16:22 

Оно

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Это особенный фик.
Я не в фандоме старбакса и вряд ли активно в него включусь. Моё сердце давно отдано иксам, и я редко им изменяю. Роман с этим текстом получился страстный и быстрый, почти курортный. Мне закружила голову Шкав — приехала в Питер, протаскала по сходкам и киношкам, заставила выдумывать какую-то тарабарщину, и к вечеру первого дня, ещё не смотря «Зимнего солдата», я уже рисовала на бумажке какие-то схемы и порядок сцен. Анечка вытягивала из меня этот текст щипцами, гифками, песнями, шутками-прибаутками. Аня страдала, что отрывает меня от иксов, я металась и норовила отлынить, вдохновение от ДМБ наложилось на «Зимнего солдата», и спустя месяц текст наконец родился.
Фик летит, как стрела Хоукая. Тетива медленно натягивается, примеривается к мишени. Рывок — стрела несётся вперёд, предвкушает встречу с плотью и резко впивается между рёбрами.
Всё, на что я могу надеяться, — что эта стрела между рёбрами принесёт вам такое же удовольствие, как и мне.

Название: Оно
Автор: andre;
Пейринг: Зимний солдат/Стив Роджерс
Рейтинг: R
Жанр: драма
Саммари: в поисках своего прошлого Зимний солдат выходит на Стива Роджерса и узнаёт много нового о себе.
Примечание: имена в пейринге не случайны. Это не Баки и не Капитан Америка, а действительно Зимний солдат и Стив.

Посвящается Шкав. В тексте есть отсылка к её фику «Вот засранец».

1.

Ирландское кафе «Мюррей» обустроилось на сто седьмой улице летом тысяча девятьсот тридцать девятого. Дело было так: ушлый ирлашка Киллиан Мюррей, наглец, подлец и проходимец, во времена сухого закона поднялся на самогоне. Сухой закон отменили, но предпринимательская жилка Мюррея не сдалась. Киллиан был рождён для денег — или, по крайней мере, искренне в это верил. Он мог бы стать Говардом Старком, но стал самогонным барыгой. Так появилось кафе на сто седьмой — шумное, развесёлое, обаятельное, как уличный прощелыга, с укромными уголками и усатыми барменами, разливающими эль по пузатым стаканам.
Кафе «Мюррей» ничем не выделялось среди своих громкоголосых братьев. Спустя без малого семьдесят лет Стив Роджерс не смог вспомнить другого места, где можно приземлиться в пятницу вечером.
С ним была барышня. Её звали Эбби. Стив пришёл посмотреть, во что превратилось кафе, а Эбби пришла взглянуть, что из себя представляет Стив.
Нынче кафе «Мюррей» заправлял уже не ушлый ирлашка Киллиан Мюррей, а ушлый ирлашка Шон Мюррей. Разумеется, внук. Стив и Эбби сели за обшарпанный столик в углу. Эбби работала в империи Тони Старка, на досуге посещала кружок садоводов, слыла счастливой обладательницей мелодичного голоса и лебединой шеи.
Путём хитрых математических вычислений Чёрная вдова пришла к выводу, что они со Стивом — идеальная пара. Стив не блистал математическим умом, но и без него понимал, что точная наука тут бессильна. Рот у Эбби не закрывался даже на обед. Стив старательно улыбался, дожидаясь, когда официант шмякнет на столик меню.
Наконец меню принесли. Оно состояло из омлета с беконом, бекона с омлетом, чесночных гренок и семидесяти видов пива. На последней странице, после семидесятого пива, сказано: «Стакан — 10 долларов, тарелка — 12 долларов, глубокая миска — 15 долларов. Бейте посуду дома!»
Хороший совет.
Эбби заказала семидесятое пиво. Стив взял бекон с омлетом (три порции).
— Три порции! — восхищённо сказала Эбби. — Вот это аппетит.
— Ускоренный метаболизм, — объяснил Стив.
— Да, я знаю, — перебила Эбби. — Это же часть школьной программы для младших классов.
Здорово как.
— И что ты ещё обо мне знаешь?
— Многое, — сказала она. — Знаю, что ты родился в Нью-Йорке в июле тысяча девятьсот пятнадцатого...
— Семнадцатого.
— Да, прости, у меня всегда было плохо с историческими датами, — Эбби засмеялась. — Так вот, твои родители — ирландские эмигранты. Кстати, моя семья тоже из ирландцев, вот совпадение? Ты учился на художника, много рисовал — я видела твои рисунки в музее, чума!
— Какая чума?
— Не бери в голову, это такой сленг. Короче, ты хотел пойти в армию и сражаться на передовой, поэтому постоянно пробовал пройти медкомиссию, но тебя не пускали по состоянию здоровья. Астма, да? У моего дедушки тоже астма, это просто кошмар.
— Наверное. Я плохо помню.
— В общем, медкомиссию ты кое-как прошёл и проявил потрясающую храбрость и личные качества.
Она так и сказала — «личные качества» — будто заполняла отчёт в Министерстве обороны.
— На чём мы остановились? Тебе вкололи сыворотку, вот что. И сыворотка развила тебя до физической формы на пределе человеческих возможностей.
В этот момент Эбби на секунду сделала паузу, чтобы многозначительно оглядеть ту самую непревзойдённую физическую форму: разлёт плеч, бугры мышц, обтянутые футболкой, и напряжённые выпуклые вены, вьющиеся змеями по рукам. Стив предпочёл сделать вид, что этого не заметил, и опять улыбнулся. Механически.
— Ну, а дальше ты сначала работал символом пропаганды, потом ударился в разведку, и так до тех пор, пока твой самолёт не разбился, а сам ты не оказался закован во льдах на долгие, долгие годы...
Она ободряюще погладила его по руке.
— Я тебя утомляю, да? Прости, я до сих пор не могу поверить, что я... здесь... на свидании с Капитаном Америка!
— Всё в порядке.
Принесли бекон с омлетом и пиво. Стив со спасительным облегчением накинулся на еду. Эбби глотнула пива.
— Ну, расскажи мне что-нибудь о себе.
Стив помолчал, храня на лице отблеск вежливой улыбки, и ровным голосом ответил:
— Ты уже всё рассказала.
Эбби захохотала, как будто бы он пошутил.
— Мне всегда было жуть как интересно, что чувствует человек из другой эпохи, попадая в будущее. Знаешь, как в научно-фантастическом кино. Путешествия во времени и всё такое. Марти Макфлай и Доктор Кто, а теперь ещё и Капитан Америка.
«Доктор Кто» был записан в блокноте сразу после «Крёстного отца». Стив по привычке пометил себе в уме: узнать, кто такой Марти Макфлай.
— Как тебе люди двадцать первого века? — спросила Эбби.
Стив честно ответил:
— Люди двадцать первого века в нём не живут. Они хотят попасть в будущее или прошлое, смотрят много сериалов про другие миры и мечтают стать кем-то, кем они не являются. В моё время было не так.
Она удивлённо сказала:
— Твоё время — пример для всех нас.
— О чём ты?
— Ты мечтал стать тем, кем не был. И у тебя получилось.
— Всё не так.
— Ты был просто студентом-астматиком, а стал символом нации и спас много людей.
Стив посмотрел на неё прямо.
— Студенты-астматики, спасающие людей, — это и есть символ нации.
И она зачем-то опять засмеялась.
— Ладно, давай я расскажу о себе. Как я уже говорила, мои предки из Ирландии. Я работаю в «Старк Индастриз»... С тобой можно разговаривать о работе? Ну там, пожаловаться на начальство и всё такое. Или ты всё расскажешь Тони Старку?
И улыбнулась, хитро-хитро.
— Смотря что. Если ты продаёшь наработки «Старк Индастриз» арабам, то лучше не рассказывай.
И снова её настиг хохот.
— Боже мой, я и не знала, что ты такой смешной!
Всякий, кто знал Капитана, согласился бы с тем, что Кэп может быть каким угодно — добрым, злым, воинственным, спокойным, суровым, романтичным, вспыльчивым, рассудительным, взвинченным, степенным. Но не смешным. Смешным Стив Роджерс не был даже тогда, когда весил сорок пять килограммов и рвался навалять хулиганам. К нему подошло бы прилагательное «жалкий».
— ...в общем, и тут начальница моего отдела заявляет, что отчёт пропал неизвестно куда, и мы не можем его найти. Представляешь такое? Там же куча бумаг о работе за целый месяц, и вдруг всё потеряно. Мы подорвались и стали искать, перерыли весь архив, а оказалось, что новенькая секретарша засунула его на хранение в стеллаж. Ну надо, а?.. Ой, что-то я увлеклась. Тебе скучно, наверное?
— Нет, почему.
— Как прошла твоя неделя?
Он рассеянно порылся в памяти.
— Ну... Щ.И.Т. отправил меня в Мексику на истребителе, но двигатели перед вылетом не проверили, поэтому я упал с двенадцати тысяч метров и порвал форму. Пришлось заказывать новую.
Эбби пронесла стакан с пивом мимо губ.
— Двен-надцать... тысяч?
— Плюс-минус две.
Повисла долгая волнительная тишина. Стив почувствовал, что должен сказать что-то ещё.
— И ещё я в кинотеатр сходил.
— Это какой-то термин?
— Нет. Просто кинотеатр. Там фильмы на проекторе крутят.
— Сейчас уже никто ничего не крутит.
— Правда?
— Там цифровые технологии или что-то в этом духе.
— С ума сойти.
Они неловко, почти смущённо улыбнулись друг другу, враз почувствовав нечто несовместимое: месячный отчёт и полёт на истребителе, стеллаж в дальнем углу и двенадцать тысяч метров полёта. Что-то защемило внутри Стива – тоска, не имеющая ничего общего с Эбби.
Что Эбби? Живая, не очень глупая женщина, кокетливая, честная, говорливая. Живёт добротной, привычной жизнью: бумажная работа, маленькая квартирка на окраине, кошка, по утрам в выходные пробежки в парке под песни Бейонсе, холодильник забит полуфабрикатами и обезжиренными йогуртами. Хороший человек – разве этого мало?
Мало. С хорошими людьми Стиву Роджерсу нечего обсудить.
Они распрощались, и Стив пошёл домой – пешком через несколько кварталов, низко опустив козырёк бейсболки. Теперь он снова чувствовал то, от чего бежал. Чуждость. Едва знакомая женщина говорила так, будто всё о нём знала. Люди, населявшие Америку нового тысячелетия, встретили своего Капитана с распахнутыми объятьями.
Но он не знал их.
И — самое скверное, — не был уверен, что хочет знать.
Он шёл и шёл, медленно преодолевая кварталы, углы зданий, неоновые вывески и пустые газетные стойки. В щербинках между тротуарной плиткой виднелись жёлто-белые пятна окурков и серые блямбы жевательной резинки. Около видеопроката подростки, скучковавшись, считали монеты, пытаясь наскрести на порно. Капитан прошёл мимо них, и они, воспитанные на комиксах о Капитане, не заметили даже его тени.
Вокруг одно отребье. А раньше как было? Солдаты, офицеры, генералы. Все понемногу ушли в землю. Земля — обожжённая, сухая старуха, — приняла их сварливо, без обожания. Ей некуда было деться — вот и приняла.
Но Стиву она сказала: нет, милый, иди-ка ты отсюда, иди, не пущу. И слову была верна.
Стиву не нашлось места в недрах Земли, но и на поверхности он тоже не был своим.
Вот уже и дом... Здесь многое непривычно — стереосистемы, плазменные панели, микроволновки, электрочайники, электрические вытяжки, пугающая бесшумность приборов, — но всё же только тут Стив Роджерс ощущал покой. На лестничной площадке кто-то разбил лампочку. Вот она торчит, неприкаянная, стеклянными зубцами таращась в воздух. Завтра нужно заменить. Стив поднялся по лестнице, открыл дверь квартиры и шагнул внутрь, из одной темноты в другую.
Стало ясно: что-то не так. Какая-то деталь не сходилась с его представлениями о доме. Через секунду сообразил: придверный коврик отодвинут сантиметров на сорок. Вешалка будто пошатнулась. Столик на колёсиках отъехал вперёд. С вешалки Стив снял щит и сделал три бесшумных шага в гостиную. В лунном свете ярко блеснул металл.
Стив высоко поднял щит, заслоняя корпус тела, напрягся перед броском, и вдруг голос в темноте сказал:
— Помоги мне.
Это был голос Баки.
Сейчас. Нужно свет включить.
— Стой на месте.
Человек стоял лицом к стене. Стив видел его тёмную спину, закованную в странный костюм. Капитан сделал шаг вправо и дотронулся до включателя. Тень у окна обрела плоть.
— Теперь обернись. Медленно.
Он покорно повернулся. Лицо у него было белое, а глаза — в тёмных полукружиях. Тёмные волосы. Прямой нос. Светлая радужка вокруг зрачка. Стив Роджерс не ошибался.
— Баки... Господи, ты живой.
— Помоги, — повторил он. И стал заваливаться к стене.
Радость. В этой комнате она была не к месту, но прокатилась по телу громом. Радость и облегчение: живой, живой, живой... Стив проскочил два метра, что их отделяли, смял Баки в объятьях, стиснул, будто влиться в него хотел. Наощупь одно плечо было слишком твёрдое. Стив опустил взгляд и увидел, что оно из металла. Сталь чешуйчатая, как драконий хвост. И звезда ещё на плече. Что за чёрт?
— Что это, Баки? Смотри на меня.
Он шатался и молчал. Стив доволок его до кресла.
— Сюда садись.
— Вода.
— Что — вода?
— Вода.
— Хочешь пить?
— Да.
— Я принесу. Сиди прямо. Не отключайся.
На кухне Капитан достал из сушилки стакан, налил воды из кувшина и расплескал на столешнице лужу. Со стаканом в руках он вернулся в комнату. Блестящая рука, как тиски, впилась в стекло и поднесла к губам. Баки хлебнул. Губы у него стали мокрые, как в детстве, когда обопьёшься содовой.
Посреди старомодной и безыскусной квартиры Капитана в простеньком кресле, оббитом ситцем, сидел Баки Барнс. Только это было уже не детство. Детство прошло.
Пока Баки пил, стуча зубами о стакан, Стив тихо и быстро обошёл комнаты: спальню, ванную, чулан и туалет. Он плотно задёрнул шторы, выключил верхний свет и включил лампу на столике. В коридоре он некоторое время постоял, прислушиваясь. Этажом выше соседи спорили о том, в какой цвет покрасить детскую («Зелёный, Микки, я же сказала — травянисто-зелёный!»). Мяукала чья-то кошка. На лестничной площадке по ступеням поднимался подросток, слушая в огромных наушниках что-то ритмичное и раскачиваясь в такт. Стив подождал, пока он дойдёт до своей квартиры, шкрябнет ключом по замку и зайдёт внутрь.
Наконец всё стихло. Никто не рвался напасть на дом, нигде не затаились наёмники, и мало-помалу Стив успокоился.
— Вроде тихо, — сказал он вслух и дошёл до кресла. — Теперь рассказывай.
Баки съехал вниз в кресле и безмятежно спал.
Нужно разбудить его. Нужно. Стив дотронулся до металлической руки и убрал пальцы. Стальной протез чужой и громоздкий. Как будто перед тобой не человек уже, а… кто? Стив колебался. Прощупал костюм Баки, поискал что-нибудь в карманах. Ничего.
Стив смотрел и пытался понять, поменялся он или нет. Прерывистое, беспокойное дыхание, как у человека, давно мучимого кошмарами. Лицо знакомое и истощённое. Да, он другой теперь. Помертвел, потемнел, ещё рука эта нелепая, будто на шарнирах. Что-то случилось.
Ещё несколько минут он глядел на Баки тупо, бессмысленно, но затем опомнился. Поднялся с пола, распрямился и стал обстоятельно обыскивать квартиру.
И кое-что нашёл.

* * *

— Как прошло свидание?
— Что?
— Свидание, Стив. Что с тобой сегодня такое — влюбился? Витаешь в облаках?
Капитан ковырнул овсянку и отвёл взгляд от окна. За окном начиналась обшарпанная парковка обычного придорожного кафе на окраине.
— Я не витаю в облаках.
— Ну да, — с неуместным задором сказала Наташа. — Ты у нас умница. Серьёзный. Золотая голова.
Он поморщился, как от зубной боли.
— Так что со свиданием?
— А что с ним?
— Как прошло, говорю.
— Нормально.
— Нормально?
— Да.
— Выходит, ты не трахаешься на первом свидании?
— Что? Чёрт. Я не об этом.
— А я об этом.
— Знаешь, это не очень прилично — обсуждать подобные вещи за обедом, да ещё и девушке.
— Хочешь, я запишу тебя на курсы сексуального воспитания?
— Себя запиши. Ты невоспитанная.
Наташа осклабилась и припала к кружке кофе.
— Ого, Капитан шутит. И часто с тобой такое?
— Бывает.
Они помолчали. Капитан доел овсянку. Подошла официантка с фильтр-кофе и подлила ему в кружку обжигающей тёмной жижи. Стив отвернулся — не хотел, чтобы его узнали.
— Наташа, что тебе известно об оружии без номеров?
Чёрная вдова напряглась, и он почувствовал это. Напрасно она старается принять непринуждённый вид.
— Каком оружии?
— Без опознавательных знаков. Боёк отшлифован, номер спилен, с затвором ещё что-то. Ты знаешь это лучше меня.
Наташа хмыкнула. Стив требовательно сказал:
— Выкладывай.
— А тебе зачем?
— Надо.
Она присвистнула.
— Секреты у Капитана Америки? Вот те на.
— Я спрашиваю по-дружески.
— А лицо-то не дружеское.
— Ты расскажешь или нет?
Наташа нехотя пожала плечами.
— Ну, видела такое пару раз. Только не в Щ.И.Т. Любая правительственная организация, будь она хоть сто раз секретна, сроду не откажется от номерков, нашивок и штучек-дрючек.
— А где ты видела такое оружие?
— Ну и хватка. С чего это ты распереживался о пушках? Всюду прыгаешь со своим щитом, и вдруг...
— Это моё дело.
— Интересно выходит, Капитан. Позвал меня среди бела дня в дрянную кафешку у черта на рогах и хочешь, чтобы я пересказывала шпионские секреты. А сам темнишь. Где твоя хваленая справедливость?
— Наташа, — тихо сказал Стив. — Я ведь дважды просить не стану.
Наконец она посмотрела ему в лицо. И не то чтобы оттаяла... Но чётко поняла: есть вещи, в которые лучше не совать нос.
— А что за оружие? Самодел?
— Вряд ли.
— Пистолет, револьвер... автомат, может?
— Допустим, винтовка.
— Винтовка, значит... И чья же?
— Этого я не знаю.
— Надеешься установить таким образом личность?
— Я не надеюсь. Я гипотетически спрашиваю.
Наташа выразительно сказала:
— Ах, гипотетически... То есть на самом деле винтовки нет?
— Может, есть, а может, и нет. Это тебя волновать не должно.
— Капитан, подумай сам: если пушка — не самодельное барахло и при этом не поддаётся идентификации, значит, принадлежит она серьёзным ребятам. Тем более винтовка. Такую бандуру не берут на бандитские перестрелки. Наркобизнес довольствуется чем-нибудь проще и убойнее. Если ребята без фантазии, возьмут «калашников», на худой конец. Так что твоя гипотетическая винтовка, скорей всего, принадлежит наёмнику, и работает он на людей, которые не хотят оставлять ни единого следа. Ставлю на секретную организацию.
— Знаешь таких наёмников?
— С винтовкой, которую не отследить?
— Да.
— Сталкивалась разок.
— И кто это был?
— Да никто. Призрак.
Капитан поднял брови. Наташа одним глотком осушила чашку, тыльной стороной руки вытерла губы и сказала:
— Его называют Зимний солдат.

* * *

Первого абзаца не избежать. У всего есть начало.
Оно знало это, как знало, что солнце восходит на востоке и заходит на западе, что в сутках двадцать четыре часа, что в магазине винтовки двадцать патронов и что для выживания нужно есть и спать. Хотя бы изредка, чтоб не приелось.
У мира было начало — бог, древние предания, Кронос, хаос, Большой Взрыв. Время шло по линии, по кругу, по спирали и по восьмёрке. Люди отсчитывали себя от роддома, дом — от постройки, брак — от свадьбы.
Но Оно не имело начала. Только путь. Долгая, снежная дорога с островками спокойной боли и забытья. Воздух расправляет лёгкие, как подушку, вдалеке громыхает поезд, белой мукой присыпает лицо снег. Хорошая дорога — только куда она ведёт? Вниз вроде бы. Далеко-далеко вниз.
Иные люди тоскуют по утраченным корням. Оно не тосковало. Ему объяснили ясно и кратко всё, что имело смысл. Цель жизни — выполнять приказы. Суть — служить родине. Принципы — подчинение и слаженность. Правила — не заводить долгосрочных связей, не выдавать информацию, говорить о себе в мужском роде.
С последним Оно сплоховало: вслух перемежало «я» и «он», но внутри оставалось бесполым и средним. Его устраивало. Слово «оно» навевало мысли о снежном пути. Мысли мягкие, как колыбель. Иногда Оно пыталось вспомнить, что всё-таки было в начале времён, и запрограммированный ум услужливо подкидывал воспоминание о шапке светлых волос.
«Ты медленно просыпаешься в очень приятном месте. Здесь светло и тихо. Ты чувствуешь себя отдохнувшим и освобождённым от тревог. Тебя ничто не беспокоит».
Пирс. Руководитель. Директор. Хозяин. Он теперь постарел, но память, зыбкая, как пески, ещё хранила отрывки его молодости. Оно будто бы знало Пирса. Ещё до того, как Пирс впервые вошёл в лабораторию, как он наклонился, как сказал:
— Это и есть ваш проект? — Оно уже знало эти светлые волосы и правильные, ровно выточенные черты лица. Оно протянуло руку — новую, красивую блестящую руку, — и провело ладонью по щеке Пирса. Пирс отшатнулся.
— Что за чертовщина? Оно уже соображает?
— Просто рефлексы, не бойтесь, — сказала сотрудница лаборатории. — Конечно, проект ещё далёк до нормальных реакций.
Но Оно не чувствовало себя «далёким от нормальных реакций». Глядя на Пирса, Оно ощущало себя живым.
Пирс приходил. Часто. Приятный голос — сначала настороженный, потом властный. Власть успокаивает. Умная система должна быть спроектирована, как универсальный помощник — не навязываться, быть преданной, не перекладывать проблемы на пользователя и ждать приказа. В фоновом режиме можно выполнять индексацию — систематически прочёсывать пройденный опыт и раскладывать его по полочкам: справа убийства, слева — светлое лицо хозяина. Удобно, когда рядом есть Человек-Который-Знает.
Хорошо, что хозяин не ошибается. Любые действия хозяина допустимы. Хозяин знает, как спастись, и всегда укажет дорогу.
— Опять? — с досадой спрашивает лаборантка. Она устала и хочет домой. Она не любит эти повторяющиеся процедуры. Лучше бы пошла в ветеринарию — собачки, кошечки, коровки и никаких киборгов.
— Зимний солдат не стабилен. Обнулите его, но не до конца. И поставьте блоки, лучшие, какие сможете.
— Да, сэр.
И опять — тени, опять колыбель из снега, опять шапка светлых волос и рельсы. Зима — хорошее время для сна.
— Ты слышишь меня? Меня зовут Александр Пирс.
Ах да. Пирс. Конечно, Оно слышит.
Так работает система, шестерёнки, винтики, добрые голоса. В теории Оно всё делает правильно — не лезет на рожон, не бросается на хозяина, не предаёт страну.
Но есть изъян. Иногда Оно вспоминает. Ничего конкретного — тени и снег, белая пропасть, долгий холодный путь вниз и грохот рельсов, потом снова — светлые волосы Пирса, и колыбель, и начало времён, и смутное шевеление «я».
У некоторых людей есть дома, жёны, дети и внуки. Оно располагает только клочками — рваными, куцыми, не связанными в одно полотно. Однажды на улице Оно видит растяжку от земли до четвёртого этажа. Реклама выставки в музее Смитсоновского института: «Капитан Америка: начало».
И за спиной Капитана видит себя – такое сильное, знакомое, но совсем другое лицо. Оно долго смотрит сначала на себя, а после на Капитана.
И думает: что ж, теперь ясно, где копать.

Продолжение в комментариях.

@темы: Писанина, Марвел

URL
Комментарии
2014-06-01 в 16:23 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Читать дальше

URL
2014-06-01 в 16:24 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Читать дальше

URL
2014-06-01 в 16:25 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Читать дальше

URL
2014-06-01 в 16:25 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Читать дальше

URL
2014-06-01 в 16:26 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Читать дальше

URL
2014-06-01 в 16:27 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Читать дальше

URL
2014-06-01 в 16:27 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Читать дальше

URL
2014-06-01 в 16:28 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Читать дальше

fin.

URL
2014-06-01 в 19:39 

MIlena Econ
Это просто нечто невероятное. Огромнейшее спасибо за "Оно". Оно - великолепно, пробирающе до костей и завораживающе. Оно - прекрасно мрачной красотой гусеницы перерождающейся в мотылька проходя затяжную стадию в коконе.
Даже не знаю, за кого я больше рада, за "оно" ставшее "он" или за Стива, который получил в новом мире нечто свое, родное, на все времена.

2014-06-01 в 20:16 

Полтора метра.
Он улетел, но обещал вернуться
Знаешь, каждый раз, когда я читаю твои фики, где-то на середине или в начале второй трети у меня появляется мысль о том, что я никогда не читала ничего лучше, и ничего лучше больше не прочитаю. Но потом я читаю дальше, очень увлечённо, и мысленно я уже прыгаю по комнате и немного ору, и становится всё лучше и лучше, и как прекрасно осознавать, что это всё - данность. Никто не стоит на месте, и всегда есть что-то лучше, в рамках одного текста, всех текстов одного автора и вообще без рамок.
Вообще, меня очень легко повергнуть в восторг. Ну, или мне очень часто попадаются хорошие фики. Например, этот, из-за которого я в час ночи умудрилась проснуться и прожить эту маленькую жизнь - отрывок жизни, - вместе с каждым из героев этого текста, в мысли и побуждения которых начинаешь верить с первого слова. Герои - прекрасны, детали - это вообще отдельный разговор (кафе, Эбби, Человек-Паук, завтраки из Макдональдса и много чего ещё делают историю невероятно полной, живой, и её хочется перечитывать, вот прямо завтра с утра, как только проснусь), а сюжет...
Вот, знаешь, вроде и было что-то подобное. Похожая история, рука эта самовольная, приказ втереться в доверие уничтожить, но каждый раз к одному и тому же сюжету добавляется что-то новое. Авторский слог и стиль, мировоззрение, последствия бурных обсуждений, и история уже не смотрится заезженной, она новая и совершенно другая. И странно радостно столь отчётливо видеть в твоих текстах тебя из других записей в этом дневнике, о быте, впечатлениях и прочем, просто тебя - наверное потому, что именно это и делает каждую из историй особенной.

2014-06-02 в 09:03 

Кантон Эверетт
go to hell, please!
Безумно красивое и цельное произведение:heart::heart::heart: Это невероятно круто!
Наташа, Стив и Баки. В них веришь, что так могло быть. Под впечатлением я:heart::heart::heart:
Спасибо!

2014-06-02 в 10:56 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Ребята, спасибо огромное. Это был странный текст, очень жёсткий и стремительный, я к нему ожидала каких угодно отзывов, и так здорово, что он запал в душу)

URL
2014-06-02 в 16:33 

Danita_DEAN
| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
Оно само толком не знало, зачем притащило Капитана в свою конуру. Оно не смогло выдумать ничего другого. Фантазия — это удел людей. Себя Оно человеком не считало.
:heart:

2014-06-02 в 18:17 

Hedy Rheinland
Это особенный фик, уже начиная с пейринга. Сама идея заново влюбиться в человека, в котором лишь намек от того, что ты ищешь, внешность и немного воспоминаний, - уже колоссальная. И у тебя это потрясающе прописано, гармонично, и хоть повествование несется экшеном, именно это вдумчиво так, что без каких-либо флэшбеков ясно, Стив относится к Солдату совсем иначе, хоть и продолжает настаивать на Баки, доверять, словно это Баки, еще тот. В конце, я хочу верить, что они оба перестают цепляться за тогдашнего Баки.
Части Солдата, вообще Солдат потрясающий, его простое, мрачное мышление в среднем роде действительно поначалу пугает, а зарождающаяся паника и эмоциональность делают каким-то уязвимым, и меня это особенно кинкнуло.
Стив нравится диалогами, собранностью и стремительностью, он получился очень из второго кэпа, потому в текст легко верится, как в альтернативное развитие событий фильма. Но.
Чем ближе к концу, это не совсем Стив, как по мне. Возможно, дело в том, что я верю в Баки/Стив (Стив/кто угодно, на самом деле) немного меньше, чем в Стива и его чувство справедливости и да, долга, но не перед страной и ЩИТом, а скорей, самим собой, потому мне тяжело представить вселенную, в которой это произошло бы:
— Нет больше капитана, — ответил Стив и повесил трубку.
От того от концовки мне бесконечно тоскливо, ведь - а что дальше? Стив не кажется человеком, способным остепениться и утонуть в другом человеке, насколько бы важным не был дня него Баки, при любом раскладе, он пошел бы в ЩИТ, двинул там пышную речь, играя на гранях морали трех с половиной человек, что еще не завербованы ГИДРой, и сделал бы мир правильным.
Не знаю, нужно ли тебе это) Я честно влюбилась в этот фик и, неосмотрительно прочитав на ночь, долго не могла уснуть, размышляя над твоим Стивом и их с Солдатом странных отношениях, этот текст задевает и оставляет осадок, потому что хорош:heart: Спасибо:heart:

2014-06-02 в 19:00 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Symphony9, знаешь, я об этом тоже думала много - ушёл бы Стив от страны, не ушёл. Мне определиться с этим помог комикс) "Абсолютная сила", блаблабла и прочая ерунда для двенадцатилетних мальчиков. Там есть одна сценка, где Капитан Америка завербовывает очередного супергероя в Мстители. И он говорит: послушай, я понимаю, я ведь и сам снимал с себя костюм, и были времена, когда мне не хотелось больше служить родине. Но я возвращался.
В этом фике я думаю так же. Он твердолобый, и он за правду, только на самом деле не за абстрактную, а за свою. Вот как бы он поступил, если бы его правду попирали? Да к чертям бы послал тех, кто попирает. Конечно, когда-нибудь капитан вернётся и будет снова служить Америке. Но не сейчас)
Ну, и личный мотив есть, куда без него. Мне всегда хотелось написать некоторое очеловеченное "падение" капитана. Он, увы, сам по себе персонаж деревянный и страшно скучный. А вот уставший капитан интереснее, и этот период его биографии (пусть выдуманной) мне куда занятнее, чем всё остальное.

URL
2014-06-02 в 19:05 

Шкав
я твоя не первая. ты мое то самое.
andre;, !!! *тихо попискивает в углу*

2014-06-02 в 21:01 

Hedy Rheinland
andre;, меня, наоборот, ничего так не воодушевляет, как знание, что, когда любой другой сдался бы, Капитан постоял бы за всех разом, весь такой монолитный и незамысловатый, как символ жертвенности личного в пользу общего блага)
Мне всегда хотелось написать некоторое очеловеченное "падение" капитана.
и у тебя получилось:heart: ведь в текст верится)

2014-06-02 в 21:53 

DashaMoran
Логан мимокрокодил
Во время прочтения фика меня отвлекали 3 раза! И все это время, пока мои длинные руки не могли дотянуться до вожделенного планшета с открытой вкладкой, я грызла ногти и предвкушала. Особенно было плохо, когда я уже читаю последнюю часть и развязка вот вот случиться, но... Знаешь, раньше не особо понимала Старбакс, что же люди в нем нашли /хотя два красивых парня - это уже пейринг/, но после твоего фика я увидела всю его прелесть)) И хоть Черик останется навсегда первым /что там насчет продолжения тройничка...?/, но мне безусловно нравиться твое разнообразия. Это было чудесно)))

2014-06-02 в 23:38 

Горсть бессонницы
Темный Лорд в моей голове~
Еще сегодня ночью я сидела и негодовала по поводу того, что не могу найти ТО САМОЕ восприятие ситуации, жаловалась подруге, что все, что мы читали - не то и не хватает глубины... И вот, уже к вечеру я натыкаюсь на ваше творение. Я поняла, что у той глубины, что я хочу видеть - несколько ипостасей, и одна из них та, что описали вы, восприятие мира Солдата как абсолютно бесполое существо без желаний и чувств, полное не ощущение себя. Не человек. Это просто нечто. Я не ожидала этого, но увидев, прочитав до конца, прониклась до глубины души, это именно ТО, что нужно.
Стив, у которого кончилось терпение настолько, что он решил уйти со "сцены". Стив, которому плевать, как и что выйдет со щитом. Стив, который несмотря ни на что, имея лишь возможность, малейшую вероятность на возвращение хотя бы частицы Баки решается на такую авантюру, доверяется , ух... без слов.
Как писали выше "Сама идея заново влюбиться в человека, в котором лишь намек от того, что ты ищешь, внешность и немного воспоминаний, - уже колоссальная", воистину гениально. Если так задуматься, ведь на самом деле в жизни только так и бывает. жизнь проходит, мы меняемся, и любим уже не тех, в кого влюбились когда то давно, а тех, кто изменился, но не стал от этого менее дорог. Я в восхищении.
Спасибо вам. Просто спасибо за эмоции, которые вы вызвали.
Когда Зимний ослушался и наконец то стал решать для себя - мое сердце затрепетало, более сладкого момента я еще не видела. Странно со стороны, наверно, выглядит.
Без слов. Глубоко.
Спасибо.

2014-06-05 в 15:07 

Роза Келевра
кажется я умер и порхаю в офисе, распугивая охреневших коллег.
дорогой, автор..... дорогой,автор.... можно я буду Вас любить?
это так невероятно хорошо! так ново среди всех клишированных баки и стивов нашего фандома. просто как глоток свежего воздуха.
ну и еще ну прям душу рвёте! спасибо)))

2014-06-20 в 17:43 

Bri An
из этого дерьма меня вытащит только наука
а я просто скажу, что я не особый фанат пейринга (так случилось), но так как я читаю у вас все, я решила прочесть этот фик и это просто :heart::heart::heart::heart::heart::heart:
но больше всего я кайфовала от языка, от стиля, от всех этих образов, которые наполняют и делают текст живым.
спасибо огромное! шикарный фик :red:

2014-07-01 в 20:04 

ZirratyKat
Я буду помнить тебя. Всегда.
:vo::white:

2014-07-05 в 14:02 

grinar
one thousand and one yellow daffodils(c)
Ох, метко летит же! Удивительный текст :heart:

2014-09-13 в 23:19 

Perfect_criminal
Инок да шаман, мачо да ботан
andre;, умный, стильный, шикарный текст. Не могла оторваться. Ничего не могла. Спасибо вам огромное за этих двоих :heart:

2014-09-14 в 13:15 

Кана Го
'The best revenge is to improve yourself' (c)
*Перечитав четвертый раз, решила все-таки отметиться*
Огромное спасибо за работу, от которой не оторваться. Завораживает и стилем, и содержанием. :hlop:

2014-09-14 в 13:20 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Простите, что так запоздало отвечаю) Не ожидала такого отклика, тем более спустя время, и оттого ещё приятнее. Спасибо всем.

URL
2014-11-28 в 22:29 

Счастье - это когда у тебя все дома (с)
andre;, вот же оно, а я и не знала )))
Да, блин, Кэп здесь такой человек из плоти и крови. И такой прекрасный человек.
И Солдат - человек, со всей очевидностью. И любовь бывает не единственная в жизни, что особенно наглядно, когда дважды влюбляешься в одного и того же.
Очень красивый текст, что еще сказать.

2014-12-20 в 04:06 

Umbra Ignis
Творческая личность. Такое могу натворить...
Мощно. Шикарно. Прекрасно.

2015-08-12 в 10:42 

Runil
“Душа, что же ты молчишь?”
До последней минуты чтения так волновалась, что читать дальше страшно было...
Баки- Оно, которое решило снова быть Баки, это...ну как вот алмаз- он не выбирал стать алмазом. А не графитом, так получилось. роза не выбирала быть розой, я не выбирала быть я, он -выбрал. Может быть из-за этого он, мне трудно это как-то выразить Баки стал даже больше Баки ( то есть извинившимся и повзрослевшим на миллион лет), человек который ближе в подлинной реальности все мы; а Стив, Стив которой выбрал его до выбора и был с ним в любом выборе теперь тоже такой же!
Прекрасная история!
Очень большое спасибо!

2016-03-09 в 18:32 

exor-agonia
Я - это сон наяву. Чудовище из ваших кошмаров... (с)
Мощная вещь. Сколько силы и терпения нужно иметь, чтобы справиться со всем этим.
Спасибо!

2016-06-12 в 15:17 

Kidam
Исусе, идея с Пирсом–Роджерсом – это десять винтовок из десяти. Оно беспомощное, но даже немного ранимо, и это и жутко, и правильно. Уставший Роджерс, и вырастающая уродливая Гидра внутри ЩИТа.
Но сильнее всего сцена с Пирсом. Вот там уже личность, плохая, куцая, мрачная, но личность. Короче, лучей, лучей добра вам! :sunny:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная