Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:36 

О книгах

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Осенью Икар Монгольфье Райт осалила флэшмобом «Десять книг, которые на меня повлияли». Затея провалилась. Я долго думала и ни к чему не пришла. Раз уж не выходит с чётким списком, покажу хотя бы ход мыслей.
Похоже, меня сделали не книги. В детстве я много читала. Наверно, были сказки, повести, новеллы и романы, перевернувшие детское сознание, но годам к тринадцати из головы вымело три четверти детских воспоминаний. Остались бесформенные клочки.
Парадоксально, что из детского лучше всего помню «Четвёртую высоту» — книгу, не соответствующую моему мировоззрению. Коммунистически задорная, душеспасительная, патриотическая повесть о героине Великой Отечественной войны Гуле Королёвой. Ветхое издание пятидесятых годов разваливалось на части. Жанр диктовал содержание — одни факты из жизни Королёвой изрядно приукрашены, другие скрыты, третьи откровенно перевраны в угоду идеологии. Смерть в бою под Сталинградом преподносилась как благородный подвиг, достойный подражания. Такими книгами воспитывали пионеров, но я почему-то стала инакомыслящей. Гулю было жалко до слёз — женщина ни за что погибла в страшной войне по чужой указке, а следующие пятьдесят лет её образ мусолили, чтобы прославить советский строй.
Кроме «Четвёртой высоты», помню ещё нескончаемые «Бриллиантовые книги сказок», Пришвина, Бианки и любимого Сетон-Томпсона, а дальше чёрная дыра.
В подростковом возрасте я проглатывала дешёвую жвачку типа российских детективов, а также Борхеса, Сартра и Захер-Мазоха, одолженных у мачехи без её ведома. Пыталась утолить информационный голод, не особенно вникая в содержание. Когда книг вокруг мало, начинаешь хвататься за любую.
Какое-то время меня тащило по Ильфу с Петровым, Довлатову, Воннегуту, Кортасару и Маркесу. В омских магазинах нашлось аж две книги Кортасара — «Модель для сборки» и «Игра в классики». Ещё две мне прислали щедрые друзья из Питера и Москвы. «Мать Тьму» Воннегута пришлось искать в сети через знакомых, сбрасывать на дискету, а затем распечатывать самым мелким шрифтом с минимальным межстрочным интервалом, потому что листов бумаги в загашнике было всего лишь сорок, страниц в книге — сто восемьдесят, а денег — ровно ноль.
Книги из школьной программы не соблазняли. Классу к десятому сложилось стойкое ощущение, что русская литература — гениальная, блистательная, глубокая и многослойная, — сосредоточена на темах, которые мне не близки. Русская литература трепещет перед маленьким человеком и чурается темы земного. Важный лейтмотив — отказ говорить о быте, о деньгах, пользе, выгоде и достижениях. Русский писатель подробно исследует беспутную обломовскую лень и рефлексию, признаёт долг перед Отечеством, а тему личного счастья сводит в трагедию. Успех и производительность омерзительны, а неудачливость и бездеятельность — духовны. Богатство порочно, нищета — благородна. Великая русская литература вся проникнута духом святости страдания. Жизненные тяготы представляются очистительной силой, а предприимчивость, стремление к личному успеху и то, что в Англии и Америке называется privacy, преподносится как позорное мещанство. Корни явления следует искать в отсутствии уважения к частной собственности, ведь собственность в России выросла не из труда, а из выпрашивания, дарения и воровства (у Татьяны Толстой на эту тему есть любопытное эссе — «Купцы и художники»). Тот же лейтмотив мы услышим в русской революции — куда менее талантливый и деликатный, сработанный с иной целевой аудиторией, разжёванный так, чтобы крестьянин понял.
Эту базовую черту самосознания русского человека, многократно отражённую и в литературе, и в истории, мне всегда было трудно принять. Не оттого ли в России так плохо с бытом, с экономикой, с дорогами и с городами, что культура проникнута презрением к предпринимательскому успеху? Всё внутри меня протестовало против сочинений на тему маленьких людей, благородства бедности и превосходстве духа над материей. Материя, автономная от духа, — это действие, отделённое от идеи и слова: работа без души, секс без любви и еда без удовольствия. Разговоры о том, что дух должен превзойти материю, сводятся к умерщвлению плоти, и этот путь не кажется мне верным. Ситуация со школьной программой была чистой воды издевательством — живёшь в персональном аду, не знаешь, куда деться от невыносимости бытия, отсутствия денег, хорошей еды, одежды, изо всех сил ищешь способ пережить эти обстоятельства, придти к некоторому благополучию, а тебя при этом отчаянно иносказательно убеждают, что страдание замечательно, нищета достойна уважения, а благополучие — моветон. Со школьной программой ничего у меня не вышло, зато уроки литературы развили умение убедительно, здраво, на голубом глазу рассуждать о книгах, которые я не читала.
Настоящим наставником стала Роулинг. Я принадлежу к поколению, которое росло вместе с Гарри Поттером, причём в самом буквальном смысле: первая книга попала мне в руки в одиннадцать лет, а последнюю я дождалась в семнадцать. В Гарри Поттере в первую очередь меня привлекали не фандомные вопросы, а поиск родной души — полусирота, ежедневно вступающая в конфронтацию с мачехой, читала про сироту с теми же проблемами, так же старалась сохранить в душе свет и стержень, не сломаться под гнётом обстоятельств, верить, бороться, никогда не сдаваться, воспитывать в себе личность и не изменять принципам вопреки всему. Джоан Роулинг действительно меня воспитала — одной только силой слова она сделала человека из измученного, потерянного, изнывающего от боли комка нервов.
К моменту, когда мы с мачехой распрощались, цензура и тирания кончились, и наступил блаженный миг свободы чтения, читать мне уже расхотелось — я поступила на филфак, и местная манера раскладывать книги по органам отбила желание на годы вперёд.
Когда я наконец отряхнулась и опомнилась, выяснилось, что мой литературный опыт разрознен, куц и нелеп. «Иллиада» в голове соседствует с Дарьей Донцовой, а «Божественная комедия» — с Мураками. Кинулась восполнять пробелы, но поле деятельности неохватно. К стыду своему, я чудовищная невежда. В позапрошлом году я прочла больше полусотни книг, в прошлом — больше семидесяти. Читаю классику мировой литературы, современных авторов, пьесы, рассказы, романы, кое-что из истории, из экономики, из профессиональной сферы, но объёмы, которые требуются, чтоб назвать себя хоть сколько-нибудь начитанным человеком, смогу насобирать в лучшем случае через десять лет. В этой новой волне чтения было много шедевров, приводящих в трепет, но есть лишь одна фундаментальная книга, к которой я обращаюсь в моменты слабости, — «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд. О ней расскажу в другом посте. Долгая история.

@темы: Книги

URL
Комментарии
2015-01-10 в 13:14 

Водолейс
Братан, набей мне шлюху на пояснице! (с)
Забавно, "Атлант" - это одна из немногих книг, которую я в отвращении не смогла дочитать.
Так вышло, что сначала (было это несколько лет назад) я прочитала "Жерминаль", который сам по себе тяжелый и удручающий. К тому времени вна Украине прошел первый майдан, а так как я родом из шахтерского региона, родители мои на заводе работают, то кабалу и дальнейшее закабаление, ничуть не отличающегося от описанного Золей Золя я явно увидела.
И сразу после этого, не успев отойти, я случайно (какая ирония, на самом деле), начала читать "Атланта", соблазнившись названием и не зная, что это библия капитализма. У меня была только одна реакция: "Что ты мне паришь, сука? Да как ты смеешь?!".
Если у меня до этого и были сомнения в верности социализма (не было), то после "Жерминаля" они исчезли вообще. Но по справедливости, надо как-нибудь прочитать "Атланта" хотя бы потому, что врага нужно знать в лицо.


Ты мне нравишься, ты неплохой и незлой человек, но политические и социальные наши взгляды настолько строго противоположны, что даже поразительно, насколько они могут быть разными у людей одного пола, возраста и примерно одного положения. Я надеюсь, что эти противоречия не станут помехой нашему общению, т.к. политика - это не все ведь, если и другие интересы. :shy: :shy::shuffle::shuffle:

2015-01-10 в 14:27 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Водолейс, я, если честно, не очень хорошо понимаю, как можно называть врагом капитализм. Но я понимаю, что Айн Рэнд тоном, жёсткостью и оттенком повествования многих отталкивает) Это не препятствие для общения, но я по опыту знаю, что мне трудно придти к согласию со сторонниками социализма. Так что лучше этого просто не касаться, раз уж понимания друг друга в этом не найдём)

URL
2015-01-10 в 14:48 

Ayray
I just wanted you to know that somebody cares. Not me, but somebody does.
У меня, скорее, ситуация под кодовым названием: "Татьяна (русская душою, Сама не зная, почему)".

Я люблю значительную часть отечественной классики. Однако, прочитав твой пост, должна сказать, что со многим согласна: я тоже не понимаю и не принимаю пренебрежение материальным. Причем у многих авторов, включая безусловно признанных, это из оперы "Барин, пахать подано". Ведь серьезно, такого ханжу и лицемера, как Лев Николаевич, еще поискать надо!

Вот Пушкина я люблю (не слишком оригинально) искренне и преданно. Он остроумен, ироничен, с уважением и любовью относится к женщине, при этом оставляя ей право быть умной и сильной. Достаточно просто сравнить, к чему в финале пришли "несчастная" Татьяна Ларина и "счастливая" Наташа Ростова. Пушкин не чурается материального ни в личной переписке, ни в своих произведениях. Он явно любит Россию, но совершенно не пытается закрыть глаза на ее недостатки. Очередное лирическое отступление

Обожаю Ильфа и Петрова. Кстати, не читали Катаева, "Алмазный мой венец"? В старших классах школы я ее обожала. Это, конечно, не совсем (совсем не) мемуары, но все равно очень захватывающе было расшифровывать псевдонимы персонажей.

Рулинг я читала уже во взрослом возрасте. Вот "Властелин колец"... Это было круто в 10 лет. "Кирпич" был зачитан до дыр.

До сих пор люблю "Сагу о Форсайтах", нежно отношусь к Агате Кристи, маниакально люблю Вудхауса, смотрю "Аббатство Даунтон", а также неровно дышу к Желязны и Ле Гуин. А, Моэм еще.

Не вполне разделяю мнение о Королевой: "Женщина ни за что погибла в страшной войне по чужой указке". Все-таки война, которая ведется на территории своего государства, отличается тем, что ценность своей жизни воспринимается по-другому. Это как своего ребенка из огня спасти: ради чужого не рискнешь, а своего ни за что не оставишь.

2015-01-10 в 14:55 

Водолейс
Братан, набей мне шлюху на пояснице! (с)
andre;, капитализм - это природный метод оправдания животного же правила "выживает сильнейший", в частности, тот капитализм, который пришел к нам, на территорию снг. Нужно либо признать, что мы (человечество, а не ты и я) животные, и, несмотря на налет "цивилизованности", продолжаем друг друга жрать по пещерным правилам, либо не доказывать, что человек - венец природы и разительно отличается от мартышки.
(У тебя недавно был подобный спор, если я правильно помню).

Я предпочитаю быть венцом природы, поэтому капитализм мне не нравится, я не животное, которое "все мне, все мне, по трупам, по трупам". Я не вижу проблемы для себя жить по принципу "от каждого по способности, каждому по потребности". Но, к слову, признаю за людьми стремление жить животными правилами, так легче, так богаче сильному, так... естественнее, что ли, а слабые... да кто их считает вообще?
Утешает меня то, что капитализм - это путь к гибели цивилизации, точно так же, каким было рабовладение, к примеру. Так что рано или поздно, он переродится во что-то еще. Учитывая, что один раз социализм уже существовал пусть и в неуклюжих попытках сделать всем хорошо, думаю, куда-то туда в итоге и придем, не в советский, так в китайский, либо скандинавский. Жалко только, что не доживу, история не делает таких быстрых витков(

И я не могу сказать, что я тебя не понимаю. Понимаю, что уж. Но взгляды не разделяю.
Но ты права, такие темы лучше обходить и обсуждать прекрасного Петеньку и не менее прекрасного Логана с совсем уж восхитительным Чарли)

2015-01-10 в 15:41 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Ayray, у Пушкина мир вещественен, радостен, богат красками, игрив и завлекателен, и язык в своём невероятном богатстве пропитан торжеством жизни. Удивительный гений. Ничего подобного ни до, ни после Пушкина с русской литературой не случалось.
Спасибо, что поделились)) Половину из вашего списка безбожно пропустила. И Катаева не читала, читала только о самом Катаеве. В чьих-то мемуарах, не помню уже, в чьих) Надо бы прочесть.

Водолейс, я услышала твою точку зрения)

URL
2015-01-10 в 15:52 

Водолейс
Братан, набей мне шлюху на пояснице! (с)
Ayray, я у Катаева читала его черноморский эпос, ну и "Сын Полка", конечно.
Очень он любил Одессу, прямо заметно, как он этот город любит, как он его живо описывает, с такими мелкими деталями. Я такие вещи обожаю со страшной силой)

А Ле Гуин в каком переводе читали? Волшебника Средиземноморья?

2015-01-10 в 16:30 

Ayray
I just wanted you to know that somebody cares. Not me, but somebody does.
andre;, да. Сейчас бы сказали - очень позитивный автор =)

Забыла, я еще Булгакова любила (и люблю) чрезвычайно. Особенно "Белую гвардию", "Театральный роман" и "Мастера и Маргариту" (куда же без него). Не знаю, почему, но очень люблю у него описания еды :facepalm:
Водолейс, я прочитала "Алмазный мой венец" по наводке из предисловия к Ильфу и Петрову. Петров - это псевдоним брата Катаева, так что я заинтересовалась возможностью почитать о Петрове со стороны ближайшего родственника.

Должна признаться, даже не посмотрела, кто переводчик Ле Гуин. Допускаю, что разные циклы читала в разных переводах, сейчас мне не посмотреть. Волшебника, Сказания - да, читала.

2015-01-10 в 18:02 

Raven paradox
Once there was only dark. If you ask me, the light`s winning.
Сознательно избегаю обсуждений литературы, т.к. у меня это хронически переходит либо в конфликт сторонников разных теорий обо всем социальном, либо в неловкий перебор очень личного (процесс восприятия художественной литературы все же на нем часто завязан). Но твой пост прочитала с большим удовольствием. Обязательно напиши про Рэнд! Сама к ней осталась дышащей ровно, но чужой опыт всегда расцвечивает свой)

У меня, кстати, тоже есть старая "Четвертая высота", которую мама увела из библиотеки когда-то. По ее словам, очень нравились не-военные эпизоды с внезапными для подростковой литературы того времени моментами (наличие няни, поведение в лагере и старшей школе). Я вообще ее прочитала исключительно из-за однофамильства с автором (по псевдониму), чудны пути знакомства с литературой :lol:

2015-01-10 в 20:17 

Аир
Обыкновенное Чудо
Бррр... По поводу великой, русской и могучей в чем-то согласна, в чем-то нет, но спорить все равно лень (у нас с сотоварищами в молодости даже был какой-то дежурный холивар на эту тему, до сих пор сохранилась инсайдерска шутка "В чем величие русской литературы?") Имею сказать только: а) Значение русской литературы внутри мировой, все же несколько переоцененно нашими соотечественниками; б) Всякий человек имеет право не любить и не понимать какие-то книги или авторов. И нефиг себя заставлять%)))

По-настоящему из них всех школьных мне был/стал близок, наверное, только Чехов. Вообще странно, что тебе не зашел, если нравится Довлатов. Они очень похожие (ИМХО), каждый для своего времени упада и конца эпохи - и злой наблюдательностью, и грустной и безнадежной очарованностью окружающим, ну и чистотой и прозрачностью языка, конечно. И я их обоих как-то очень понимаю, потому что двадцать с лишним лет после Довлатова, и сто с лишним поле Чехова я как-то вижу все то же самое: кругом мрак, самые хорошие и умные люди погрязли в своих рефлексиях (Чехов) / увязли в своем цинизме (Довлатов), и что, блин, делать?%))) Я вот тоже не знаю, что%))

Ну и про Рэнд... Черт знает, я какое-то время упорно прогрызалась через ту книжку, которая про архитектора, но ниасилила. ИМХО, там вполне хватило бы двадцатистраничной брошюры "Что я тут хочу сказать" (я вот погуглила, а также пообщалась с фанатами, коих на удивление хватает в близком окружении, так более-менее поняла, что мне хотели сказать%))), и в упор не вижу, на кой черт было писать длинющий роман с железно-чугуниевыми героями, бетонными моралями, да еще на хромом на обе ноги языке (даже влезла в оригинал - и если уж даже мне чудится, что это тяжелый и некрасивый стиль...) Впрочем, если историки с моей крайне малой родины не врут, и госпожа Розенбаум и впрямь когда-то училась в моей школе, то вопросов о плохом знании языка у меня больше нет:gigi:

2015-01-10 в 22:35 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Ayray, у Булгакова меня когда-то впечатлили «Собачье сердце» и «Записки юного врача». «Белую гвардию» я прочесть не сподобилась, а на «Мастера и Маргариту» мозгов не хватило — я взялась за неё лет в двенадцать летом в детском лагере, но быстро поняла, что за книгу надо отложить до момента, когда вырастет думалка. Десять лет прошло. Не могу с уверенностью сказать, появилась ли думалка, но надо бы вернуться к «Мастеру и Маргарите» и проверить))

Raven paradox, да, у меня тоже обсуждения литературы часто переходят к общественно-политическим вопросам. С Рэнд так вообще)) Обычно стараюсь только краткий комментарий давать к книгам, в основном для себя самой, чтоб потом содержание в уме восстановить. Про Рэнд я напишу, там всё неоднозначно. Страшновато этой темы касаться. Уж слишком часто идеи «Атланта» ведут к острым выяснениям отношений.
А «Четвёртая высота» книга удивительная. Она про личность, яркую и незаурядную, с нетипичной биографией и любопытными подробностями. Вроде нет триумфа рабочего класса, сталинской риторики, нет «догнать и перегнать», мотива беззаветного служения обществу и других типичных рефренов тех лет, и вдруг всё это шлифуется, заливается соусом и подаётся под видом советского патриотического романа. Диву даёшься.

Аир, у Чехова я прочла очень мало — буквально десяток-другой рассказов, «Вишневый сад», который не пришёлся по вкусу, и всё. Ни «Чайки», ни «Трёх сестёр», ни «Дамы с собачкой», ни «Дяди Вани». Так что он мне не то чтобы не зашёл, просто руки не дошли.
С Айн Рэнд всё очень любопытно. «Источник», о котором ты говоришь, — книга стрёмная по всем параметрам. Впрочем, и другие немногим лучше. Я как-то на волне воодушевления прочла все художественные произведения Рэнд, и они неважнецкие с художественной точки зрения. «Атлант» лучший, но тоже не литературный шедевр. Всё дело в том, что Айн Рэнд плоха как писатель. Стиль действительно некрасивый, формулировки неуклюжие, диалоги провисают, от отношений между персонажами волосы дыбом встают, а от того, что называется любовью, хочется бегать кругами и плакать, но эти книги стоит рассматривать не как художественную литературу, а как нон-фикшн, для доходчивости наделённый сюжетом и действующими лицами. На творчестве Рэнд сказалась традиция американского нон-фикшна — посыл надо объяснить подробно и во всех деталях, даже если замысел очевиден с первой строчки (в конце «Атланта» заключительная речь Джона Голта вообще каких-то адских размеров, Рэнд её писала два года — и именно затем, чтобы расставить все точки над и).
Айн Рэнд представляет ценность как философ, а не как мастер словесности. Она жёстко, провокативно и несколько скандально исследует основы капитализма и его моральную подоплёку. Полумер не знает, этим иногда шокирует, но вся суть её трудов в создании манифеста свободного рынка, в гимне свободы, личного пространства, ненасилия и разума. Именно это и произвело впечатление, а не художественные достоинства, которых нет) Я и раньше разделяла эти ценности, но единой системы в голове не было, а «Атлант» расставил всё по полочкам и привёл мозги в порядок. После этого жить стало заметно лучше)
Ты из Петербурга или Крыма?)

URL
2015-01-11 в 09:16 

Raven paradox
Once there was only dark. If you ask me, the light`s winning.
andre;, озвучить исчерпывающее на данный момент суждение по "неоднозначной и страшноватой" теме - большое дело, выяснения отношений к которому кажутся уже неизбежным побочным эффектом.

Типичные рефрены - не слишком высокий пилотаж) Тогда патриотизм ловко воспитывали даже через учебник по истории первобытного общества, через роман взросления просто грешно не!

2015-01-11 в 14:58 

Аир
Обыкновенное Чудо
andre;,
Возможно фишка в том, что ты куда более рациональный человек, нежели я%))) Мне ужасно сложно воспринимать манифесты, и особенно сложно - когда они пытаюстя маскироваться под художественную прозу (единственный блистательный пример из всего, что мне встречалось - вольтеровский Кандид%)))
Не то, чтобы это было хорошо - у меня вот нет в голове какой-то единой системы, а только клубок чужих и своих мыслей, некоторые из которых радостно откладываются на "подумать".
(Очень даже верю, что Рэнд больше и лучше, чем мне гугл и товарищи напели, но мучить себя, чтобы продираться через вот это - нет уж, увольте. У меня за плечами туева хуча экзаменов по литературе, баста%))))

Короче, мне не понять, на кой черт впихивать невпихуемое и ломать шею художественному произведению тяжестью мыслей, как бы хороши они не были. Да, я и Толстого не люблю%))) И твой "Секс", прости, мне совсем был мимо, при том, что впихнуто там куда изящнее, но тут я еще и идеи по большей части разделить не могу.

И раз уж мы тут собрались поговорить о литературе, то моей "книгой года" в 2014 был как раз нонфикшн, длинющий, с самоповторами и рассусоливанием При этом я прочла на одном дыхании. "Эффект Люцифера" Зимбардо. Ну а когда я решила одним глазком глянуть игровое кино "Эксперимент", которое вроде как позиционировалось как "на основе"... ну...:facepalm3:

Я из тех несчастных людей, кто нынче, когда заполняет графу "страна рождения" очень матерится, если нет варианта "СССР"%))) Евпатория

2015-10-12 в 05:23 

Brilliant_brown
Для упокоения - души
В целом не люблю русскую литературу. Просто не мое. Очень сухо, в период революции - злобно, в перестроечные годы - насквозь пропитано бандитизмом и какой-то быдляческой интеллектуальностью с метафизическим привкусом (в первую очередь здесь выделяется Пелевин).
Но есть пара-тройка удивительных исключений: "Герой нашего времени" Лермонтова, "Три разговора" философа Владимира Соловьева, "Жизнь Василия Фивейского" Леонида Андреева, "Котлован" Платонова, "Затоваренная бочкотара" Василия Аксенова и поэзия Константина Бальмонта. Ну и, пожалуй, "Мы" Замятина. Хотя язык меня в ней очень разочаровал. Было похоже на то, как девочки пишут в блогах, очень эмоционально и обрывочно.
Сильно советую Андреева и Бальмонта, если вы еще не знакомы. Они просто очень красиво пишут, у каждого прекрасное чувство стиля. Чего, например, никак не могу сказать о Достоевском.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная