Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:32 

Природа подчинения

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Собирая материалы к «Двойнику», копалась в темах авторитаризма, господства государства, личной ответственности и природы власти. Нашла упоительно прекрасную книгу о социальном эксперименте Стэнли Милгрема — «Подчинение авторитету: научный взгляд на власть и мораль».

Кратко о сути эксперимента. В шестидесятых годах психологи из Йельского университета во главе с Милгрэмом дали объявление о поиске испытуемых для научного эксперимента о свойствах памяти. Учёные хотели получить широкую выборку людей разных профессий, возрастов, уровня образования, национальности. За участие платили четыре доллара, эксперимент занимал час и проходил в лаборатории университета. Два человека тянули жребий, один становился «учителем», другой «учеником». «Учитель» зачитывал словесные пары, ученик запоминал и воспроизводил. Когда «ученик» ошибался, куратор эксперимента приказывал «учителю» наказать «ученика» слабым ударом тока. Он сообщал, что исследует воздействие наказания на память. Чем больше ошибок совершал «ученик», тем более мощным становился удар. «Учителю» приказывали повышать значения, пока мощность не доходила до 450 вольт. После этого эксперимент заканчивался.
Как можно догадаться, на самом деле учёные исследовали не память. «Ученик» был подсадной уткой. Никаким током его не ударяли. Предметом исследования становился «учитель» — то, сколь долго и при каких обстоятельствах он будет подчиняться авторитету, который требует совершить насилие над случайным третьим лицом.
Эксперимент был многократно повторён с разными группами, в разных странах, в разных вариациях. В нём поучаствовали больше тысячи человек. Полученные данные адовы — в среднем порядка 60% людей (обыкновенных, среднестатистических, из тех, с кем каждый день ходишь по одной улице) доходят до максимальных значений тока, не сопротивляясь авторитету учёного.

Книга, объясняющая суть эксперимента, довольно глубоко копает в масштабы, корни и суть феномена подчинения. Милгрэм приводит чёткие вводные данные, описывает ход событий, даёт портреты участников, приводит подробные реакции, а после объясняет, почему ситуация так чудовищна. Как на нас воздействуют авторитеты, почему мы слушаемся, как социальный договор вступает в противоречие с индивидуальными моральными ориентирами и как желание быть послушным подменяет личную мораль. Это блестящая книга о том, как на самом деле ведут себя обычные люди в ситуации, когда «сверху» исходит аморальный приказ.
Тут надо сделать ремарку: эксперимент говорит вовсе не о том, что каждый человек — зверь с агрессивными инстинктами, который норовит при любой возможности помучить себеподобного. Даже наоборот. Милгрэм развенчивает распространённый миф о том, что все мы лишь злобные животные с лёгким налётом цивилизации, которая в любой момент может пойти прахом. Послушные испытуемые не показали садистского желания причинять боль незнакомцам — напротив, они испытывали напряжение, страх, отговаривали экспериментатора, пытались отвлечься от криков и последствий, но продолжали опускать рубильник по приказу.
Говоря вкратце, ужас не в том, что мы чудовища — мы не чудовища, — а в том, как легко заставить нас совершать чудовищные поступки во имя ценностей, навязанных системой, авторитетом, властью. Закономерный вывод, следующий из книги, кажется чуть ли не анархическим: серьёзную опасность для цивилизации составляет не бунтарство, а послушность. Послушность снимает всякую личную ответственность. Хорошие люди совершают зверства, а после выясняется, что их нельзя за это винить.
(Ханна Арендт писала о том же, но не проводила наглядной демонстрации.)

Помимо того, что книга оказалась страшно полезной с точки зрения самообразования и сбора материала для текста, есть ещё один, сугубо личный эффект. Волей-волей задаёшься вопросом: а что бы я?..
Про себя я знаю, что я не самый сговорчивый человек на свете. Авторитетам со мной всегда было трудно: в школе, в универе, на работе, в личной жизни. Я упрямая, помешанная на личном свободе, собственное мнение для меня важнее любых других, а раздутое эго нервно реагирует на любые попытки его ущемить (и это очень мешает в профессиональном развитии, поэтому я мало-помалу с этим борюсь). Меня сложно склонить к чему-нибудь, аппелируя к формальным характеристикам и статусу авторитета. Типа, уважай старших, слушайся маму/директора/президента, «Вася фигню не посоветует» и так далее.
И дело тут не в том, что я как-то особенно умна или независима, а просто меня не воспитывали на уважении к статусу приказывающего. В детстве меня никто не поучал и не наставлял, в подростковом возрасте на мои проблемы в принципе было всем насрать: делай, что хочешь, и разгребай потом это сама. Мир, в котором я варюсь, сам по себе демократичен. В моих сферах деятельности (писанине, дизайне, etc) нет давления авторитетов, жёстких системных правил и доктрины подчинения. Единственным источником власти, который прям-таки давил, была моя первая мачеха. Она насаждала авторитет агрессивно и карала нещадно: могла ударить, наорать, лишить еды, чтения, денег, развлечений, могла запретить выходить из дома. Совместное существование с ней не приучило меня уважать человека по принципу его статуса или бояться неодобрения вышестоящего. Я и так знала, что она меня недолюбливает, испытывала к ней крайнее отвращение, постоянно сбегала из дома и устраивала всяческие диверсии. Но одну вещь мачеха во мне посеяла: страх перед тем, что в пылу конфликта тебя лишат чего-то очень важного.
Это и до сих пор со мной осталось: я очень чувствительна к потере комфорта. Чем бороться и открыто скандалить, мне проще сбежать, отвернуться, свести любое проявление конфликта на нет, лишь бы не терять морального равновесия и каких-нибудь жизненно важных благ. Не предметов роскоши или чего-то такого, а самого банального — пищи, крыши над головой, чувства безопасности. Вряд ли я пойду на сделку с совестью из уважения к авторитету или из желания выслужиться (слишком сильно эго), но прямая угроза благополучию вьёт из меня верёвки. Бесконфликтность считается хорошим качеством, но не тогда, когда она играет на руку авторитету.
Так что на месте испытуемого я бы наверняка отказалась подчиняться, но только если на меня не стали бы давить скандалом или материальными лишениями. Тогда всё противостояние могло бы свестись к адскому внутреннему конфликту, но и только. По меркам героики это всё не делает мне чести, но реальность есть реальность.

Если вы пользуетесь Букмейтом, то вот ссылка на книгу — bookmate.com/books/XY4AzyUP

@темы: Смыслы, Книги

URL
Комментарии
2016-03-27 в 18:00 

akina4an
Он верил: человек способен видеть сквозь пространство и время. Настолько он был одинок. ©
Спасибо, что поделилась впечатлениями.
Мне кажется, именно сейчас мне просто необходима эта книга.
я очень чувствительна к потере комфорта. Чем бороться и открыто скандалить, мне проще сбежать, отвернуться, свести любое проявление конфликта на нет, лишь бы не терять морального равновесия. Не предметов роскоши или чего-то такого, а самого банального — чувства безопасности.
+1

2016-03-27 в 18:13 

ефиг
till the road
Простите, давно хотела спросить, но забывала, а тут что-то в голове чикнуло))
у вас в "книгах" когда-то давно, мне кажется, был отзыв на исследование одной женщины из Гарварда, которая изучала нацизм, книга 60-х годов, время судов и так далее, не помню точно, и... вот, помогите
просто давно откладывала, а потом потеряла ссылку, не напомните, как она называется?

2016-03-27 в 18:17 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
akina4an, я проглотила её чуть ли не в один день. Одновременно и захватывающая, и крайне полезная, и на очень важную тему. Рада, если рекомендация пригодится.

ефиг, это как раз Ханна Арендт. О процессе над Эйхманом она написала «Банальность зла», а о человеке в тоталитарной системе — «Истоки тоталитаризма»

URL
2016-03-27 в 18:24 

ефиг
till the road
2016-03-27 в 19:06 

джеки блэквуд
storms and steel
спасибо за впечатления, Андрэ, давно хотел что-то такое почитать. мне кажется, это идентично эффекту "толпы", который также снимает всякую личную ответственность.
как ты думаешь, в каком возрасте в нас "закладывается" такое подчинение авторитетам и закладывается ли? и если да, то как?

2016-03-27 в 19:25 

Raven paradox
Once there was only dark. If you ask me, the light`s winning.
Понимаю, что твой список к прочтению и без того обширен, но в области озвученных в начале поста тем не могу удержаться и не порекомендовать "Надзирать и наказывать" Фуко. Эта книга произвела один из коренных переломов моих взглядов (как человека и как исследователя). Ее как раз недавно хорошо переиздали.

2016-03-27 в 19:39 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
джеки блэквуд, у меня на этот счёт давно было мнение, и я нашла ему документальное научное подтверждение как раз у Милгрэма. Тут ведь как с остальными социальными механизмами: есть встроенные спусковые крючки, взлелеянные эволюцией, на которые накладывается сначала воспитание в семейной среде, затем жизнь в обществе, а потом культурный слой того, что человек сам в себе воспитал и взлелеял с помощью образования, опыта, личностного развития.
С эволюционным влиянием всё довольно просто. Милгрэм указывает на то, что организованные сообщества имеют больше шансов на выживание, чем неорганизованные. Естественным путём выживали те племена, где была развита чёткая иерархическая структура, где каждый член племени отвечал не за всё сразу, а за конкретную специализацию (скажем, женские особи растят детей, а мужские защищают племя и добывают пищу). Существует вожак, который координирует действия. Он получил свой статус благодаря тому, что был самым сильным и выдающимся. Вожак несёт ответственность за сохранность стаи, за порядок и, в конечном счёте, за общее благополучие. Неподчинение лидеру грозит, во-первых, расправой и часто смертью, а, во-вторых, остракизмом и беззащитностью (что тоже смерть, но в длительной перспективе — шансы выжить вне племени очень невелики). Механизм подчинения необходим, чтобы в племени царил закон и порядок, чтобы все были сыты, здоровы и жили в безопасности. Подчинение действительно крайне важно для нашего вида.
Но здесь есть нюанс: если в нецивилизованных обществах индивид подчиняется конкретному лицу (вот этому конкретному вожаку, которого все уважают за его конкретные качества), то в цивилизованном обществе происходит неизбежное усложнение социальной структуры. Человек подчиняется не конкретному лицу, а статусу. Солдат подчиняется не Василию Петровичу, а генералу, его погонам, его месту в иерархии. Указания, которые мы исполняем, чаще всего происходят от системы, а не от конкретного авторитета. Получается, что человек снимает с себя личную ответственность и перекладывает её на плечи авторитета (как всегда происходит при подчинении), но авторитетом выступает абстракция, и её вина начисто испаряется. Происходят страшные вещи, которые абсолютно легитимны, потому что нельзя применить категорию личной морали по отношению к абстрактному институту (например, к государству). Такую ситуацию наблюдали, например, в Третьем Рейхе: все виновны и никто не несёт реальной ответственности.
Это что касается эволюции. Но встроенный механизм подчинения решает не всё. На него накладывается воспитание в семье и существование в среде, где первые двадцать лет жизни существо абсолютно несамостоятельно. Оно не может само кормиться, не может защищать себя, конкурировать с окружающими. Оно полностью во власти авторитета, и ему нужно приспособиться к власти таким образом, чтобы получать от неё блага. С первых лет ребёнок узнаёт, что, чтобы его хвалили, надо поступать как велено. Потом он идёт в школу, и там ему говорят: кто не нарушает дисциплину, тот молодец, а кто нарушает, тому двойка и родителей к директору. После условный индивид идёт в армию, где вообще личная инициатива наказуема, а главная добродетель — это чёткое следование приказам командующего. Наконец, на работе и в общественной жизни человек тоже завязан на социальную иерархию: есть начальник, который ставит тебе задачи, и есть государство, которое забирает твои налоги невзирая на то, хочешь ты того или нет.
Наконец, культура. Она толкает две взаимоисключающие мысли: во-первых, что смирение (в частности, перед лицом бога) — это большая добродетель, во-вторых, что всё происходящее в нашей жизни зависит сугубо от наших индивидуальных качеств. Вот будешь ты хорошим человеком — и будет тебе хорошо. Чтобы быть хорошим, делай то-то и то-то (и слушайся меня). И так далее на других уровнях сложности. Социальные институты делают так не потому, что они дурные, а ради удобства жизни в социуме. Ведь с послушным, уступчивым и мягким человеком приятнее и проще иметь дело, чем с хамоватым бунтарём.
Нельзя сказать, какой из этих факторов доминирует, а какой уходит в тень, но в сумме они дают то, что дают. С подчинением ничего не сделаешь, и отказываться от него нельзя. Эти сложные социальные взаимосвязи дают нам все блага цивилизации, повышают наши шансы на выживание, благодаря им мы стали теми, кем мы стали и можем коммуницировать друг с другом эффективнее любых других видов на планете. Но с другой стороны, в подчинении таится угроза. Рука, которая гладит, может и ударить. Такой неутешительный вывод.

Raven paradox, не поверишь: эта книга уже есть в моём списке для чтения, причём намечена на ближайшее время))

URL
2016-03-27 в 20:05 

Raven paradox
Once there was only dark. If you ask me, the light`s winning.
andre;, огого! Ну тогда очень жду какого-нибудь, пусть даже самого краткого, отклика по прочтению! Очень уж уважаю автора)
Вот мне студенты бы так на семинаре рассказывали, как ты комментарии пишешь, серьезно))

2016-03-27 в 20:29 

Bri An
из этого дерьма меня вытащит только наука
ох, да, эта тема мне кажется до сих пор очень актуальной, хотя казалось бы уже столько всего исследовали и писали...

Ханна Арендт писала о том же, но не проводила наглядной демонстрации.
просто стало интересно, а что вы имеете в виду под наглядной демонстрацией? сам эксперимент, просто я как раз про этот эксперимент у Арендт и читала, поэтому удивилась немного)

и в тему поста я сразу вспомнила З. Баумана "Актуальность Холокоста", в который он тоже затрагивает эту тему)
и еще в тему Арендт и вопроса ответственности, мне кажется стоит почитать Ясперса "Проблема немецкой вины")

2016-03-27 в 22:44 

джеки блэквуд
storms and steel
andre;, ого, прямо философское эссе. Спасибо за ответ. И тоже советую "Надзирать и наказывать", великолепная вещь. а также "Историю безумия в классическую эпоху"

2016-03-28 в 05:51 

Brilliant_brown
Для упокоения - души
Я недавно рассказывала вам в комментах про фильм "Экспериментатор", снятый про этот самый эксперимент) Но здорово, что вы хотя бы случайно наткнулись на эту историю, это было, в сущности, неизбежно.

2016-08-26 в 12:15 

Спасибо за такой развёрнутый отзыв на книгу, как раз прочитала её недавно и не с кем было обсудить, так что с огромным удовольствием ознакомилась с Вашим откликом.

«Это и до сих пор со мной осталось: я очень чувствительна к потере комфорта. Чем бороться и открыто скандалить, мне проще сбежать, отвернуться, свести любое проявление конфликта на нет, лишь бы не терять морального равновесия и каких-нибудь жизненно важных благ. »
- да, как раз это и есть самое страшное и самое действенное. Я имею в виду, страшны и действенны такие побочные причины, а не трепет перед авторитетами как таковой. Многие ведь люди подчинялись не из желания выслужиться перед авторитетом, а из уважения к науке, мол, она плохого не будет делать, так что всё схвачено, всё ок. Кроме того, пришли добровольно, никто не заставлял, даже денег заплатили за участие. Никто не угрожал. Я сам пришёл, сам согласился помочь, выходит, это я плохой, если откажусь?.. - И так и сбегали, то есть не с эксперимента сбегали, как мы знаем, а сбегали от своих переживаний, от конфликта, абстрагировались, сосредотачивались на конкретных действиях, переключении рубильников и т.д.

Очень пугает. Тоже думала о том, а как бы я?.. Нечто во мне сразу гордо разворачивает спину, распрямляет плечи и пафосно напоминает: ну ты-то ершистая, ты-то соображаешь, прежде чем подчиняешься, сколько скандалов было из-за этого! Ух, ну мы-то бы дали жару (и хитро подмигивает).

При этом с какой лёгкостью остужает пыл факт, что никто из посторонних опрошенных не верил в результаты эксперимента, насколько предсказания отличались от фактов. Нужно быть весьма слепым в самонадеянности, чтобы после прочтения книги уверенно сказать, что в такой ситуации не подчинился бы, потому что как раз большинство сторонних наблюдателей были так уверены, что здоровый человек и не подчинится.

Так что очень уважительно отношусь к Милгрэму хотя бы за предоставленную многих людям возможность узнать себя с неожиданной стороны, не в рассуждениях, а на деле. Фундаментальная книжень ^-^

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная