12:01 

Книги в январе, феврале и марте

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»


«Намедни. 2006–2010», Леонид Парфенов
Давняя мечта — собрать коллекцию книг «Намедни». Это моя первая, подарок от Мишки на Новый год. «Намедни» представляют историю по-новому: поразительно наблюдать, как Парфёнов плетёт эпохальное повествование из бытовых неурядиц и геополитических конфликтов. Хрущёв, культ личности, кукуруза, жевательные резинки, Битлз, Пражская весна, войны, танки, холодная война, джинсы, брежневские «сосиски сраные», родимое пятно Горбачёва, мода на кудряшки — в огромный плавильный котёл истории падает всё без разбора. Но если прежние эпохи всё же звучат как увлекательные, но отчасти невероятные рассказы, то эпоха 2006–2010 уже предстаёт в ином свете. Тут всё своё, всё узнаваемое: вот конфликт с Грузией, вот мода на угги, вот Путин и Медведев шагают по Красной площади, вот появился в продаже айфон, а вот отравили Литвиненко. Личная память дополняет летопись, и вот уже твоя собственная биография становится свершившимся историческим фактом, иначе трактуемым годы спустя. Ощущение поразительное. Конечно, Парфёнову нет равных.

«Гроздья гнева», Джон Стейнбек
Месяцами мучила книгу. Наконец волевым усилием добила. К концу у меня не осталось сомнений, что Стейнбек — великий американский писатель. Он эпохален, обстоятелен и отлично пишет — тот самый гнев, который обещан ещё в названии, последовательно и мощно просачивается сквозь страницы книги. Ощущение — как будто тебе на руки льют гной из набухшей раны, и чем дальше, тем больше. Чтобы создать подобное ощущение, нужно особое мастерство. К сожалению, это единственная похвала, которой я могу удостоить Стейнбека. К моему глубокому сожалению, Стейнбеку не хватило познаний и навыка умственной рефлексии, чтобы сделать верные выводы из ужасной картины бытия Великой депрессии. Он ударился в беспросветный социализм, полкниги распылялся о ненависти к прогрессу и автоматизации и обвинил во всех бедах капитализм и частных собственников. Эту ошибку совершали и другие современники Стейнбека (красные настроения были очень популярны в Америке тридцатых), но никто — с таким апломбом. Дочитывая, поймала себя на предательской мысли: ё-моё, иногда так здорово, что литература в Штатах не обладает мощным идеологическим влиянием. Будь «Гроздья гнева» более страстно приняты американским обществом, мы бы сейчас имели дело с другой экономической реальностью и жили бы значительно хуже.

«А где же третий?», Флэнн О`Брайен
Роман в жанре абсурда. Мнения о нём разделяются пятьдесят на пятьдесят: половина читателей считает книгу невыносимым бредом, вторая половина — шедевром мировой литературы. Моё мнение где-то посередине с уклоном в шедевр. Классно написанная, едкая, ироничная, местами абсолютно безумная книга с очень внезапной концовкой.

«Банды Чикаго», Герберт Осбери
После «Банд Нью-Йорка» Осбери взялся написать летопись мафии Чикаго. Она впечатлила меня больше, чем нью-йоркская — может быть, потому, что Осбери в этот раз углубился в тусовку вокруг Аль Капоне и собрал невероятный объем бесценного материала по криминалистике. Отдельно стоит отметить храбрость автора — он подробно и безжалостно пишет о преступлениях людей, которые на момент написания книги живы, здоровы и опасны, как осы-убийцы. Как Осбери не убили, не знаю. Книга ужасно интересна и как справочник по чикагской мафии, и как художественное произведение. А если вы обдумываете ганстерскую АУшку (как и я), то вообще маст-хэв.

Пьесы и очерки Бернарда Шоу («Дом, где разбиваются сердца», «Пигмалион», «Цезарь и Клеопатра»,«Тайна костюмерной», «Ученик дьявола»)
Не знаю, почему раньше не читала Шоу. Возьмёшься за одну пьесу — и уже не оторваться. Мой фаворит — «Дом, где разбиваются сердца». Ещё полюбилась «Цезарь и Клеопатра» — в ней особенно хорошо видно, как Бернард Шоу, уже будучи живым классиком, старательно разрушает собственную репутацию. В предисловиях Шоу из раза в раз пытается развенчать культ театра, искусства, самого себя. Чарующая язвительность в каждом слове:
«Быть неэлегантным — хуже, чем провалиться. Я намеренно употребил слово "неэлегантный", ибо на сцене показывается жизнь, стоящая тридцать фунтов в день, не такой, как она есть на самом деле, а такой, какой ее представляют себе люди, зарабатывающие тридцать шиллингов в неделю».

«Моя жизнь, мои достижения», Генри Форд
Чрезвычайно воодушевляющая книга. Цитата для понимания:
«Привычка к неудаче является матерью страха. Она глубоко укоренилась в людях. Люди хотели бы достичь вещи, которая распространяется от А до Z. С А она им еще не поддается, на В они испытывают затруднение, а на С натыкаются на по-видимому непреодолимое препятствие. Они кричат «пропало» и бросают все дело. Они даже не представили себе шансов настоящей неудачи; их взгляд не отличит ни правильного, ни неправильного. Они позволили победить себя естественным препятствиям, возникающим на пути всякого намерения».

«Танцовщик», Колум Маккэн
Упоительный вымысел, основанный на биографии Рудольфа Нуриева. Написано так, что не оторваться — язык то летящий и звонкий, то напряжённый, нагнетающий, клубящийся, словно дым. Книга прекрасна от и до, легкомысленная, как девочка, и неистовая, как сам дьявол. Нуриев такой же.

«Голубые таблетки», Фредерик Питерс
Графический роман о мужчине, который влюбился в женщину с диагнозом СПИД. Они воспитывают ребёнка, которому болезнь передалась от матери, и каждый день уговаривают его принимать маленькие голубые таблетки — единственное спасение, которое может отсрочить смерть. Славный, очень добрый роман (и великолепно нарисованный к тому же).

«Секретная служба», Марк Миллар и Дейв Гиббонс
Комикс, по которому якобы сняли «Кингсмэн» (на самом деле ничего общего с фильмом нет — всё намного хуже).

«Гарри Поттер» (философский камень, Тайная комната, узник Азкабана, кубок огня), Джоан Роулинг
Устала от душного Стейнбэка и захотела чего-нибудь очень доброго. Стихийно решила перечитать всю поттериану. Во второй половине марта наслаждалась первыми книгами, с замиранием сердца вспоминая, как читала их впервые. Сначала была «Тайная комната», потом сразу «Кубок огня», потом, спустя месяцы, удалось выклянчить первую и третью книги у знакомых (и история Сириуса долго была для меня загадкой). Несколько лет на форумных ролёвках приучили меня смотреть на поттериану как на энциклопедию. Память хранит даже самые незначительные, почти никому не интересные детальки (например, как звали мальчика, который первый проходил отбор, когда Гарри был на пятом курсе). Я успела забыть, что это не обзор вселенной, а книга, настоящая книга, где волшебство не в заклинаниях, а во взрослении. Почувствовала это снова и снова влюбилась в Роулинг. Моей благодарности этой женщине нет границ — ничего лучше этих книг в подростковом возрасте со мной произойти не могло.

@темы: Книги

URL
Комментарии
2015-04-05 в 12:08 

Шифт
была такою страшной сказка, что дети вышли покурить
«Гроздья гнева», Джон Стейнбек
Надо же, как по-разному можно воспринимать эту книгу.)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная