20:53 

Прометей Лёша

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
У нас в компании четыре дизайнера. Один из них — ведущий. Ведущий дизайнер — этакое промежуточное звено между рядовым дизайнером и арт-директором: с одной стороны, у него еще не пропал интерес играться со шрифтами, с другой — он уже немножко постиг дао. Роль ведущего дизайнера состоит в том, чтобы руководить, наставлять, править, чихвостить и одобрять. У него больше ответственности, толще шкура, шире взгляд. Он — внутренний цензор в отделе разработки. Пока ведущий дизайнер не одобрит макет сайта, клиенту ничего не отправят.
Нашего ведущего дизайнера зовут Алексеем. Леша — личность неординарная. Высокий, худой, весь вытянутый по вертикали, он носит черный костюм с розовыми кедами «Найк», присовокупляя к этому зеленый рюкзак хипстера. На работу Леша приходит в два, а уходит в десять. По его утомленному лицу богомола редко проскальзывает улыбка, а взгляд перманентно сохраняет выражение пресыщенности жизнью.
Чтобы понимать Лешу, нужно немножко вознестись. Вознестись не в смысле надменности, а в смысле угла зрения: годы работы с трудными клиентами, монструозными проектами и игры со шрифтами приучили Лешу смотреть на мир как бы с высоты птичьего полета. Он мыслит массами, воздушными объемами, бетонными блоками, тектоническими плитами. Я работаю с Лешей уже полгода, но до сих пор не научилась сохранять в его присутствии бесстрастное выражение лица.
Наши отношения по жанру смахивают на херт-комфорт. Мы отчаянно не сходимся в масштабах. Я люблю ярмарочное, вещественное, детальное, с увлекательным рассказом и камерной атмосферой. Леша любит поле, в котором стоит памятник работы Церетели, с высоты складывающийся в букву Ц. Леше уже нафиг не сдалось мелочиться, цацкаться с кружавчиками и хахаряшечками. Он творец в масштабе небоскреба, а я люблю обставлять комнатки.
В мире Алексея дизайнеры делятся на четыре типа: богоподобные монстры, разумные существа, прямоходящие бабуины и биомусор. Себя Алексей относит к разумным существам, меня — к бабуинам. Классификация честная, я на нее не обижаюсь. Иногда мое эго содрогается в ужасе, но до разумного существа мне действительно далеко.
При всей своей анекдотичности Леша щедр и милосерден. Каждый день он охотно учит бабуина, как наточить палку и завалить мамонта. Бабуин (я), естественно, сопротивляется. Бабуину нравится жить в мире без палок, жевать травку, молиться богу дождя. Но Леша не теряет надежд. Иногда мне даже удается урвать похвалу. Когда Леше что-то не нравится, он говорит: все хорошо, а теперь увеличь в три раза. Выражение ужаса на моем лице в этот миг можно высекать в мраморе.
Сам же Леша невозмутим. Лешу все любят, как рубль. Бездна его терпения свята и неисчерпаема. Он мог бы написать книгу «Как правильно реагировать, когда ваш ребенок рисует поебень», но писательство — слишком камерное занятие для человека его устремлений.
Один раз, то ли в апреле, то ли в мае, Леша назвал меня хорошим дизайнером. (В особо трудные дни я воскрешаю в памяти это событие, и жить становится чуть легче.) За полгода я научилась увеличивать в полтора раза, и Леша решил, что бабуин перспективен. Теперь Леша потихоньку начинает разговаривать со мной другими словоформами, более сложными к пониманию: вместо «увеличь в три раза» он говорит «добавь массы», вместо «выровняй по сетке» — «расставь якоря», вместо «добавь красненького» — «нужны более открытые цвета». Я стала ловить себя на мысли, что все чаще понимаю его, но временами в мозгу все же случается короткое замыкание.
— Ну, что там у тебя? — спрашивает Леша, садясь рядом.
Я со вздохом открываю макет, предвкушая «добавь массы». Леша крутит колесико мышки, мимоходом подмечает тысячу мелочей, неодобрительно посматривает на 15 размер шрифта и наконец с сомнением изрекает:
— Ну, вроде бы неплохо... Но нужно уравновесить объемы.
Поворачивается, долго смотрит в мои испуганные глаза, и такое кромешное одиночество на лице — хоть плачь. Когда я решу написать рассказ о Прометее, несущем людям огонь, прототипом я возьму Лешу. Завидя огонь, люди закричат от ужаса, а Прометей сядет на офисный стул, поправит язычок у кроссовок «Найк» и тяжко-тяжко вздохнет.
Временами я, конечно, ненавижу Лешу за эти зловещие послания, массивы и объемы. А потом мне вдруг пишут дизайнеры, в классификации Леши проходящие как биомусор, скидывают макеты и говорят: ну как?
И я отвечаю: не хватает композиционной целостности.
Наверное, они проклинают меня от души.

@темы: Быт, Дизайн и работа, Смыслы

URL
Комментарии
2014-08-28 в 21:57 

Sodan Lintu
«Быки не знают страха, рука у них тверда. А по ночам в таверне не знают и стыда! Поднимем дружно кубки за каждый труп врага. Плевать, что будет завтра, пока остры рога!» — Гимн Боевых Быков
Вы так его описываете, что я даже влюбляюсь немного. Я бы прочитала про такого прометея х)

2014-08-28 в 22:15 

Gulch
(-:-)
Прекрасное описание человека, которого даже немного жалко...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная