andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Апд: всем спасибо за внимание, о чудо! — человек нашёлся, и даже не один.

Наконец-то я созрела найти бету для «Двойника», но не понимаю, как это делают белые люди.
Мне приходит в голову только одно — написать о том, что мне нужно и зачем, вывесить пост, загадать желание и надеяться, что нужный человек найдётся. В мире случаются всякие чудеса.

Чего я жду от беты
Лирическое отступление. Я страшно эмоциональный и увлекающийся человек. Я танцую так, как будто никто не видит. Но, к сожалению, все видят. В работе над текстом мне важно, чтобы он был живой, с сильным бьющимся сердцем, чтобы герои говорили и вели себя «как в жизни», чтобы характеры развивались, чтобы текст выражал идею, которая меня волнует, и чтобы весь событийный ряд эту идею поддерживал.
Такой подход к писанине проистекает из моего взгляда на мир. Если бета его не разделяет, мы, вероятно, не найдём общего языка.
В то же время я не ищу человека, схожего со мной по характеру. Увы, в писанине я истеричка. Идеальная бета должна (в отличие от меня) сохранять холодную голову, разделять идеи, но не отключать рациональное мышление, быть вдумчивой и дотошной. Хорошо, если бета подходит к бетингу с добрым юмором и лёгким сердцем, но без злобного стёба и сарказма (я понимаю, саркастировать над чужими ошибками приятно, но это напрасная трата времени). Пилить меня за «сач мач филингс» не надо (потому что бесполезно), но необходимо отслеживать моменты, когда Остапа понесло.
ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ! Остапа несёт частенько. Теперь уже реже, чем раньше, но всё равно несёт.

Куда и почему несёт Остапа
Главная проблема — описательные конструкции. В них встречается подмена понятий и игра слов, необъяснимая рациональным умом. Примеры: «лязгнули шины», «синяя боль», «отрывистый подбородок». Иногда я так увлекаюсь, что даже слова путаю и вместо какого-нибудь «щёголя» могу написать «щегол». На чисто эмоциональном уровне смысл этих оборотов понять можно, но когда читаешь такое на свежую голову, хочется кричать, бегать кругами и проклинать себя до седьмого колена.
Почему это происходит? Из-за порыва чувств и путаницы в голове. Я, как и всякий человек, бываю неадекватна. Передо мной открыт ворд, и там сцена, где Чарльз даёт показания в суде против Эрика. У меня кровь стучит в ушах. Мне почти физически больно, я переживаю за Чарльза с Эриком так, что самой стыдно. Мне уже не до согласования слов. Тут бы выжить!
В последний год я стала замечать за собой эти «состояния потока» и слежу за собой в три глаза. Я говорю себе: так, лошадка, тпру, сейчас опасный момент, будь внимательна, ты не Набоков, не вноси в описания синестетический бред, ничего хорошего из этого не выйдет. Некоторые сцены я пишу в черновом варианте несколько раз, а потом возвращаюсь к ним, когда успокоюсь, убираю лишнее, добавляю забытое, шлифую, шлифую, шлифую, пока не выучу текст наизусть. Иногда помогает проговаривание фраз вслух. Сразу слышишь, где ошибки. С каждым разом это удаётся всё лучше, но я очень далека от совершенства.
Я хочу, чтобы бета была разумнее, чем я. Хочу, чтобы она замечала слабые места в описаниях и безжалостно их отсекала. Хочу, чтобы бете такие штуки резали глаз сразу, а не как мне — спустя время. В идеале текст должен быть не только жив, человечен и ярок, но ещё и чист, как слеза младенца, ясен и точен по форме. Мой кумир и недостижимый идеал по части описательных конструкций — Хэмингуэй. У него форма никогда не мешает содержанию.
Где подводный камень? Шлифование формы должно происходить не в ущерб смыслу. Есть тонкая грань между созданием атмосферы и описательным адом. Вот фраза, которая рисует картинку в голове: «Абажур качался, разбрасывая по стенам дрожащие тени». А вот то же самое, но уже с синестически-эмоциональным адом: «Абажур подрагивал, бросая на стены дребезжащий свет».
Качающийся абажур, дрожащие тени — это ясно и зримо, их можно представить в уме. А вот подрагивающий абажур и дребезжащий свет — это уже из области переноса эмоций в зрительное восприятие. Это мешает. Бета должна видеть разницу между этими фразами, беречь первую и бороться со второй.

Что править не надо
Как правило, мне не нужны советы по сюжетной линии, развитию событий, соответствию характеров канону и авторскому взгляду на вещи. На этот счёт у меня есть свои соображения. Если вы любите поговорить на тему «Чарльз бы никогда» — скорее всего, у нас ничего не выйдет.

Что взамен
И самое интересное. Чем я могу отплатить такому золотому человеку, который готов потратить своё время на вычитывание чужой работы? К сожалению, ничем, кроме искренней благодарности. Рабский труд, нищенская оплата! «Двойник» — непростой текст и в плане смысла, и в плане подачи. Это черик, драма, макси, в перспективе с рейтингом, но скорее R, чем NC-17. Тут много фактологии, сложных моральных дилемм и драматических моментов. Текст хороший (по крайней мере, мне сейчас так кажется), с ним очень интересно работать, и ему нужен свежий взгляд интересующегося, въедливого человека, который хочет одновременно прочесть что-то годное, погореть по черику и поучаствовать в создании стоящего фика. Текст пока в процессе. Я планирую, что в нём будет тысяч 70 слов (но могу ошибаться). Уже есть первая глава (15 тысяч слов), и на днях я допишу вторую (тоже около 15 тысяч).

Если вы прочли всё это и захотели — напишите мне в у-мыл, в личку контоса или на почту: pochekueva.dasha@yandex.ru
Я скину вам первую главу. Если всё пойдёт хорошо, на днях я допишу вторую и скину заодно и её. Ничем, кроме «Двойника», напрягать пока не буду. Он пишется быстро, но там ещё не меньше пары месяцев работы.
Если мы не знакомы лично, но вы знаете, как я пишу, и знаете, что можете помочь с вышеизложенным, — всё равно пишите. Это отличный повод для знакомства.

@темы: Писанина, Двойник, X-men и РПС