Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:51 

Книги в сентябре

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Сентябрь богат на хорошие книги. Редко когда удаётся прочесть столько прекрасного в один месяц. Я читала то, что мне давным-давно рекомендовали — например, в посте про американскую литературу. Спасибо всем, кто тогда откликнулся, у вас отличный вкус.
Из-за проблем с глазами львиная доля в списке — аудиокниги, но это не умаляет впечатления.

«Марсианин», Энди Вейр
Эту вещь мне посоветовала Шкав. Дело было в апреле. Как раненая чайка, она кружила надо мной и кричала: «ПРОЧТИ МАРСИАНИНА!». Я прилежно внесла книгу в список для чтения и к сентябрю до неё добралась.
Надо было добраться раньше. Главный герой Марк Уотни — астронавт-биолог в составе марсианской экспедиции. Волею случая он остаётся на Марсе один. Если повезёт, за ним вернутся через четыре года. Как он только не изгаляется, чтобы дожить до дня Икс — то картофелины сажает, то химические реакции проводит, то едет через красную пустыню за радиактивным плутонием, чтобы с его помощью добыть воду.
Самое удивительное в «Марсианине» — что это не драма. Из сюжета «одинокий землянин на Марсе» могла бы получиться тленная трагедия, а получился гимн всему лучшему, что есть в человеке. Марк Уотни по-настоящему классный парень, умный, находчивый, смешной и бесстрашный. Семьдесят процентов книги — его инженерные расчёты, а остальные тридцать — бешеная жажда жить. «Марсианин» не велик, но с бытовой точки зрения нереально увлекателен. Я не могла уснуть, не узнав, взошла у Марка картошка или не взошла.
(Кстати, завтра премьера фильма, снятого по Вейру. Марка Уотни играет Мэтт Деймон. Если фильм и вполовину так же хорош, как книга, то это космос)

«Жизнь», Кит Ричардс
О мемуарах Ричардса я узнала из статьи на «Вилладже» два года назад. Обзорщик Милослав Чемоданов описал их так: «Кит Ричардс в книге воспоминаний пытается понять, как же он не помер от всех своих наркотиков». Я давно хотела почитать что-то о рок-эпохе, желательно легкое и с огоньком. Вспомнила про тот обзор, купила книгу, искренне веря, что рецензия в полном объёме охватывает содержание.
Оказалось, Милослав Чемоданов поверхностный дурик, а Ричардс крут, как три Росомахи. Но не то чтобы я разочарована. «Жизнь» — моё книжное открытие года. Вдохновение, восторг, ахуй и счастье в одном флаконе. Я напишу про неё ещё.

«Двойная страховка», Джеймс Кейн
Нуар — очень американский продукт в хорошем смысле слова. Причудливая смесь практичности и мистификаций, идейной свободы и жёстких правил, жизненной простоты и киношной подачи. Спасибо Йорингель — она подсказала образчик жанра.

«В погоне за смертью», Вуди Аллен
Сатирическая пьеса, немножко злая, немножко добрая, с меланхолично-смешными алленовскими диалогами и, конечно, в жанре абсурда. Люблю такое.

«Прощай, оружие», Эрнест Хемингуэй
Три четверти книги слушала и думала: ну хорошо, окей, правда жизни есть. Замысел есть. Война — это плохо, да, да, спасибо, поняла. Но где же чувства, ну хоть одно чувство, ну хоть что-нибудь?
И вдруг — бах! — концовка. Сижу вся в соплях и слезах и не могу понять, как меня довёл до такого состояния монотонный голос, зачитывающий слова безо всяких спецэффектов, штучек-дрючек и сентиментальностей. Чтобы понять это, вцепилась в следующую книгу.

«Праздник, который всегда с тобой», Эрнест Хемингуэй
Литературные мемуары о жизни в Париже двадцатых годов. К середине меня озарило: господи, да ведь Хемингуэй не писатель. Он ничего не описывает, он создаёт. Никаких тебе «в комнате стоял стол, на столе стакан, в стакане водка». У Хемингуэя так: «Я взял стакан и выпил».

«Хижина дяди Тома», Гарриет Бичер-Стоу
Аир была права — это маст-рид для желающего понять что-то в американской литературе. Большая книга во всех смыслах.

«Великий Гэтсби», Скотт Фицджеральд
Понятия не имею, как так вышло, что я всё знаю о «Гэтсби», но никогда его не читала. Было здорово познакомиться с книгой не с чистого листа, а с бэкграундом — фильмом, лекциями о литературе, очерками, пересказами. Бэкграунд не передавал ощущения. Фицджеральд необычайно талантлив в том, что касается создания атмосферы — живости, красочности, воздушности, вечерних огней и блеска.

«Атлант расправил плечи», Айн Рэнд
А это перечитала в рамках обновления впечатлений. Три года назад Айн Рэнд серьёзно вправила мне мозги. В плане идеологии «Атлант» прекрасен. Когда беспробудный социализм начинает отгрызать от мира по кусочку, я открываю Рэнд и чувствую облегчение. Извращённый морок спадает, и вещи предстают в своей первозданной сути. «Атланта» надо держать на полке в качестве философского манифеста. Увы, при всём уважении к Рэнд, её идеям и колоссальному влиянию, читать её долго уже не могу — уж очень паршиво пишет.

@темы: Книги

URL
Комментарии
2015-10-07 в 23:53 

Heavy Rain
"Yes, Virginia."
Рэнд недавно прочёл, был огорчён тем, что начинала за здравие, а кончила историей про мэрисьюху, которую всё мужики хотят. не это ли подразумевается под "плохо пишет"?
"Хижину дяди Тома" с детства люблю.
в "Марсианине" на поверку научной фантастики меньше, чем кажется, потому что инженерные расчёты местами за уши притянуты, но мне всё равно понравилось. славно написано.

2015-10-08 в 00:40 

Чарли
Merricat, said Connie, would you like to go to sleep? down in the boneyard ten feet deep!
эммм, Марка Уотни играет Мэтт Деймон) но сути это не меняет)

очень заинтересовала мемуарами Кита Ричардса

2015-10-08 в 10:04 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Heavy Rain, Рэнд недавно прочёл, был огорчён тем, что начинала за здравие, а кончила историей про мэрисьюху, которую всё мужики хотят. не это ли подразумевается под "плохо пишет"?
Ага, это, но не только это. «Атлант» — это идейная вещь от и до, там сюжет и человеческие отношения нужны только для того, чтобы проиллюстрировать главную мысль и дать пример образа мышления. Поэтому мир «Атланта»... он такой, несколько схематичный. Атмосфера формируется нагнетанием идеи, а не мастерством писателя. Больше всего досталось любовной линии. К сожалению, Рэнд не умеет писать про любовь, ну не ёё это. Та же беда в «Источнике». Хочется плакать оттого, как эти линии плохи, просто уму непостижимо.
Но в случае с Рэнд сюжет — фантик, а конфетка в другом. Она по-настоящему крутой мыслитель, бесстрашный, мощный, несгибаемый, правый почти во всём. «Атлант» уникален именно этим. Его нельзя поставить в один ряд с романами, потому что это только с виду художественная литература, а по факту — философский труд, где по недоразумению есть сюжет. Увы, философский труд плохо написан, и это раздражает. Но Кант и Ницше тоже не сказать чтоб захватывающе писали. Просто они не пытались притянуть к философии сюжет, а Рэнд пыталась. Вот и получились эти топорные диалоги, эти сомнительные связи, плоские характеры. Очень тяжело писать разговор между влюблёнными так, чтобы он одновременно был живой и достоверный, и в то же время передавал весь свет человеческого величия. Вот и результат: «Хэнк, я люблю не тебя, а себя, потому что <...>, и я никогда не попрошу тебя быть со мной только затем, чтобы <...>». Читать это как роман невозможно.

Чарли, о, спасибо, поправила) Всё время называю Мэтта Дэймона Марком Уолбергом :facepalm: Смотрю в его лицо — и какой он Мэтт? Он Марк. А настоящий Уолберг для меня безымянен.
Про Ричардса напишу ещё.

URL
2015-10-08 в 18:50 

Чарли
Merricat, said Connie, would you like to go to sleep? down in the boneyard ten feet deep!
andre;,
а и правда, идёт ему Марк)

2015-10-17 в 14:25 

Забывчивая
Плохо — это когда тебя запаковывают в чёрный, непрозрачный пластиковый пакет. Очень плохо — когда по частям. А всё остальное просто отлично!
andre;, спасибо за марсианина - очень нравится )

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная