17:27 

Книги в январе и феврале

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
«Дури ещё хватает», Стивен Фрай
В январе я решила развеяться и на каникулах взялась за Фрая. Книги Фрая будто созданы для того, чтобы дарить лёгкое необременительное удовольствие, не отключая при этом мозг. «Дури ещё хватает» — одна из многочисленных автобиографий Фрая, сосредоточенная на жизни в конце восьмидесятых и начале девяностых. Здесь полно всякого добра: и сентиментальности, и здорового цинизма, и самолюбования, и самобичевания. Фрай поражает несоответствием образа жизни и декларируемых взглядов. С моей точки зрения, ты либо печёшь кексы для принца Чарльза и играешь в бридж в Сохо, либо толкаешь прогрессивные речи в защиту бездетных матерей-одиночек. Но внутри Фрая эти противоречия уживаются. Его желание усидеть на двух стульях то умиляет, то отталкивает. Будь Фрай засранцем, его можно было даже презирать за двуличие, но Фрай не засранец. Ирония и обаяние спасают всё дело. Когда читаешь мемуары Фрая, в какой-то момент обязательно чувствуешь в душе росток раздражения. Уже и хочешь осудить автора, но перелистываешь страницу — и сам автор клянет себя такими словами, которыми вежливый читатель даже не думает. Увлекательный читательский опыт.

«Лжец», Стивен Фрай
После мемуаров захотела приобщиться к романам Фрая. Начала с самого первого. «Лжец» прекрасен, лучше книги для каникул не найти. Смешная, едкая, желчная, живучая и искромётная история про парня, который заврался в край. Он надевает то одну личину, то другую, воспаряет ввысь и падает оземь, он вызывает жалость, раздражение, сострадание, жгучий интерес. Редкий сорт увлекательной и развлекательной книги, которая не отупляет. Единственная моя претензия к «Лжецу» — смещение композиции. Казалось бы, роман весь построен на образе главного героя, стало быть, фокус всегда должен держаться на нём. Но Фрай вводит дополнительную детективную линию и постоянно переключается между героем и сюжетом. Будто кто-то сказал ему, что нельзя, мол, просто писать про мальчика, надо ещё дополнительных фич прикрутить — и вот Фрай прикручивает, прикручивает, прикручивает, сам раздосадованный тем, что нельзя целиком отдаться линии героя. Без детектива эта книга была бы краше.

«Гиппопотам», Стивен Фрай
Есть ощущение, что здесь Фрай осознал и исправил косяки «Лжеца». Вроде бы тут то же самое: яркий главный герой (которого тоже то жалеешь, то недолюбливаешь), лихо закрученная детективная линия с налётом мистицизма. Но фокус уже конкретнее и не пляшет туда-сюда. Здесь всё в кассу: и герой, и сюжет, и композиция, и динамика. И, конечно, обалденный, фирменно фраевский стиль.

«Пойди поставь сторожа», Харпер Ли
Первый роман Харпер Ли, написанный ещё до «Пересмешника», но изданный только в прошлом году. Я очень люблю «Пересмешника» и с интересом смотрела, как вокруг «Сторожа» разворачивается жаркая дискуссия об Аттикусе. Для американского читателя новая грань этого героя оказалась ударом (пара поколений выросла с мыслью, что Аттикус чуть ли не Мартин Лютер Кинг, и вдруг на тебе). Книгу ругали, клеймили, позорили. Я тоже прочла и, пока читала, удивлялась, как из неё вырос «Пересмешник». На первый взгляд кажется, что «Пойди поставь сторожа» всё так же крутится вокруг расизма в южных штатах, и вдруг к концу выясняется, что это не антирасистский роман, а роман-взросление. Глазастик вырастает и прощается с образом всесильного богоподобного отца, у которого нет права на ошибку. Из этого замысла родилась очень камерная, слегка неуклюжая история, лишённая какой бы то ни было редакторской правки. Сразу видно, как писала Харпер Ли в первозданном виде — у неё дерзкий, максималистский, смелый взгляд, эмоциональный тон, и во всём чувствуется трогательная, свежая юность. На следующий день после того, как я дочитала «Сторожа», Харпер Ли умерла, чуть-чуть не дожив до 90 лет. Я буду помнить её юной. В своём наследии она феноменально молода.

«Повседневная жизнь в Северной Корее», Барбара Демик
Взялась за Барбару Демик, потому что в очередной раз заинтересовалась темой тоталитаризма. Мне повезло с этой книгой — даже не думала, что встречу что-то настолько увлекательное. Главное достоинство «Повседневной жизни» — что она действительно повседневная. Бытовая, приземлённая, документальная от первой до последней строчки. Автор совмещает факты о стране, её медийный образ и личные воспоминания реальных людей о жизни в Северной Корее. Тот случай, когда реальность интереснее выдумки и читается, как остросюжетный роман.

«Зубы дракона. Мои 30-е годы», Майя Туровская
Аннотация обещает попытку описать 30-е с дистанции истории и по личному опыту. Аннотация врёт: это не просто описание, а большое исследование феномена соцреализма, которое опирается на тридцатые, но не исчерпывается ими. И ещё это целый дискурс в историю советского кино. Горстка личных воспоминаний Майи Туровской добавляет книге какой-то трогательной интимности. В сумме получается обширное культурологическое исследование, лишённое всякой научной высоколобости. Майя Туровская прекрасна.

@темы: Книги

URL
Комментарии
2016-03-06 в 17:33 

Heavy Rain
"Yes, Virginia."
На следующий день после того, как я дочитала «Сторожа», Харпер Ли умерла, чуть-чуть не дожив до 90 лет. Я буду помнить её юной. В своём наследии она феноменально молода.
и я, и я.
мне книга не понравилась. ну, то есть, она сырая, максималистская бла-бла-бла. она - не "Пересмешник", которого я очень люблю.
но пусть будет.

2016-03-06 в 18:57 

Полтора метра.
Он улетел, но обещал вернуться
После таких слов и описаний сразу захотелось прочитать Фрая.

2016-03-06 в 21:43 

Dva-Stula
Nigga is mad I get more butts than ashtray
Последная Харпер Ли реально не очень. У меня даже взаправду стали закрадываться подозрения по поводу авторства Пересмешника.

2016-03-07 в 00:23 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Heavy Rain, да, роман и впрямь сырой, но он ценен тем, что показывает развитие автора. Редко встретишь такое явление — столько лет ни слуху, ни духу, и вдруг перед самой смертью автора появляется что-то, что проливает свет на источник.

Dva-Stula, да ну брось, «Пересмешник» явно вышел из-под её руки. Видно, что «Сторож» — это черновик. Да, он косой и кривенький, но видно, откуда пробивается росток и видно, что Ли исправила всё то, что было плохо в «Стороже». При этом её стиль и видение остались прежними, только в «Пересмешнике» они отточились.

Полтора метра., Фрая очень советую — он пишет замечательные развлекательные книги, захватывающие и лёгкие, но не глупые

URL
2016-03-07 в 00:29 

Heavy Rain
"Yes, Virginia."
andre;, я тоже согласен полностью с тем, что оба романа её, и что развитие автора как на ладони - разумеется. никаких жидомасонских заговоров.
мне лично не понравилось, что Глазастику в "Стороже" двадцать шесть, а максимализма на все пятнадцать. отца жалко прямо.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная