14:41 

Альфред, глава 22

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Этот день настал! Не могла же я пропустить праздник. С днём святого Валентина, и да пребудет с вами сила.

Название: Альфред
Пейринг: макфасси
Жанр: комедия, драма, РПС-АУ, производственный роман
Размер: макси в процессе
Саммари: романтическая комедия о рассеянном учёном и его безукоризненном помощнике.
Глава 1 — www.diary.ru/~roksen/p205058613.htm
Глава 2 — roksen.diary.ru/p205093751.htm
Глава 3 — roksen.diary.ru/p205172060.htm
Глава 4 — roksen.diary.ru/p205209688.htm
Глава 5 — roksen.diary.ru/p205302755.htm
Глава 6 — roksen.diary.ru/p205445855.htm
Глава 7 — roksen.diary.ru/p205538608.htm
Глава 8 — roksen.diary.ru/p206046237.htm
Глава 9 — roksen.diary.ru/p206177122.htm
Глава 10 — roksen.diary.ru/p206281536.htm
Глава 11 — roksen.diary.ru/p206510335.htm
Глава 12 — roksen.diary.ru/p206597309.htm
Глава 13 — roksen.diary.ru/p206858450.htm
Глава 14 — roksen.diary.ru/p206995917.htm
Глава 15 — roksen.diary.ru/p207179987.htm
Глава 16 — roksen.diary.ru/p207219601.htm
Глава 17 — roksen.diary.ru/p207284747.htm
Глава 18 — roksen.diary.ru/p207428096.htm
Глава 19 — roksen.diary.ru/p207687607.htm
Глава 20 — roksen.diary.ru/p207806675.htm
Глава 21 — roksen.diary.ru/p207955249.htm

60.

С шефом творилось что-то не то. Лора заметила в воскресенье. Томас Натан приучил её отвечать на звонки в любое время дня и ночи и обязательно сверять планы перед рабочей неделей, чтобы утром в понедельник уже встречать босса в приёмной во всеоружии.
То, что было полезно с точки зрения карьеры, сильно подпортило Лоре личную жизнь. Часто она шла на свидание, не выпуская из рук телефона, и дёргалась при каждом звонке, мгновенно прерывая беседу. Разочарованные спутники Лоры кивали и говорили, что всё в порядке, но из этих свиданий не получалось ничего, кроме единоразового секса. Никто не рвался строить крепкие доверительные отношения с женщиной, которая в любой момент готова бросить всё ради прихотей босса-мудака.
Новый начальник Лоры мудаком не был. Он не срывался на Лоре, не терроризировал глупостями по выходным, не использовал её в качестве девочки, разносящей кофе, и вообще вёл себя очень пристойно. Лора не могла на него нарадоваться: до чего здравый человек, исключительный профессионал, и вдобавок приятный в личном общении. Даже когда она расхрабрилась и позвала его в театр, он умудрился отказать ей с таким тактом и любезностью, что Лора ничуть не обиделась, а только укрепилась во мнении, что ей достался лучший начальник на свете.
Все секретарши в высшем эшелоне «Дженерала» завидовали Лоре. Она и сама себе завидовала. Уже не было необходимости тратить личное время на прихоти босса, но по выходным Лора продолжала сверять планы из чистой симпатии к мистеру Фассбендеру.
В это воскресенье она сходила на массаж и педикюр. В перерыве между процедурами решила сверить планы на понедельник. У мистера Фассбендера была запланирована встреча с новыми подрядчиками. Лора точно помнила, что внесла встречу в график на два часа дня. Но таблица почему-то показывала иное. В нужной графе стояло «Собеседование». Какое ещё собеседование? Лора проверила обновления: кто-то внёс изменения в файл в субботу.
Озадачившись, Лора позвонила боссу. Он взял трубку после первого гудка. Лора объяснила проблему. Мистер Фассбендер перебил её, не дослушав:
— Не беспокойтесь, это я. Перевёл встречу с подрядчиками на Ротрок, она займётся ими лично. У меня собеседование.
— С кем?
— С евангелистом.
— Появился кто-то новый? — удивилась Лора. — Вы вроде бы исчерпали список.
— Велика вероятность, что я нашёл нужного человека, — туманно ответил Фассбендер. — Ну, не буду вас задерживать. До завтра.
— До завтра, — ответила Лора и положила трубку.
Это был первый случай на её памяти, когда мистер Фассбендер не дал внятного ответа на вопрос.
В понедельник события приобрели ещё более загадочный оборот. С утра мистер Фассбендер бегал по отделам. С недавних пор по понедельникам отделы устраивали летучки. Мистер Фассбендер посещал особо важные собрания, раздавал поручения, совещался по вопросам развития и просматривал промежуточные результаты.
Около одиннадцати Лора заметила, что мистер Фассбендер нервничает. Он посматривал на часы и отвечал на её вопросы через раз. Ей пришлось трижды повторить одни и те же слова об антимонопольщиках, прежде чем он откликнулся.
Фассбендер то возникал в приёмной, то исчезал. Пропустил обед. Отказался от чая и кофе. Без пятнадцати два он выглянул из кабинета и спросил:
— Ещё не пришёл?
Лора спросила:
— Кто?
— Кандидат ещё не пришёл?
— Нет.
— Сообщите, когда он явится.
— Хорошо.
В этот момент в приёмной возник операционный директор Джерри Этлман — как всегда, свежий и в отличном расположении духа. Лоре он нравился.
— Добрый день, мистер Этлман.
— Добрый, Лора. Чудесно выглядите... Майкл! Майкл, подожди, не убегай. Нужна твоя помощь.
— Джерри, у меня нет на это времени.
— Ой, да брось, я знаю, что ты перебросил подрядчиков Маккензи. Давай, надо обсудить госконтракты.
Фассбендер посмотрел на часы и нехотя сказал:
— Ладно, заходи. Только быстро.
Они скрылись в кабинете. Перебирая бумаги, Лора думала, с чего ради Фассбендер так разволновался. За годы работы она ни разу не видела его взвинченным. Раздосадованным — да, встревоженным — тоже. Пусть даже спешащим. Но чтобы таким… Нет, никогда.
Волей-неволей она задумалась, кем должен быть кандидат, который бы заставил Фассбендера поволноваться. Наверное, важная шишка. Нобелевский лауреат, учёный с мировым именем, помесь Леонардо да Винчи с Альбертом Эйнштейном. Некто абсолютно исключительный.
За этими мыслями её застал незнакомец, засунувший голову в дверь.
— Это приёмная Фассбендера?
Лора ответила так, как была приучена.
— Да, сэр. Чем я могу вам помочь?
Незнакомец просочился в приёмную целиком. На первый взгляд он производил впечатление менеджера средней руки, но уже со второго взгляда было ясно: здесь что-то не так. Слишком встрёпанные волосы. Слишком вольный воротник рубашки. Пиджак, застёгнутый на обе пуговицы. Обе! Лора в изумлении опустила взгляд ниже и обратила внимание на обувь. Вместо приличествующих случаю оксфордов незнакомец носил большие ботинки из мытой кожи.
Странный тип.
Помотав головой туда-сюда, он цокнул языком и сказал:
— Слушайте, ну и охрана тут у вас... Разве что размер трусов не спросили. Еле прорвался. Почему вы не пожалуетесь в ООН на режим военного коммунизма? Они применят какие-нибудь санкции. Авось поможет.
Лора улыбнулась той отстранённой улыбкой, которую приберегала для шутников, отвлекавших её от работы.
— Вам назначено?
— Вроде того. Я на собеседование.
Лора моргнула.
— Так вы кандидат?
— Если это так называется.
— Присядьте, пожалуйста. Мистер Фассбендер скоро освободится.
Кандидат сел на диван и закинул ногу на ногу. Потом он спохватился, что это слишком фривольно, и выпрямился. Сложил руки на коленях. Убрал. Снова забросил ногу на ногу. Помотал головой, разглядывая интерьер приёмной: светлые стены, большое окно с идеально чистыми стёклами, кофейный столик с фарфоровым сервизом и вазочкой с печеньем, увесистые шкафы из вишни, сделанные на заказ, стол из той же серии, макбук Лоры, её стул и саму Лору, похожую на молодую учительницу. Видя, что она это заметила, кандидат отвёл глаза.
— Извините. Понятия не имею, как всё устроено. Никогда не был на собеседованиях.
— Чай, кофе? — предложила Лора.
— Эээ... Кофе, если нетрудно.
— Предпочитаете харио, кемекс, френч-пресс?
— Что, простите?
— Это способы заваривания.
— А вы какой любите?
Лора споткнулась. Никто из посетителей, бывавших в этом офисе, не задавал ей таких вопросов.
— Кемекс, сэр.
— Отлично, тогда кемекс.
Пока она заваривала кофе, он совсем распоясался и рассматривал все вокруг со жгучим любопытством ребёнка, попавшего в зоопарк. Лора пыталась вспомнить, откуда ей знакомо его лицо.
— Ну надо же, — сказал он чуть погодя, — столько лет сотрудничал с фармой и сроду не был ни в одном кабинете босса. Бывает же, а?
— Да, сэр... Простите, я не расслышала ваше имя.
Она поставила на журнальный столик кофе. Он с благодарностью кивнул, схватил чашку, глотнул обжигающий кофе и расплылся в довольной улыбке.
— А я его и не называл. Джеймс МакЭвой, будем знакомы. Отличная штука этот ваш кемекс. А можно стянуть печеньку?
— Да, пожалуйста... Джеймс МакЭвой? Профессор Джеймс МакЭвой?
— Йап, — согласился он и вгрызся в печенье. — Охренеть, из чего оно? Из амброзии?
— Из овса...
— Если такой у вас здесь овёс, то жаль, что я не лошадь.
Лора попыталась свыкнуться с мыслью, что перед ней сидит тот самый МакЭвой. Человек, в пух и прах разбивший её бывшего начальника. Недавний руководитель её нынешнего начальника. Учёный, устраивающий аншлаг на лекциях. Причина коренных преобразований в «Дженерал Фармасьютикалс», персона, преследуемая финансовыми изданиями, при этом ничего в финансах не понимающая. В глазах Лоры профессор МакЭвой был местной легендой.
Теперь эта легенда сидела перед ней на диване, за обе щеки наворачивая печенье.
— Сэр, меня зовут Лора. Знакомство с вами — большая честь.
— Не обольщайтесь, это только в первые пять минут. Потом знакомство со мной — это наказание. Но спасибо. И давайте обойдёмся без сэров, — МакЭвой кивнул на дверь. — Я еле-еле привык, что он так меня называет. Если ещё и вы начнёте, придётся ломать систему и вести себя подобающе, а я этого не люблю.
— Хорошо, сэр... То есть просто хорошо. Без сэра.
— Ух ты, а вы обучаемая. Внесите этот пункт в резюме.
Лора отвернулась, пряча улыбку, и села за стол.
Минуты текли медленно. За стенкой неразборчиво говорил Джерри Этлман, что-то горячо втолковывая Фассбендеру. Лора исподтишка разглядывала профессора. Профессор достал из сумки бумаги и читал их, морща лоб.
На часах уже было два десять. Два двенадцать... Два пятнадцать... Два двадцать... Судя по звукам из-за стены, разговор о госконтрактах затянулся и перешёл в стадию споров. Лора решила, что нужно вмешаться и сообщить Фассбендеру о госте. Она встала, подошла к двери, с профессиональной незаметностью просочилась в кабинет и сказала:
— Сэр, кандидат ждёт вас в приёмной.
Фассбендер посмотрел на часы.
— Джерри, сворачиваемся.
Этлман протестующе замахал руками.
— Мы не договорили!
— Потом договорим. Давай-давай, шевелись, у меня собеседование.
Фассбендер проводил его до двери, чуть ли не силой выталкивая в приёмную. Этлман возмутился:
— Да что он, твой кандидат, из золота отлит?
Дверь в приёмную открылась. МакЭвой стоял по струнке. Этлман увидел его и ехидно сказал:
— Вопрос снимается.
Лора заметила, как Фассбендер ткнул его ручкой между лопаток. Этлман пожал руку профессору.
— Рад вас видеть. Джерри Этлман, если помните. Мы уже встречались на совете.
— Помню, да.
— В костюме вас и не узнать.
— Поверьте, без костюма тоже.
Этлман хохотнул, одобрительно похлопал МакЭвоя по плечу и многозначительно произнёс:
— Ну-с, оставляю вас вдвоём... То есть втроём. Лора, всего доброго.
— И вам, — сказала Лора.
Этлман ушёл. В воздухе повисла неловкость. Фассбендер кашлянул и сказал:
— Можете проходить, сэр.
В том, как он проговаривал слово «сэр», было что-то особенное. Лора с любопытством перевела взгляд с Фассбендера на МакЭвоя. МакЭвой нервно расчесал пятернёй волосы, вздохнул и зашёл в кабинет — аккуратно, чтобы, ни приведи господи, не задеть Фассбендера плечом. Дверь закрылась.
Лора осталась в приёмной одна, гадая, свидетелем чего она только что была.


61.

Майкл только-только закрыл дверь, а МакЭвой уже подскочил к столу, сел за стул и затарахтел без остановки:
— В общем, я получил письмо, не знаю, как это правильно делается, но вот я притащил резюме, список публикаций, ещё у меня есть рекомендации... Ой, я сел на ваше место? Или это для посетителей? Чёрт побери, почему у вас такие хорошие кресла для посетителей? Извините.
— Сидите, сэр.
Дёрнувшись, МакЭвой осел. Майкл обошёл стол кругом и сел напротив. Он не знал, с чего начать. После лекции он отправил МакЭвою любезное, полное дружеских расшаркиваний письмо с предложением о работе. Он сделал всё по правилам: вкратце дал вводную, которую отправлял другим кандидатам, и коротко обрисовал круг служебных обязанностей. Зная о том, что МакЭвой скорее руку себе отрежет, чем бросит лабу, Майкл пояснил, что сотрудничество с «Дженерал» не требует постоянного присутствия в офисе и не ограничивает научную деятельность. Письмо заканчивалось просьбой подумать и ответить, когда было бы удобно провести собеседование.
Майкл побаивался, что МакЭвой обидится на сухой корпоративный подход. Он хотел подождать профессора и объяснить, что таковы правила найма, но очередь за автографами была бесконечна. Майкл попрощался и ушёл, а через два часа получил ответ.
МакЭвой написал всего три слова: «В любое время».
Не обиделся. Не отвесил язвительную шуточку. Не ляпнул ничего провокационного и не стал артачиться. Боясь, что мираж скоро рассеется, Майкл быстро переменил планы в понедельник, написал МакЭвою дату и время, объяснил, как пройти в офис, и дождался ответа.
Ответ снова был покладистее некуда: «Ок».
Выходные прошли, а мираж почему-то не рассеялся. Мираж сидел перед Майклом в костюме — ей-богу, в костюме! — и нёс околесицу, перебирая бумажки.
Резюме ещё приволок, прости господи. Зачем резюме? Кому оно нужно? Машинально взяв протянутую бумагу, Майкл пробежался взглядом по строчкам — так и есть, составлено ужасно. Но было видно, что МакЭвой старался. Майкл перевернул страницу и увидел рекомендацию: распечатанный лист бумаги, уже немного помятый, с несколькими короткими предложениями без лишней воды. Проявил себя так-то, разрулил то-то, совершил это. Ниже подпись: Маккензи Ротрок, и дата — почти два месяца назад.
Ай да Маккензи, ай да стерва!
МакЭвой поёрзал и попытался заполнить чем-нибудь неловкое молчание.
— Вы устали? Глаза красные. На самом деле эти лампы светят неровно. Они часто-часто мигают. Это происходит так быстро, что ваше сознание не успевает отследить изменения. Зато успевает мозг. Вам кажется, что ничего не происходит, а ваш мозг в это время перегружен фоновой обработкой данных. Как следствие, вы быстро утомляетесь якобы безо всякой причины. А вот ещё случай был...
Майкл кашлянул, прервав поток сознания профессора.
— Сэр.
— Ладно, понял, молчу.
— Сэр, я ведь и так знаю ваш послужной список.
— Ну… эээ… разве вам не надо… опыт, степени, вся эта ерунда…
— Эйч-арам, может, и надо. Но я-то и так всё знаю. Эта вакансия создана для вас. Если вы согласны, мы могли бы просто обсудить условия. Деньги. Порядок сотрудничества. Прямо сейчас нам надо сделать тот алгоритм, о котором вы рассказывали. Биоинформатики, помните?
— Помню, — сказал МакЭвой. — Я набросал бизнес-план на этот счёт. Посмотрите, если хотите.
— Бизнес-план?
МакЭвой достал из сумки папку. Майкл взял её, открыл и пролистал содержимое. Задержался взглядом на первой странице, потом посмотрел вычисления, проглядел план действий и примерную смету на первый период. Брови медленно поползли вверх.
— Цифры приблизительные, — сказал МакЭвой. — Могут сильно колебаться. Сами знаете, в экономических прогнозах я не силён.
Майкл дошёл до последней страницы, перелистнул её и закрыл папку.
— Вы это сами написали? Целиком?
— Да. Структуру позаимствовал из вашего бизнес-плана для инвесторов. Повесил его в рамочку на стенку и молился утром и вечером.
— Отличная работа, — искренне сказал Майкл. — Я думал о чём-то таком, но не знал, с чего начать. С этим планом уже можно работать. Прогнозы уточнятся через неделю-другую, но это хороший первый шаг.
МакЭвой отвёл взгляд в сторону и посмотрел в окно. Комплименты не произвели на него впечатления. Он как будто искал правильные слова для выражения мысли, терзавшей его давно и безрезультатно. Майкл почти слышал, как старательно он фильтрует речь в уме.
— Дело в том, что я… эээ… я не совсем понимаю… насколько… официально… мы должны… эээ… коммуницировать.
Майкл повторил эту фразу в уме трижды, пытаясь вникнуть в смысл. Его отвлекали руки МакЭвоя. Обычные мужские руки. Короткие ногти, широкие фаланги пальцев, выпуклые синие вены, тянущиеся от запястьев к костяшкам.
Он подумал о датчиках, которые крепятся к пальцам. Кожно-гальваническая реакция. Наверное, она и сейчас зашкаливает.
— То есть… я хочу сказать… я хочу сказать, что «Дженерал» — не то же самое, что моя контора, и тут, наверное, не принято… вместе обедать вьетнамской лапшой.
Майкл вперил взгляд в профессора. Профессор старательно избегал ответного взгляда.
— То есть… я, конечно, был бы не против поработать с «Дженералом», и Маккензи сказала, что для меня тут есть место и подходящая роль. Но когда я соглашусь, мы с вами… Я хочу сказать, что рабочие отношения… Чёрт. Вы же слушали мою лекцию?
— Слушал.
— Тогда я скажу прямо, ладно? Я хочу эту работу, и я хочу работать с вами, хоть подчинённым, хоть боссом, хоть кем. Но эти правила игры… чёрта с два из меня получится офисный планктон… То есть я не это имел в виду! Не планктон. Совсем не планктон. Я опять вас оскорбил. Видите, о чём я говорю? Это всё испортит.
Вдруг Майкл понял, о чём толкует профессор. Он написал бизнес-план, он вник, постарался, даже костюм где-то откопал — разве не молодчина? Попытался превратиться в кого-нибудь, кто органично впишется в фармацевтическую корпорацию. Хотел произвести впечатление. Сделал всё, чтобы сгладить ошибки прошлого и вернуть отношения в прежнее русло. И только недавно стал задумываться: в одну реку дважды не войдёшь.
МакЭвой хотел знать, кем они станут друг другу, если придётся работать в таком месте, как «Дженерал». На первый взгляд не разгуляешься — официозы, костюмы, то-сё. Он не спросил о деньгах и не набивал себе цену, как другие претенденты. Его волновало только одно: не получится ли, что работа в корпорации отсечёт всякую возможность личных отношений?
Ну, этой… как её… любви.
— Что вы делаете? — спросил Майкл.
— Что я делаю?
— Вы хотите быть таким же, как я?
МакЭвой отвёл взгляд от окна и посмотрел на Майкла.
— А?
— Я говорю, вы хотите быть, как я?
— Хочу, — признался МакЭвой. — Очень хочу. А вы разве не того же от меня хотели?
Майкл отвесил нервный смешок.
— Посмотрите вокруг.
МакЭвой посмотрел. Вокруг был кабинет, просторный, с панорамными окнами, мебелью на заказ — снова точь-в-точь как с картинки. Безукоризненная, весомая солидность без признаков жизни. Майкл забывал даже чашку из дома принести. Не раскидывал бумаги, не забывал где попало пиджак или ручку. Здесь нельзя было встретить бюст Супермена с электродами, детектор лжи, мышиный корм или колбу с плавающими мозгами.
Кабинет производил впечатление на гостей, но Майклу его безличность осточертела до зубной боли. Он не знал, как сделать кабинет живее. Он знал, как превратить его в выставочный стенд. Только присутствие МакЭвоя вносило в обстановку зерно приятного, человеческого дисбаланса.
— Ну и что?
— Внимательно посмотрите.
— Смотрю.
Майкл собрался с силами и спросил:
— Сэр, как вы думаете… я сам хочу быть таким?
МакЭвой помедлил. Они смотрели друг другу в глаза. Майкл подумал, что может протянуть руку и взяться за ладонь МакЭвоя. Наверное, она горячая. Наверное, МакЭвой не оттолкнёт.
Старик, старик, ну не будь таким деревянным! Пиноккио, пора стать настоящим мальчиком! Соберись, сделай что-нибудь, решись на первый шаг. Скорее. Времени так мало. Ты долго тянул из-за глупой привычки везде и всюду держать лицо. Наберись храбрости хоть раз — МакЭвой-то набрался.
Титаническим усилием воли Майкл заставил себя пододвинуть руку на дюйм вперёд. МакЭвой этого не заметил. Он встал и прошёлся по кабинету туда-сюда.
— Я не знаю! Не знаю, кем вы хотите быть. Вы и так безупречны.
Да, подумал Майкл. Именно это мне всегда и мешало.
— Честно, я помню все наши споры. Чем вы меня попрекали — справедливо, кстати. Я попытался измениться. Но сделать из меня Джеймса Бонда не получится. Я не хочу каждый день сталкиваться с вами по работе и думать, что не оправдываю надежд. Мы уже пробовали, и это меня достало. Ни за какие деньги не соглашусь. Так что… если вы думаете, что я резко стану таким, как вы, то нам надо разойтись и не морочить друг другу голову. Лучше не станет, гарантирую. Этот прикид — предел моих возможностей. Он сидит мне, как на корове седло, и мы оба это знаем.
МакЭвой красноречивым жестом развёл руки.
— Пуговица, — сказал Майкл.
— А?
— Пуговицу не застёгивают.
— О господи, опять эта сраная пуговица! Какая хотя бы?
— Нижняя.
— Вот видите, видите? Понимаете, о чём я? Может, я и научился писать бизнес-планы, но запомнить правило пуговицы — это выше моих сил.
Майкл встал и подошёл ближе. Он остановился в полуметре от МакЭвоя, взялся за нижнюю пуговицу и вынул её из петли. МакЭвой тяжело и свирепо дышал. Обоих посетило настойчивое чувство дежа вю.
Майкл думал: надо сказать ему что-нибудь. Надо срочно сказать ему что-нибудь. Сам он не догадается, что мне даром не сдался Джеймс Бонд. Однажды я упустил его из-за идиотской сдержанности. Я не могу упустить его снова только потому, что мне страшно стать уязвимым.
— Забудьте про пуговицу, — сказал Майкл. — Для этого у вас есть я.
— Шутите, да? Я вам тут пытаюсь объяснить, а вы не слушаете! Я не спецагент и не супергерой. Даже дрессировать бесполезно. А вы меня ещё в компанию зовёте. Я же вас с ума сведу, вы понимаете? Всё тут испорчу, всё пораскидаю! Пусть вы Альфред, но я не Бэтмен.
В висках стучало: сейчас или никогда, сейчас или никогда.
— Альфреду не нужен Бэтмен, — перебил Майкл. — Альфреду нужен Брюс Уэйн.
От удивления МакЭвой приоткрыл рот.
От кого-то Майкл слышал — может, в книге, может, в фильме, — что мужчине не надо быть храбрым постоянно. Достаточно семь-десять секунд. Семь секунд храбрости — ерунда же, правда?
Наклонившись вперёд, он ткнулся губами в губы. Торопился, пока семь секунд не кончились. Случайно укусил МакЭвоя за губу, столкнулся кончиком языка с его языком. Закрыл глаза: шесть, пять, четыре. Щёку кольнула щетина. Так уже было однажды. Придётся привыкнуть: так будет всегда.
Майкл прервался на миг, чуть не дрожа, и застыл в этой нелепой позе.
Он в жизни не совершал ничего настолько странного. В своём же собственном кабинете. В понедельник в разгар рабочего дня.
— Майкл, — выдавил МакЭвой. — В смысле, мистер Фассбендер… Вы хоть понимаете, что делаете?
— А пусть.
— Что вы сказали?
— Я сказал — пусть.
Какая-то часть мозга Майкла — та, что ещё работала, — фиксировала шум в приёмной. Там простучали каблуки, Лора что-то сказала, дверь распахнулась, и в кабинете возникла Маккензи.
— Майкл, насчёт госконтрактов…
Оборвав себя на полуслове, она уставилась на Майкла и Джеймса, стоящих вплотную друг к другу. Первым позывом Майкла было отскочить назад, но он заставил себя стоять на месте.
— А?
Маккензи изумлённо пошатнулась на каблуках, схватилась за дверной проём и кругом обернулась.
— Я попозже зайду… Хотя нет.
Обернулась снова.
— МакЭвой, даю вам сто восемьдесят тысяч в год и Фассбендера бонусом. Трудовой договор подпишете у эйч-аров до конца дня. Если не прочтёте перед подписанием, я спущу с вас три шкуры. Майкл, зайди ко мне через десять минут. Всем всё понятно?
— Да, — выдавил Майкл.
— Предельно ясно, — сказал МакЭвой.
— Чудесно. Продолжайте.
Она вышла и закрыла за собой дверь.
— Давайте будем звать её на свидания, — предложил МакЭвой. — Чтобы принимала решения. Кто, когда, с кем, зачем…
Майкл моргнул. МакЭвой посмотрел ему в глаза и громко расхохотался.
— Видели бы вы сейчас своё лицо! Это шутка.
Хохоча, он уткнулся лбом Майклу в плечо.
— Сэр, я…
— Не надо.
— Я должен идти к Маккензи.
— А я должен идти к эйч-арам. Не срослось с признаниями, да?
Майкл перевёл дух и пригладил тёмные с проседью волосы. Давно мечтал это сделать. МакЭвой настороженно притих.
— Можно я заеду к вам вечером?
— Вечером?
Майкл быстро выдумал повод.
— Мы не досмотрели «Гарри Поттера».
МакЭвой хмыкнул и пробубнил:
— Майкл, я ценю вашу храбрость, но заниматься сексом под «Гарри Поттера» — это немного чересчур.
— Эм…
— Я перегнул палку, да?
— Немного.
— Я больше не буду.
— Будете.
МакЭвой отстранился, хлопнул Майкла по плечу и лучезарно улыбнулся.
— Так точно, буду. Купите что-нибудь к ужину.
— Виски? — предположил Майкл.
— И смазку, — согласился МакЭвой.
Пока Майкл искал ответ, он отсалютовал, схватил бумаги со стола и исчез в приёмной.

@темы: Писанина, X-men и РПС, X-Men Observer

URL
Комментарии
2016-02-14 в 14:55 

primorskaja
aka Ёжики~
БОЖЕМОЙ ДАША ЭТО ПОТРЯСАЮЩЕ!!!
Простите, но это лучший подарок на чертово 14 февраля в мире, мне кажется, нам всем тут пора сделать стену, где мы будем писать, как любим тебя и этих обалдуев:crazylove::crazylove::crazylove:

2016-02-14 в 15:26 

Тэссен
..*..Ave Kote, gratia plena..*.. Шарокот. Левая передняя лапа Господа Бога. Депрессивный хвост Сатаны.
Уииии! Сирца и лучи любви автору и вообще! :heart:

2016-02-14 в 15:27 

nigredo
silent thief
primorskaja, и верно, пора)

andre;, Спасибо, действительно очень романтично и воздушно получилось)

2016-02-14 в 15:29 

джеки блэквуд
storms and steel
виват!! Майкл - бегемотик, который смог!

2016-02-14 в 15:34 

Esperansa
better than a dog anyhow (с)
:heart::heart::heart:

2016-02-14 в 15:37 

kalinared
ура, здорово то как!)))

2016-02-14 в 15:38 

ankh976
сраные ксеноморфы
какие трогательные )))

2016-02-14 в 16:04 

Рейтамира
Роланд бы понял
Иду такая домой с дедпула, несу в рюкзаке бутылку вина с конфетками, сейчас, думаю, как сварю глинтвейн, как сяду смотреть Джессику Джонс, и не стать этому дню лучше, НО НЕТ ВОТ ТУТ У МЕНЯ СЕЙЧАС ЕДИНОРОЖКИ ПРОБЕЖАЛИ

Наконец-то, наконец-то, наконец-то! :crazb:

2016-02-14 в 16:34 

Счастье - это когда у тебя все дома (с)
andre;, :heart: :heart: :heart:
меня почему-то переклинило на днях: показалось, что текст дописан, и я кинулась читать. дочитала все, что было, перешагнула кульминацию с графиком на лекции, заплакала от того, что текст не окончен, и сразу же - от того, что закончится скоро. и вот подарок ко дню влюблённых. ура.
поздравляю с первым большим романом :inlove: и надеюсь, их будет не меньше, чем у обоих Дюма. такая захватывающая, такая умная, такая сильная история. столько сочувствия к обоим главным героям при всей их неоднозначности и неодинаковости. и их сближение, их чувства друг к другу - такие естественные, такие закономерные, у героев все сумбурно и слегка по-детски - а между строк как будто взгляд автора ловишь, и в нем - мудрость и терпение )))))
второстепенные герои прекрасные, все: от владельца паба до Натана. но особенно восхитительны женщины: и Маккензи, и особенно Эни. и проработка - снимаю шляпу. никогда не читала книги, где так прекрасны были бы менеджмент и нейрофизиология.
вдохновения вам, навсегда!!! ))

2016-02-14 в 17:55 

_lumos_
Beam me up, Scotty
Фразу про Пиноккио надо распечатать и повесить на стеночку!
Спасибо, и спасибо, что именно сегодня))

2016-02-14 в 17:57 

Упоминания о "Гарри Поттере" покупают меня с потрохами. Казалось бы, я не могу испытывать к "Альфреду" еще большую любовь, ан нет... Спасибо за главу!

2016-02-14 в 18:46 

Икар Монгольфье Райт
I'm the mirror to your mood
СТОП НО ЭТО ЖЕ НЕ КОНЕЦ?!! ХОЧУ ЭПИЛОГ ПОЖАЛУЙСТА ПОЖАЛУЙСТА

пожалей нашу кожно-гальваническую реакцию


по моему фраза "Альфреду нужен Брюс Уэйн" - одна из самых романтичных фраз в мире эва. Даже если не задумываться про матчасть и то как это странно смотрится в ее связи.

господи, АЛИЛУЙЯ

2016-02-14 в 19:10 

Чиби-Пакость
Гормоны подождут
Лучший день Святого Валентина в моей жизни! :beg: Чуть не расплакалась от наплыва чувств. Майкл с таким трудом решается на что-то, даже будучи внутренне уверенным, как будто бетонную плиту двигает, физически ощутимо. А Джеймс просто тысячи солнц :heart:
Была в шоке от замешательства Маккензи, но эта чудо-женщина пришла в себя за долю секунды! Я бы на месте Джеймса уже давно бы запихала ее в МРТ-сканер :smirk: но идея брать ее на свидания - гениальна! Порой, Маккензи нужна всем нам.

2016-02-14 в 19:26 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Спасибо всем огромное))

Рейтамира, я вот сегодня тоже дописала это и пошла на «Дедпула». По дороге вся подпрыгивала и чуть от счастья не рыдала, а потом фильм добавил к восторгу плюс стопицот. Господь, и до сих пор не отпустило!

Икар Монгольфье Райт, не бойся, в конце ты увидишь «fin» и точку, я так всегда делаю. Сейчас я думаю, что осталось две главы — следующая и что-то вроде эпилога

Eia, для меня честь и отдельное счастье в том, что вы это читаете :heart:

Чиби-Пакость, Майкл — это реклама шоколада «Милка». Я сделаю эту картинку эпиграфом к следующей главе.


URL
2016-02-14 в 19:36 

ftgv
спасибо♥

2016-02-14 в 20:10 

Счастье - это когда у тебя все дома (с)
andre;, *сбледнув с лица* эмн...
я все читаю, :inlove:, причём со страшной силой. не выдерживаю только режим онгоинга. и ещё стесняюсь комментировать давние тексты, когда видно, что былые краеугольные идеи вытеснились новыми.

Спасибо, что пишете. Это каждый раз меняет образ мыслей. Тут и философия жизни, и наблюдательность, и смех, и слезы, и любовь. Пусть этот праздник не кончается.

2016-02-14 в 20:16 

Чиби-Пакость
Гормоны подождут
andre;, :lol: сколько издевательских мыслей в голове.

2016-02-14 в 20:27 

Рейтамира
Роланд бы понял
andre;,
Упоминание про профессора МакЭвоя заставило меня пищать в голос. Заранее извиняюсь перед всеми, кто будет сидеть рядом со мной на "Апокалипсисе".
Титаническим усилием воли Майкл заставил себя пододвинуть руку на дюйм вперёд. МакЭвой этого не заметил.
Господи, это такая жизапрежиза, не могу
Секс под Гарри Поттера!
извините

2016-02-14 в 21:27 

Esperansa
better than a dog anyhow (с)
по моему фраза "Альфреду нужен Брюс Уэйн" - одна из самых романтичных фраз в мире эва. Даже если не задумываться про матчасть и то как это странно смотрится в ее связи
Если отбросить слэшный подтекст (хотя я б зачла... или сколько у них там разница?), Брюс для Альфреда именно что всегда остается Брюсом (мешанина из канонов в голове, поэтому имхо).


Майкл — это реклама шоколада «Милка». Я сделаю эту картинку эпиграфом к следующей главе.
Божечки, милота какая... :buh:

2016-02-14 в 22:27 

Duches
Если Вам кажется, что у меня опустились руки - вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой.
— Давайте будем звать её на свидания, — предложил МакЭвой. — Чтобы принимала решения

Ооооооооо, боже мой, Маккензи, как двигатель прогресса и робких романов!!!


Они так прекрасны, вот в этой своей робости и признаниях.

Даша, спасибо!
Я ужасно хотела развязку, я очень хотела, чтобы вы поскорее дописали и я бы прочла бы все залпом, а теперь, когда виден конец, я горюю, потому что сил расстаться с ними просто нет.


— Так точно, буду. Купите что-нибудь к ужину.
— Виски? — предположил Майкл.
— И смазку, — согласился МакЭвой.

Это просто контрольный! В голову!

2016-02-14 в 22:35 

Pursa
экстремальная моральная гибкость (с)
:heart::heart::heart::heart::heart::heart:
СПАСИБО!!!

2016-02-14 в 22:47 

Darkolgetta
Cначала я стесняюсь, но когда мне станет с вами комфортно, готовьтесь к какой-нибудь безумной хрени / Некоторые люди вдохновляют моего внутреннего серийного убийцу
Просто прекрасно! И Маккензи! и Майкл! и Джеймс! И Андре! :heart::heart::heart:

2016-02-14 в 23:11 

tar
am I right or am I right?!
ЫЫЫ!!!! сижу и пищу!!!! они такие... такие... ах... ТАКИЕ!!!! а Маккензи - фея домашнего очага, или типа того!!!!:evil:
Спасибище за этот прекрасный подарок!!!:heart::heart::heart:

2016-02-14 в 23:15 

~Nana
... вообще-то подразумевалось, что вы будете работать вместе, а не вместо.
ООООО подарочек, единственная польза от этого "великого" "праздника". Зато какая! Листала главу оочень медленно, боялась, что закончится:D Концовка убила почему-то)

2016-02-15 в 00:07 

Belwederchi
я сегодня оптимист
Уиииии)))
:hash2::hash2::hash2:
вы восхитительны!

2016-02-15 в 00:39 

Упавший с сеновала
Live long and prosper
Мои оры фальцетом слышны на Аляске. Большое человеческое спасибо, настолько неистово я не радовался за них никогда. Такие милые, Боже, такие забавные. Фуф, СПАСИБО!

2016-02-15 в 19:17 

garvet
Ура! Наконец-то! И смазку!
и мигающие лампочки, да, они меня убивают в пять минут
Спасибо =)

2016-02-21 в 23:00 

Kristabella
Не срывайте с людей маски. Вдруг это намордники.
купи смазку к ужину :lol::lol::lol::lol: Боже! это потрясающе! :heart::heart::heart::heart:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная