной голубой полке и глядит оттуда с торжеством.
С ума сойти!
Реакция Михаила

Теперь сижу и вспоминаю: в конце мая на премьере Икс-мэнов Friday_on_my_mind подарила мне блокнот и книгу «Хорошо быть тихоней». В конце июня DashaMoran приподнесла мне графический роман «Ибикус» и «Кота» Олега Тищенкова. Я в дарах, как в шелках, и смею бубнить о том, как меня смущает публичность. Стыдоба и позор. Бейте Андре ссаными тряпками при попытках жаловаться на страшный мир. Это всё враньё.

Не в обзоры)

@темы: Хорошее, Быт, X-men и РПС

11:12 

Ухи

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Было мне шесть лет. Маленькая и рыжая, училась я в первом классе. Родители воспитывали меня в свободном духе: не стояли над душой, заставляя делать уроки, мало ругали, много хвалили и всячески поощряли творческий энтузиазм. Некоторое время мама и папа, оба инженеры, пытались выжать из меня хоть какой-нибудь математический умишко. Затея быстро провалилась. Папа смирился с тем, что дочь — дура, а мама, по уши влюблённая в гуманитарные науки, порадовалась от души.
Сошлись мы на том, что я стану делать, что захочу, а если налажаю — сама за это буду отвечать. Соглашение до сих пор в силе. Физкультуру я прогуливала, ритмику не выносила, по математике имела вечный тройбан, игнорировала всё неугодное и пылко увлекалась тем, что сама выбрала. Мне нравился русский язык, литература, рисование, декоративно-прикладное искусство, природоведение и прочие предметы, выдающие в ребёнке пропащую девку. Блистательная пятёрка по русскому являлась предметом особой гордости. Я научилась писать и читать в четыре года и к первому классу уже наваяла тонну кретинистических рассказов про мышей. Мама читала о приключениях мышей с большим интересом и приставала с воплями: «Автор, дайте проду».
В общем, всё шло замечательно. Но однажды я пришла из школы с лицом Штирлица, которого раскрыли. Мама спросила, в чём дело. Я горестно вытащила из портфеля тетрадку по русскому и развернула на последней странице.
Четвёрка. О горе! Четвёрка по русскому языку. Печали моей не было предела. Маленькое эго содрогалось от позора. Я стерпела бы двойку по математике, кол по физкультуре, директорский выговор за плохую дисциплину, но четвёрка по русскому — это удар по больному. От удивления мама присела на стульчик, проникаясь состраданием.
— Множественное чи-ы-ы-с-ло-о-о, — выла я, захлёбываясь слезами.
Мама погладила меня по голове, забрала тетрадку и стала читать. Мы проходили множественное число. По этому поводу я накатала для учительницы большую добротную домашку. До поры до времени там не к чему было придраться: зайчики, кошечки, собачки, лебеди, столы, стулья — всё размножалось с неистовой силой. Но потом дело дошло до частей тела. На последней странице мама нашла такое: «Нога — ноги. Рука — руки. Язык — языки. Глаз — глаза. Ухо — ухи».
Мама захохотала. От смеха слёзы брызнули у неё из глаз и из ух. Глядя на неё, я тоже начала ржать над ухами, а кто бы не начал? Слово «ухи» стало местным мемом. Чуть что случалось, все непременно вспоминали про них, родимых.
К чему я вам это рассказываю? Я знаю, что со стороны произвожу впечатление мягкого человека. Но я упряма, как ослица. То, что вметяшилось один раз, может не отпускать меня десятилетиями. Я могу влюбиться в один цвет и пихать его в любой интерфейс раз за разом. Я могу красить доски и стеллажи в одном и том же стиле Мондриана, и мне не надоест. Я до бесконечности обсасывать тему человека и зверя в своих фичках. Нормальные люди уже всё побросают и сбегут к чёрту на рога, а я буду сидеть и долбать свои дела до второго пришествия. Я до сих пишу слово «ухи», а потом хожу по текстам, вычитываю его и ржу, как полковая лошадь.
Уверена — такая дрянь досталась мне от деда. Дед происходил из польских евреев и офицерской семьи. У него было хорошее образование, золотая голова и тонкое чувство языка. Дед безукоризненно писал, а его устная речь ласкала слух и просилась разойтись на цитаты. Дед одинаково хорошо владел языком сапожников и советской интеллигенции, и за счёт этого везде был своим в доску.
Мне далеко до деда. Но на одни грабли он наступал постоянно. Грабли эти назывались «извени».
«Галя, — цеплял дед записки на холодильник, — я не вынес мусор, извени».
«Галя, я дурак, извени».
«Галя, прими мои извенения».
С воем Галя пихала ему под нос словари: Вова, Вова, опомнись, какое «извени»? Повинный! Невинный! Очнись, Вова!
Дед понуро кивал, со всем соглашался и продолжал писать, как ему вметяшилось. Тридцать лет Галя снимала с холодильника эти записки, тридцать лет. Ругалась страшно, смеялась, носилась с проверочными словами, и всё бесполезно.
Теперь она по этим запискам скучает.

@темы: Быт, Смыслы, Хорошее

12:41 

Старкон, стеллаж и дивная женщина

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Всю субботу я провела на Старконе — масштабном питерском фестивале, посвящённом фантастике, науке и кино. Признаться, я предвзята к косплейщикам. Ждала толпы бешеных и скупых на реальную жизнь гиков в растянутых трениках и розовых париках. Морально подготовилась к тому, чтобы сохранять нейтральное выражение лица, напрочь лишённое сарказма. Решила, что буду во что бы то ни стало терпима и непробиваема, как медсестра в психиатричке.
Ничего не сбылось. Мы покупали билеты в зоопарк, а попали в отличную тусовку с тысячей весёлых счастливых людей. Драйв зашкаливал. Все друг друга любили. Дедпулы обнимались с Джокерами, Джоны Сноу — с Докторами Кто. Разнородная, разновозрастная толпа плыла на одной волне и не сливалась в месиво лиц и жадных ртов. Неожиданно для себя я вдруг разглядела в этой толпе что-то важное, нужное и абсолютно святое — и всё это без бухла, без холиваров, без взаимной грызни, толкотни и давки. По уровню восторга, тепла и взаимного счастья происходящее напоминало гей-парад, и было трудно не проникнуться любовью к этим чудесным людям.
Вдоволь наглядевшись и впитав всё волшебство, я забурилась на лекции Федерации космонавтики и три часа, открыв рот, слушала, как стать космонавтом, как устроена МКС и как выглядит быт на станции.
Было невероятно. В следующем году я непременно пойду ещё.
Счастье!

В понедельник тоже не обошлось без добра. Вживую познакомилась с S is for Sibyl. В последние месяцы мне фантастически везёт на прекрасных женщин. Иногда просыпается ощущение, словно кто-то, пронося мимо рог изобилия, поскользнулся на банановой кожуре и вылил верхний слой прямо мне на макушку. Теперь я брожу по свету, вся в сливках, днём работаю, как проклятущая, вечером, как проклятущая, пишу, а в это время вокруг ходят чудеса и настойчиво стучатся в дверь: ну посмотри на нас, Андре, посмотри.
Сибил рассказала мне о социальной стратификации в Англии, пересказала два потрясающих сюжета, пила со мной кофе и ела бейглы, а Миша названивал и волнительно интересовался, какого чёрта в одиннадцать вечера я всё ещё на Набережной Обводного канала и не спешу домой. Конечно, я проспойлерила Сибил «Постороннего» и пересказала всю свою жизнь. Пока рассказывала, сама удивлялась, сколько в этой жизни экшна, саспенса, хоррора и добротной драмы. Во вторник я так и не смогла вырваться на вторую встречу, и мне чертовски жаль прощаться. Сибил, возвращайся, ты так хороша.

Что ещё рассказать? У меня много нервной работы, куча вдохновения и ужасно не хватает отдыха. В качестве терапии по вечерам я пью вино и крашу стеллаж в цвета Пита Мондриана. Когда докрашу — разумеется, покажу. Просто удивительно, до чего маниакален может быть человек в попытке встать на паузу.

@темы: Хорошее, Быт

21:32 

Андре/Шкав

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Знаете этот флэшмоб с пейрингами, да?
Тебе дают какую-нибудь киношную или книжную пару, а ты расписываешь по полочкам, что у них там за жизнь.
Два-Стула тоже у себя это затеяла. Она классно и здорово расписывала кучу всяких парочек, а потом в комменты пришла Анечка и сказала: напиши про нас с Андре!
И что вы думаете? Два-Стула написала. Второй день ржу, чувствую себя Фассбендером и умиляюсь. Только вот с шахматами Стулья промахнулась, а в остальном это чертовски похоже на правду.

18.06.2014 в 19:06
Пишет Dva-Stula:

о хэдканонах

Сияющий отп andre;/Шкав от Шкав

читать дальше

URL записи

@темы: Оффтоп, Хорошее

21:40 

Выходные

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Утром в субботу я обнаружила себя на собственной кухне в обществе Dva-Stula, Шкав, белой змеи и фичка в ворде. Я бешено писала, а Стулья и Анечка наперебой бомбардировали меня идеями. В их прекрасных головах комфортно уживаются логика, коктейли, жизненные перипетии, Эрик Леншерр в образе ублюдка, Себастьян Стэн в образе дракона и размышления о том, кто главнее.
— Так жаль, что сцену с Хэнком и Рейвен вырезали, — вздыхала Два-Стула. — Там был момент, где Рейвен лежит на ковре, а Хэнк лежит на ней. Они в Париже и оба синие!
Мы забурились в кинотеатр на Невском и, конечно, снова посмотрели сиквел. Я стонала, вздыхала, горячо любила Чарльза, Логана и Ртуть, вцеплялась дамам в руки и в третий раз мучительно корчилась, когда Леншерр от полноты чувств протыкал Зверёныша прутами.
Вечером Два-Стула уехала от нас на поиски приключений, Анечка познакомилась с Михаилом в обличье Халка и снова заставила меня продумывать сюжет по старбаксу (как она это делает, чёрт возьми?). В два часа ночи, лежа на надувном матрасе посреди кухни, попивая вино и вслух размышляя о том, почему Магнето спелся бы с Зимним солдатом, я поняла, что жизнь моя напоминает ситком про гиков, и всё пошло по пизде, но когда — уже и не вспомнить.
На следующий день мы с Анечкой опять гуляли по Питеру, смотрели «Фрэнка», дружно обмирали в драматические моменты, пришли к выводу, что Фассбендер гений, и влюбились в чувака с огромной пластмассовой головой. В баре «Гризли» опять сошлись с Два-Стула. Петербуржские приключения оставили её живой, здоровой и не нанесли видимого ущерба психике (чего не могу сказать о себе). Позади нас сидели девочки и громко разговаривали про иксов. Можно было спалиться и помахать им ручкой, но нам было так хорошо вместе.
Я решила, что опять спишу с Анечки характер Ртути, но ещё не придумала, в какой именно текст.
Выходные удались.
На «Фрэнка» схожу ещё раз, это что-то.
Извините, что почти не отвечаю на комментарии к фикам — я всё вижу, ужасно польщена и каждый раз плавлюсь маслом по хлебу, но ничего не успеваю. Много пишу и работаю. Работа выматывает чертовски.
А у вас как дела?

@темы: Быт, Хорошее

01:35 

Дуализация

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Пока вы визжите насчет слитого в сеть куска первоклашек (я тоже визжу, но молча), сегодня со мной случилось то, что называется дуализацией. Раньше я про такое писала в своих фичках, а теперь столкнулась с реальностью. Реальность безжалостна, как топор: в два часа дня я приехала на станцию метро «Гостиный двор», прошагала до Московского вокзала и зашла в кофейню. За столиком сидела леди в розовой кенгурухе. По моей топорной инициативе мы неуклюже обнялись, она строго спросила:
— Почему ты опоздала? — а через пять минут уже травила какие-то истории про квартиру, про круассаны, про фандомы, рюкзаки и профессии, жестом фокусника выудила из сумки змею (!) и абсолютно меня ею очаровала.
Через час я уже обнаружила себя на юге города, под дождем, в чьей-то квартире с двумя котами, а потом — на Невском, где снова дождь и слякоть, сизые облака прилипают к затылку, а люди ходят косяками, как лосось на нерест. Мы о чем-то трепались без устали, потом снова — бах! — и я на сходке чужого фандома, здороваюсь с внезапными знакомыми и улыбаюсь незнакомым, странные люди вокруг кричат: «За капитана!», визжат и опрокидывают бокалы, я обещаю всем написать фичок про Стива и Баки, смутно понимая, кто я, где я и зачем все это нужно, тут же его пишу в заметках айфона, а потом выясняется, что завтра мы идем в кино на «Зимнего солдата», и нет ни единого шанса спастись.
Снова — бах! — я в другом баре с другими людьми и Михаилом, сижу и воодушевленно всем хвастаюсь, какую богическую женщину повстречала и как дуализация Дона и Дюма может свернуть страны и города.
Богическая леди — это, чтоб вы знали, Шкав. Есть ощущение, что она может вить из меня верёвки напропалую, и я напишу хоть Баки/Стив, хоть Стив/Баки, хоть любую ересь. Не удивляйтесь, если в этом бложике появятся кратковременные посторонние непотребства — всем известно, что музы свергают страны и города.
Ну, признавайтесь, кто из вас шипперит старбакс?)

@темы: Быт, Марвел, Хорошее

12:29 

Питер: про друзей и быт

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Чем дольше я в Питере, тем больше он мне нравится. Многие штуки, которые кажутся обыденными местным жителям, я воспринимаю с неизменным приятным удивлением. Может, дело в том, что я не слишком разбалована городскими удовольствиями — в Омске жизнь преимущественно состояла из работы, парочки друзей и родственных дрязг, а любой досуг вне дома неизбежно сводился к кино.
Мне было проще, чем многим, — раз в полгода я ходила на выездную выставку или в театр, гуляла по закоулочкам в поисках интересных образцов сибирской архитектуры, были деньги на походы в кофейни и бары. Но бухать — это утомительно, архитектура быстро кончилась, а спектакли и выставки и подавно. Как ни крути, музейный и театральный досуг — это вариант для высокодуховных дев, а стать высокодуховной девой в отсутствии предпосылок не так уж просто.
Я убеждена, что люди, не имеющие любимой работы и приятного хобби, на этой почве рано или поздно едут кукушечкой и утопают в экзистенциальной тоске. Не зря же без конца и края продолжаются разговоры о необходимости «ухода от реальности», крепнущего желания съебаться хоть куда-нибудь — хоть в бутылку, хоть в Олимпиаду, хоть в онлайн-игру. В Омске я ощущала верность этих разговоров постоянно, но в Питере вдруг перестала.
Этот момент истины всегда чуть-чуть переворачивает твоё сознание: миг, когда ты осознаёшь, что сбегать от реальности больше не хочется. Во многом я обязана этому не столько городу, сколько людям, которые попадаются мне на пути. Когда мы с Михаилом решили снимать квартиру с друзьями, я побаивалась, что все переругаются и устанут друг от друга в первую неделю. Но совместный быт на этом этапе почему-то не губит, а скрашивает существование. Когда хочется побыть одной, пространства для этого предостаточно, а в остальное время обнаруживаются сплошные плюсы, от материальных до моральных: быт меньше ударяет по кошельку, содержать квартиру намного проще, по вечерам можно пропустить бокал вина в тёплой компании и открыть массу непредвиденных приключений.
Например, Виктория — настоящее сокровище для человека, повёрнутого на писанине. Я могла бы написать про неё рассказ или целый роман, если бы не была так занята фичками. Характером Вика близка к Михаилу: то же дивное сочетание бурных эмоций и рационального восприятия. Виктория многогранна и эффектна: вегетерианка и чайлд-фри, повёрнутая на похудении и защите животных, но сроду не мешающая никому жить. Она учится на психоаналитика, пишет курсовую работу о лесбиянках, проходит практику в сумасшедшем доме и обладает богатой коллекцией охуительных историй. Речь Вики — нескончаемый поток фразеологизмов, ласкающих слух и греющих душу.
— ...и вот эта самая Настя сидит передо мной вертится, как вошь на гребешке, чтобы ей не снизили галоперидол. У неё чёрный человек за плечом стоит и говорит: ты жирна, как бешеная корова. Какая анорексия? Шизофрения с маской. На шкале лжи такие значения, что бомбит. Эти умники делают из больницы овощную ферму. А в военкомате? Приходят взрослые парни, лбы под два метра в-о-от с такими яйцами, а я по инструкции спрашиваю: Васенька, ты писаешься? Кино и немцы!
У Виктории есть мужик, очень худой невозмутимый сисадмин Александр. Саша похож на пожилую француженку. В трезвом состоянии он практически не издаёт звуков, а в нетрезвом деликатен и разговорчив. Когда спрашиваешь у него, где находится то или иное заведение, Саша неизменно отвечает с лукавой гордостью:
— Я там срал!
У ребят есть кошка Анфиса, пушистая чёрная красотка с белыми тапочками на лапах. За две недели они с Йозефом влюбились друг в друга и ходят по квартире парочкой. Гиперактивный общительный Йозеф нашёл подружку, раздухарился и стал ещё милее. Вика нежно называет его Печенькой, и Йозеф даже отзывается.
Отдельная находка моей жизни — это Дашка. Дистанционно мы дружим уже лет шесть, и это больше похоже на форму внутреннего родства. Только сейчас я осознала, как сильно мне не хватало её всё это время. Дашка работает в библиотеке Российской академии наук, феноменально быстро ориентируется в любом книжном магазине, знает почти любую книгу, о какой только заходит речь, и даже матерится с чуть извиняющейся питерской интонацией. Мы гуляли вместе по Петроградке мимо величественного печатного двора, говорили про современное искусство в Эрарте и на Украине, пили чай с чабрецом в маленькой кафешке с клеймёными кирпичами на стенах, и я чувствовала себя как человек, забредший в райские кущи и снедаемый страхом, что всё кончится по хлопку.
Но ничего не кончается. Моё существование омрачают лишь две вещи: комплекс вины перед Галей и тоска по Машке. Я надеюсь, что в мае она приедет, и предвкушаю, как поведу её в Зимний дворец.
Несколько дней назад мы с Мишкой после работы пошли гулять вокруг Чернышевской. Мы зачем-то постояли у двуликого сфинкса, памятника жертвам сталинских репрессий. Набережная Невы по вечерам пленительна. Блуждает смутное ощущение, что на непроглядном дне лежат, ждут и зловеще колышатся давным-давно сброшенные мешки. На фоне чёрной высокой воды Миша кажется мне таким красивым, как вообще не бывает в мире, и я влюбляюсь заново, в сотый раз, будто город опять оказывает милость, любезно приумножая всё, чем мы богаты.

@темы: Питер, Впечатления, Быт, Хорошее

13:32 

Про Питер, фичьё и работу

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Я наконец обосновалась и устаканилась. Петербург поражает меня ежедневно ударами в солнечное сплетение. Привыкнув к ограниченности визуальных удовольствий, я беспрестанно поражаюсь местному колориту. Концентрация красоты зашкаливает все разумные отметки. В первые дни я не знала, куда смотреть. Во время прогулок голова крутится на плечах, как у лесной совы, в попытках поглотить и рассмотреть всё и сразу, но идея заведомо провальна.
Санкт-Петербург неуловимо покоряет меня своей волей — здесь всё время чувствуешь человеческую руку, которая возжаждала создать и обустроить город в месте, совершенно для этого не подходящем. Миры сменяют друг друга, как перчатки, без прелюдий и вступительных речей: пять минут назад гулял по улочкам вдоль неописуемой многовековой красоты, и вдруг метро, где пропадают все мирские звуки и запахи, лёгкие наполняются чем-то электрическим, поезда громко мурлыкают и рычат, людские потоки снуют, как лосось на нерест, а границы времени регулируются исключительно счётчиком секунд. Двадцать минут ты тонешь в этой инсценировке, ощущая себя средним звеном между рыбой и андроидом, потом выныриваешь на поверхность и оказываешься в окружении высоток, интимно льнущих друг к другу новостроечными боками. Даже в нашем неблизком районе (а это проспект Просвещения) на каждом углу можно купить книгу и кофе, что с непривычки обескураживает — в Омске на окраинах можно купить только ягу и журнал о рыбалке.
Конечно, я уже сбегала в Эрмитаж, чтобы вновь воссоединиться с любимым Эль Греко. «Апостолы Пётр и Павел» — моя любимая картина, я тосковала по ней последние два года и страстно желала увидеть вновь. Как назло, именно в этот момент её увезли на выездную выставку, и некоторое время мы будем в разлуке. Скучаю по ней, как по женщине. С горя обошла французов на третьем этаже и осталась в восторге. В постоянной экспозиции Эрмитажа есть обширная коллекция Ван Гога, немного Сезанна и Писсаро, пошловатый Гоген, абсурдная и подчёркнуто примитивная керамика Пикассо, восхитительный Матисс и изумительный Дега (в том числе «Площадь согласия», чистая моментальная фотография, предвосхитившая жанр).
Квартира, которую мы снимаем с друзьями Викой и Александром, сначала тоже поразила воображение. Она чистая, большая, с высокими потолками и годными условиями, но ремонт безумен, как Джокер. Неизвестный творец наклеил обои полосами: сначала подсолнухи, потом хуяк зелёная стена, опять подсолнухи, серая полоса, подсолнухи, внезапно одуванчики, розочки, подсолнухи, зелёная плитка, волосы дыбом встают! На полу переменно лежит ламинат и плитка с восхитительным паттерном, больше подходящим Русскому музею. Во мне умер и гниёт интерьерщик, поэтому первым делом я сменила шторы, а в следующем месяце докуплю плакаты, кресла, пледы и уютные коврики. В Питере несметно удобно и выгодно быть бесоватым хипстером или интеллигентным пропойцей. При желании можно и совмещать.
С работой всё решилось на удивление легко и удачно: меня пригласили на собеседование в «Кельник», и оно прошло как нельзя лучше. Ребята классные, живые, толковые, с хорошим подходом и зарплатой почти в два раза выше, чем в Омске. Издалека смотрела на них последний год, и мне пока ещё не верится, что с понедельника я буду у них работать.
Есть одна ложка дёгтя: со всеми этими переживаниями и событиями я умудрилась просрать зимнюю фандомную битву и так и не успела вовремя дописать фик. Когда в декабре мне пришла в голову мысль наваять пятьдесят страниц за два месяца, я ещё не подозревала, что на меня так быстро и внезапно свалится переезд, и не помогли даже нынешние ежедневные встречи с вордом. Мне стыдно и обидно за этот провал, особенно сейчас, когда текст пишется в бешеном темпе по пять страниц в день. Я надеюсь дописать его побыстрее и заранее грущу по этому поводу. Текст куцый и странный, жёсткий и нежный, герои вгрызлись в самую душу. Я люблю его, и мне жаль расставаться, но у всяких сюжетов есть свой срок.
Я подхватила простуду, набегалась до стонов и хромоты, и здесь хорошо до безобразия.

@темы: Питер, Писанина, Дизайн и работа, Быт, Хорошее

18:21 

Жив, цел, орёл

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Прилетела. Нагулялась. Отбила ноги. Питер прекрасен. Впечатлений куча. Подробности будут, когда отойду от хаоса, устаканюсь и допишу фик.

@темы: Питер, Впечатления, Хорошее

00:54 

Прогулка

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Близится отъезд. По пятам ходит бессонница. В Омске лень и собачий холод. Приходится уговаривать себя на любые телодвижения — например, прогуляться по местам детства.


Большой увлекательный рассказ.

@темы: Фото, Путешествия, Быт, Хорошее

17:14 

Итоги года

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
В этом году я была молодцом. Я сделала многое из того, что планировала, а что не сделала, то переосмыслила.
Подробно.

10 желаний на 2014 год:
1. Наконец переехать в Питер, найти там квартиру и новую работу, привести жильё в цивилизованный вид.
2. Стать круче в профессиональном плане. Больше знать. Больше уметь.
3. Расширить культурный базис: много читать, ходить в театр и на выставки, полюбоваться ещё пару раз на Эль Греко и хоть чуть-чуть вникнуть в музыку.
4. Писать. Много и каждый день.
5. Не забывать про друзей и про родных. Часто видеться с людьми, много гулять и от души отдыхать.
6. Чтобы с Галей и отцом всё было в порядке. Чтобы Машка тоже переехала в Питер. Чтобы папа вырвался из своего пиздеца.
7. Сделать что-нибудь с больной спиной — либо скинуть килограмм пять-семь, либо в бассейн или на массаж регулярно ходить.
8 Лучше вникнуть в вино и в культуру потребления пищи.
9. Продолжать создавать артбуки. Один за другим.
10. Узнавать новое, путешествовать, впитывать впечатления и генерировать из них творческую энергию.

@темы: Быт, Впечатления, Хорошее

08:26 

Соционическое

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Программист Артём сегодня рассказал, как он борется с хаосом. Для своего блога Тёма написал скрипт, который сокращает точки и восклицательные знаки.



Я предложила вариант конструктивной переработки клавиатуры: поставил разок восклицательный знак, и на месте кнопки выскочил заострённый шип.
— Так-то да, — согласился Тёма, — но при желании второй восклицательный знак можно скопировать. А скрипт не подведёт.
Испытываю нежную любовь к Горьким. С ними хорошо до безобразия.

@темы: Хорошее, Дизайн и работа

09:11 

Первый новогодний подарок

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Прихожу сегодня на работу, а мне Сашка подарок новогодний сделал — припёр из какого-то кинотеатра здоровенные плакаты с бессмертным Росомахой, «Первоклашками», «Трансом» и «Прометеем». Визжала почти на ультразвуке. Как легко осчастливить дуру.

@темы: Оффтоп, Хорошее

19:33 

Ludum Dare и муза

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Короче, есть такое мероприятие для айтишников-гиков — Ludum Dare. По сути, соревнование по ускоренной разработке игр. У нас в Омске раз в год проводится на выходных. Чуваки собираются в субботу утром, придумывают концепт игры, сюжет, механику, взаимодействия, а потом двое суток без остановки рисуют и программируют. Драйва навалом. Игры получаются одна другой интереснее. К сожалению, показать ничего не могу, но, ей-богу, восторг берёт от того, как люди могут извернуться в кратчайшие сроки и за 48 часов выдать реальную работающую игру.
В субботу одна команда, участвующая в Ludum Dare, обосновалась у нас в офисе — парочка моих коллег, студентка-иллюстратор и её парень-гик. Меня тоже звали порисовать, но душа как-то не просит, так что участвовала сугубо пассивным наблюдателем со стороны. Ребята замахнулись на марсианский квест с потерявшейся галактической командой в духе «Прометея» в абстрактно-мультяшном стиле. Ничего, естественно, не успели - замысел-то ого-го! - но отличились энтузиазмом и клянутся, что игруху доделают уже не в рамках соревнования, а ради фана.
Влюбилась в девушку, рисовавшую персонажей. Её зовут Анжелика, она налетела на меня, как буря в пустыне, устроила хаос на моём столе и компе, сунула нос в каждый уголок и листик, пришла в щенячий восторг от артбука и веб-дизайна, разговаривала звонким голосом, бурлила эмоциями и творческим вожделением, и я, естественно, подтаяла и расплылась в умилении. Любовь к Донам не вытравливается. Это многое объясняет по части моей любви, например, к МакЭвою.

Муза, муза!

Ребёнок изъявил желание стать веб-дизайнером. Теперь Сашка учит её уму-разуму и советует, что можно почитать, чтобы чуть-чуть въехать в профессию. Испортит, как пить дать!

По уши занята какой-то новогодней хуйней и своими фичками и никак не соберусь написать пост про Happydev. Как бы мне мобилизоваться, чтобы всё успеть?

@темы: Быт, Хорошее

20:48 

«Грязь»

Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
«Грязь» абсолютно меня измотала, полностью. Нельзя любить МакЭвоя больше.



Спойлеры.

@темы: X-Men Observer, X-men и РПС, Смыслы, Хорошее

Блог Андре

главная