12:42 

Стажёр, глава 2

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Название: Стажёр
Тип: ориджинал
Жанр: романтическая комедия, сатира и немножко драма
Рейтинг: R
Размер: макси (в процессе)
Саммари: ромком о писателе-неудачнике, эксцентричном дизайнере и шотландской глуши.
Глава 1 — по ссылке.

Глава 2

— А, Руби! Ты-то мне и нужна!
Руби вздрогнула, скользнула в прихожую и принялась расстёгивать ботильоны. Она едва успела зайти домой, а Кит уже пританцовывал вокруг неё, как жрец вокруг ритуальной овцы.
Руби одолели нехорошие предчувствия. Только вчера от вида Кита Андерсена кисло молоко, а теперь он сиял, как Полярная звезда. Побрился, умылся, переоделся. Если бы сердце Руби не было отдано всяким негодяям, засовывающим части тела в бытовые приборы, она бы давно запала на соседа.
Но увы! Кто поймёт женскую душу.
— Тебе дали денег? — предположила Руби.
— Что? Нет. Пока нет. Но это только вопрос времени... Руби, скажи, ты всё ещё работаешь в айти? Интерактивная хрень, сайты, вот это всё?
— Нет.
— Но ведь ты в этом что-то понимаешь?
— Кит, я работаю на радио.
Кит покивал и любознательно уточнил:
— Но у вас же есть сайт, не так ли? Интернет-вещание, всё такое... И ты ещё что-то говорила про соцсети?
— Ага, иногда беру эс-эм-эм.
— Это то же самое, что сео?
— Нет, сеошники занимаются поисковиками.
— То есть эс-эм-эм — это типа реклама в интернете...
— Нет, этим занимаются интернет-маркетологи.
— То есть следишь за контролем репутации...
— Нет, это работа пиарщиков.
— А! Значит, ты рисуешь всякие картинки и кнопки.
— Нет, кнопки рисуют ю-ай-дизайнеры.
Было видно, что Кит занят напряжённой умственной работой. От обилия сокращений он стал рассеянным.
— Напомни, а ты чем занимаешься?
— Эс-эм-эм. Маркетинг в соцсетях.
— Боже, как всё сложно! Я никогда этого не выучу.
Руби сбросила обувь и с подозрением покосилась на соседа. Кит по привычке поставил ботильоны на обувную полку. Руби знала его, как облупленного, и ясно видела, что Кит чем-то взбудоражен. Особенно тревожило обилие вопросов: обычно это означало, что Кит продумывает очередной поворот в сюжете. Теперь, когда книга отправилась в мусорку, симптом намекал на что-то иное, но на что именно?
— Зачем тебе это? — спросила она.
— Да так, ни за чем.
— Только не говори, что снова взялся за книгу.
— Нет, что ты.
Он улизнул на кухню. Выждав несколько секунд, Руби тоже туда заглянула. Кит сидел за столом с ноутбуком и жадно лакал кофе.
— Ну и хорошо, — сказала Руби. — А то я подумала, что ты собрался писать книгу про айтишников. В духе того, что сказал твой шизанутый главред. Про Стива Джобса и всякую такую дребедень, как сейчас модно. Но ты же не мог упасть так низко.
— М-м-м...
— Это было бы слишком мелко для такого, как ты.
Кит бросил на Руби короткий взгляд и снова прикипел к экрану.
— Не пойми неправильно, но я думаю, сейчас тебе надо встать на ноги. Найти временную работу, развеяться, подзаработать, а уж там…
— Угу.
— Я хочу сказать, ты можешь написать что-то действительно стоящее, если не будешь идти на поводу у этих кровососов. Тебе нужно поменьше от них зависеть. Ты должен думать не о том, как продать книгу, а о том, как сделать её лучше. Понимаешь?
— Да, конечно. Ты совершенно права.
В его небывалой сговорчивости было что-то подозрительное.
— Ты меня вообще слушаешь?
— А?.. Да. Конечно. Всё говоришь верно, я полностью согласен... Но всё-таки об айти: посоветуй что-нибудь почитать для чайников? И, кстати, подай кофейник. Как, по-твоему, в эту сферу можно въехать, скажем, недели за две?
— Сомневаюсь.
— А за три?
Руби закатила глаза.
— Я буду очень стараться, — пообещал Кит. — День и ночь, день и ночь.
— Не пойму, зачем тебе это.
Кит притормозил.
— Э-э-э… Ты же хотела, чтобы я нашёл работу.
Руби ахнула. Новость была так хороша, что даже не верилось. Сердце Руби болело за Кита, как за героя телесериала — бестолкового, но обаятельного типа, который из сезона в сезон нарывается на неприятности, а в конце каждой серии триумфально превозмогает всё, что сам навертел.
— Ты решил освоить ещё одну профессию?
— Ну, что-то вроде того.
— О, Кит! Я знала, что ты не безнадёжен!
— Включу эту фразу в своё резюме.
Руби тоже не была примером для подражания. Но, по крайней мере, не перебивалась с воды на хлеб. Два раза в неделю она вела радиопередачу об астрологии и личном счастье с перебивками на блюз. Шоу начиналось в три часа ночи, а заканчивалось в пять. Его любили бесноватые полуночники, изнемогающие от бессонницы и бредовых мыслей. Услышав хрипловатый голос Руби с темпераментными придыханиями, они теряли рассудок, звонили в студию и томно дышали в трубку.
В остальное время Руби вяло пыталась протолкнуть своё шоу в прайм-тайм. Она вела задрипанную группу на фейсбуке под названием «Спросите Руби». Полуночники спрашивали, как приворожить бывшего мужа, как очистить ауру и как расставить вилы в сарае, чтобы было по фэн-шую. Руби сверялась с гороскопом и добросовестно отвечала.
В узких кругах группа имела большой успех. Сто тридцать восемь преданных подписчиков бодрили Руби, как ледяная водка на голодный желудок. Кроме неё, над программой работали двое — отмороженный звуковик по фамилии Вонки и выпускающий редактор Стеббинс, известный любовью хорошенько поддать на работе и вздремнуть часик-другой в каморке для швабр.
Говоря иными словами, у Руби не было начальников. Руби считала, что она сама хозяйка своей судьбы, и сочувствовала людям, которые не могли похвастаться тем же. Она одолжила Киту денег и даже погладила по голове, умилённо думая: а жизнь-то налаживается!
На другое утро Кит исчез, оставив записку.
«Уехал в Шотландию. Всё отдам с первой зарплаты. Сдай комнату и не унывай из-за Энди. С любовью, Кит».
Ну и кто он после этого? Типичный рак!

* * *

Поезд отправлялся с вокзала Кингз-Кросс в десять утра. За сорок пять с половиной фунтов железнодорожная компания «Вирджин Трейнс» обещала доставить Кита Андерсена в северо-восточную Шотландию. Чтобы сэкономить на еде, Кит перехватил в китайской забегаловке кисло-сладкую дрянь на палочке. На вкус она была как жареная резина.
Теперь, откинувшись на спинку сиденья, Кит сквозь стекло смотрел на платформу. Пассажиры суетились, толкая тележки. Семьи из эконом-класса обвешались чемоданами, собираясь на отдых. Бизнесмены из первого класса, привыкшие к командировкам, ехали налегке. Кит затолкал свою сумку на верхнюю полку; в этой сумке уместилась вся прежняя жизнь.
В пути он коротал время за чтением. В поезде был вай-фай, а у Кита был айфон четыре эс. Электронную книгу «Дизайн — это работа» Кит проглотил за час. Суть сводилась к тому, что дизайн и праздное творчество — это не одно и то же, и любой труд должен быть оплачен, даже если друзья просят сбацать логотип буквально за пять минут.
Вторая книга из той же серии пошла хуже: речь шла о дизайне для гаджетов. Кит ничего не понял, но на всякий случай выучил несколько терминов, чтобы невзначай бросить что-нибудь этакое в разговоре.
Следом пошла тяжёлая артиллерия: огромный мануал по технологическим решениям «Эппла». Сначала казалось, что это не так уж сложно. Прошлой зимой Кит смотрел фильм про Джобса. Сценарий крутился вокруг идеи закрытой и открытой системы и обрисовывал личную драму Джобса с дочерью Лизой. Кино оставляло обманчивое ощущение понятности айтишных проблем.
После двух часов чтения Кит понял, что всё враньё. Надо было и дальше писать про водолаза с котятами. Чем была хороша та штука — в ней не было ни слова о процессорах, представлении данных, быстродействии и шифровании. Её поняла бы даже лабораторная обезьяна среднего ума.
В семнадцать десять поезд прибыл в Абердин, и Кит пересел в автобус до Форт-Эндрюса. Здания в Абердине строили из серого камня. Над их крышами нависали низкие грозовые тучи. В дороге с океана несло запахом соли и рыбы, а за окном проплывали холмы, укутанные в туман, как в саван. Между ними мелькал угрюмый океан, вдалеке сливаясь с серым небом.
Кит задремал; ему снились чайки, волны и Руби в леопардовом халате, застывшая на камне в позе русалки.
Он проснулся от крика.
— Форт-Эндрюс! Кто спрашивал Форт-Эндрюс?
Встал, взял сумку, протиснулся к выходу. Голова не соображала. Дождавшись, когда Кит спрыгнет на мостовую, автобус пыхнул дизелем, тронулся и унёсся. Кит хотел спросить у водителя, как часто ходят автобусы, но не успел.
Он огляделся. Вдоль длинной улицы теснились одинаковые одноэтажные домики с эркерами, черепичными крышами и дымоходными трубами. На той стороне седовласый мужчина закрывал аптекарский магазинчик под вывеской «Макферсон и сыновья». Почтовое отделение узнавалось по разномастным бумажкам, налепленным на уличный стенд. Кто-то напечатал кучу объявлений весёленьким шрифтом из старых версий «Виндоуза», не пожалев восклицательных знаков. Среди бумажек попадался муниципальный креатив со звёздочками, сердечками и уродливым портретом Роберта Бёрнса.
Ещё была пекарня, весьма благообразная, с кружевными занавесочками и плюшевыми куклами в витрине. С ней соседствовали магазин си-ди-дисков и минимаркет, предлагающий замороженную курятину по акции.
На минуту Киту показалось, что он ошибся городом. И тут его глаз зацепился за странную стелу. Она стояла за остановкой, напоминая арт-объект уличного художника, — идеально белая, стремящаяся ввысь, в обрамлении из хромированной стали. Заголовок лаконично сообщал: «Форт-Эндрюс». Кит подошёл поближе.
Перед ним возникла карта городка с указанием ключевых мест и времени в пути. Здесь помечались живописные маршруты по береговой линии, остановки общественного транспорта, удачные места для фотографий и даже отели. Стиль навевал мысли о будущем; казалось, стела обогнала остальной городок лет на тридцать, а то и на пятьдесят. Кит присмотрелся. Стела раздавала вай-фай. С правой стороны темнели разъёмы для подзарядки гаджетов, а с левой на уровне глаз висело табло с автобусными маршрутами. Кто-то не пожалел времени и подумал о других видах транспорта: в частности, табло сообщало, что в Абердин можно добраться на пригородном поезде.
Кит поискал взглядом копирайт: дизайн-бюро «Мистер Хаггис». Это его приободрило. Он достал из кармана распечатанную квитанцию с Букинга и сверился с адресом хостела.
С этого момента всё пошло наперекосяк.
Хостел оказался не хостелом, а комнатой. Её сдавала степенная пожилая леди — строгая на вид, с пышными волосами, собранными в пучок, длинной шеей и четырьмя маленькими собачками. Первая собачка в честь знакомства тяпнула Кита за правую ногу, а три другие поддержали её уважительным лаем.
— Ай! — вскрикнул Кит.
— Не орите на моих крошек! — оскорблённо сказала старая перечница, сгребла в охапку монстров и исчезла.
Кит тоскливо оглядел затхлую спальню: пожухлые обои с узором, кровать, тумбочку и одинокий стул у окна. Одеяла проела моль, в подушке скатался пух. Дверные ручки были обёрнуты в полиэтилен. За окном виднелись мусорные баки. Садом земных наслаждений здесь даже не пахло.
За ужином хозяйка прочла молитву, а потом долго допытывалась, в какую церковь ходит Кит. Когда Кит признался, что церковь осточертела ему ещё в детстве, за столом повисла гробовая тишина. Чтобы оживить беседу, Кит завёл разговор о Марке Маршалле. Штопаные губы хозяйки сжались в нитку. Настырные собачки, распробовавшие ногу Кита, пришли за добавкой и грызли штанину под столом.
— Так вы из э-э-этих, — многозначительно протянула хозяйка.
— Этих?
— Тех молодых людей, которые приезжают на заработки. Ведь так?
— Ну... в некотором смысле, — осторожно сказал Кит.
— И что только они нашли в Маршалле-младшем? То ли дело его отец — вот это был человек, право слово, достойный. Человек высшей пробы. Теперь таких уже не бывает. Возьмите печенье.
Кит из вежливости взял печенье и попытался его съесть, но не смог прокусить. Нужно было сделать комплимент Форт-Эндрюсу, чтобы умаслить хозяйку.
— Я видел стелу с картой, — сказал Кит примирительным тоном. — Неужели она даже вай-фай раздаёт? Никогда такого не встречал. Форт-Эндрюс — удивительно современный город.
Хозяйка громко фыркнула. Весь её вид красноречиво показывал, что она разочарована в умственных способностях Кита, манерах, религиозных взглядах, вкусах, да и в целом удручена самим фактом его существования. Кит замолк, чтобы не брякнуть чего похуже.
Остаток ужина прошёл в напряжённой тишине.
Ночью Кит разглядывал тени на потолке. Пружины старого матраса впивались в поясницу, колючее одеяло пахло собачьей шерстью и сквозь тонкий пододеяльник царапало подбородок. Собачки скреблись в дверь и требовали левую ногу Кита на десерт.
Похоже, Кит крупно встрял.

* * *

Утром стало холодно. Кит проснулся, клацая зубами, высунулся из-под одеяла и потрогал батарею. Слово «батарея» было комплиментом этой чугунной допотопной хреновине. Камина в комнате не оказалось, печки тоже. Злой, как чёрт, Кит пошёл искать ванную и в коридоре встретил хозяйку.
Они взглянули друг на друга: всклокоченный Кит в одних трусах и чинная, как викторианская дама, хозяйка. Кит с нежной ностальгией вспомнил придурочные наряды Руби. Старая перечница прокашлялась и выдала впечатляющую речь. По её мнению, шастанье в трусах по чужому дому подрывало многовековые устои. Кит ответил, что устои устоями, а отопление не помешает. Хозяйка предложила заплатить двадцать фунтов сверху за включение бойлера в подвале.
Двадцать фунтов! Двадцать, мать его, фунтов! За несчастный бойлер! Да пошло оно всё, подумал Кит, отметил бронь на следующие дни и быстро смотал удочки.
Теперь ему было негде жить, но до вечера он задвинул эту мысль куда подальше. Только одно было важно — Маршалл. В туалете железнодорожной станции Кит побрился и расчесался, надел рубашку и единственный костюм из «Маркс и Спенсер», откопал в сумке новые носки, целые и ни разу не штопаные, и даже вспомнил про запонки, подаренные сто лет назад какой-то дамой сердца. Расфуфыренный, как менеджер перед крупной сделкой, он оставил сумку в камере хранения, сел в автобус и доехал до окраины города.
Здесь его тоже ждал сюрприз.
Офис дизайн-бюро «Мистер Хаггис» стоял в стороне от других домов, на холме, спускающемся к океану. Перед входом из земли торчала огромная статуя круглой птицы на длинных ножках. За ней открывался вид на причудливое трёхэтажное здание, перестроенное из старого склада. В архитектурном облике Форт-Эндрюса оно смотрелось, как нимфетка в доме престарелых. Этажи громоздились друг на друга, съезжая в разные стороны: второй этаж выступал влево, в сторону города, а третий вправо, к океану. Деревья скрывали первый этаж с панорамным остеклением. Между двумя деревьями висел гамак, а в гамаке качался бомжеватый тип в очках, бейсболке и лохмотьях. В руках у типа был телефон, издающий громкие чавкающие звуки.
— Эй, — сказал Кит, — вы не подскажете: это офис компании «Мистер Хаггис»?
— Угу, — отозвался тип, не отвлекаясь от игры.
— А где здесь вход?
— Угу, — бомж тряхнул головой влево.
— А… а скажите… может, вы знаете: мистер Маршалл сейчас в городе? Марк Маршалл.
— Угу.
На этом разговор исчерпал себя. Оглядываясь, Кит зашагал к зданию. Гамак продолжал безмятежно качаться. Тут вообще есть охрана? Раз этот тип так удобно устроился, значит, порядки не слишком строгие. Для Кита это была хорошая новость.
За стеклянными дверями Киту открылся вестибюль, объединяющий все три этажа. В центре потолок достигал девяти-десяти метров, а справа сужался, превращаясь в зону для отдыха на небольшом подиуме. Там и сям валялись кресла-мешки, в которых развалились молодые люди с ноутбуками. За ними виднелось что-то вроде барной стойки и открытой кафешки. Самая высокая стена в вестибюле заросла плющом, кустами и кактусами. Она шла вверх до прозрачного потолка, сквозь который просматривалось серое дождливое небо.
Пожарный шест тоже уходил вверх на десятиметровую высоту; на глазах у Кита какой-то мужик на третьем этаже лихо прыгнул на шест, съехал вниз и как ни в чём не бывало поспешил налево, к двери с табличкой «Пыточная». Когда дверь открылась, Кит мельком увидел переговорку с длинным столом и разномастными креслами. Мужик исчез внутри, дверь хлопнула. Кит снова поднял голову наверх и увидел на втором этаже несколько рабочих столов с маками и дополнительными мониторами. Кажется, там был опен-спейс. К нему вела лестница, по которой спускалась молодая женщина с айпадом и наушниками. Она что-то на ходу объясняла собеседнику на экране. До Кита донеслось:
— Вот только не надо пугать меня рейтингами!
— Вам помочь? — спросил голос за спиной.
Кит вздрогнул и обернулся. Перед ним стоял невысокий парнишка в очках и клетчатой рубашке.
— Вы из ритейла? — спросил он.
— А?
— Поставщик, говорю? Кулеры, кофе, молоко?
— Нет. Нет, я… я приехал из Лондона…
— А, брифинг по монетизации! Сейчас я свяжусь с Барбарой… А вот и она! БААААРБАРАААА! Простите, как вас по фамилии?
— Андерсен, — сказал Кит. — Но вы не так поняли. Я остановился в городе, потому что прочёл статью о дизайн-бюро, вот и…
— Всё понял, сейчас разберёмся. БААААРБАРАААА, ПРИЕХАЛ СТАЖЁР!
— Но я не…
— Уиллард, — сердито сказала женщина на лестнице, выдирая наушник из уха, — я тебе сейчас голову откушу.
— Прости! Прости, пожалуйста. Просто у нас тут стажёр приехал, вот и… Ты сказала направлять всех к тебе, и…
— Стажёр? Тот самый, из менеджеров?
— Да-да, он сам сказал! Говорит, переехал из Лондона…
Разговор заходил куда-то не туда. Кит попытался вклиниться, но его никто не слушал.
— Уиллард, — сказала Барбара, — ты знаешь, что ещё один косяк — и ты вылетишь отсюда, как пуля? Ты понял меня? Как пуля!
Уиллард густо покраснел. Барбара отвернулась от него, и он проводил её тоскливым взглядом, полным тайного обожания. Светлые раскосые глаза задумчиво оглядели Кита.
— Как вас зовут? — спросила Барбара.
— Андерсен, — сказал Уиллард, опередив Кита.
— И что, вы действительно переехали?
— Из Лондона, — снова вклинился Уиллард.
Барбара бросила предостерегающий взгляд через плечо. Плечи у неё были на загляденье: высокие, острые и широкие, как в восьмидесятых.
— Идёмте, мистер Андерсен, — сказала Барбара.
Она резво зашагала к лестнице, и Киту ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.
— Извините за Уилларда, он на испытательном сроке. Офис-менеджер из него неплохой, проблем со снабжением нет. Но когда открывает рот, лучше заткнуть уши… Вы раньше бывали в Форт-Эндрюсе?
— Нет, это впервые.
— Проходите сюда. Кофе будете? Эй, ребята, крикнете кто-нибудь Стефани! Стеф, будь добра, принеси кофе.
Барбара пустила Кита в комнату за перегородкой на втором этаже. Здесь стоял диван и глубокие кресла. На стене висела плазменная панель; к ней ползли провода неясного назначения, кабеля проектора, икс-бокс и плейстешн. Кит сел на диван и чуть не стукнулся головой о низко висящий проектор. Барбара приземлилась в кресло напротив. Она сосредоточенно искала что-то в айпаде.
— Никак не могу найти письмо от вашего агента… Да где же оно! Нет, не найду. Этот парень даже имени не назвал — ох уж эти агенты, просто помешаны на анонимности кандидатов. Но я видела ваше резюме и рекомендации. Мы вас ждали аж две недели. Куда вы запропастились?
Кит промычал нечто неопределённое.
— Вы вроде раньше работали в медиа, я не путаю?
— А… да, в некотором роде.
— Умеете формулировать задачи, писать хорошие письма?
— Да, но…
— К офисной работе как относитесь: с девяти до шести, и точка?
— Нет, в последние годы у меня был ненормированный график.
— Командная работа? Опыт с документацией?
— Да, есть.
— Джи-ар?
Какой ещё джи-ар, с ужасом подумал Кит. Эс-эм-эм, ю-ай, сео, теперь ещё джи-ар — они тут все поехавшие!
— Что ж, — не дожидаясь ответа, сказала Барбара, — у меня мало времени, так что скажу прямо: требования к стажёру у нас невысокие, главное — было бы желание пахать. Откровенно говоря, работёнка не из лёгких, и я даже не знаю, что вам могло понадобиться на стартовой позиции… Да, немного другая сфера, но всё-таки в своём деле вы уже чего-то достигли. Почему вы его бросаете?
Кит выпрямился и признался:
— Платят мало.
Барбара усмехнулась.
— Ну, так ведь и здесь не Гугл.
Кит открыл рот, чтобы всё объяснить, но не успел и слова сказать.
— Стартовая сумма — сто пятьдесят, — сообщила Барбара.
— Сто пятьдесят… что, простите?
— В день. Это ставка стажёра. Потом будет больше, но на испытательном сроке так. Предупреждаю: пахать придётся за троих. У нас сильные проектные команды, и менеджеры нужны такие же. Рабский труд, нищенская оплата!
— Сто пятьдесят фунтов в день? — тупо переспросил Кит.
Колени вдруг стали слабыми. Он порадовался, что сидит. Барбара, не замечая его оцепенения, продолжала:
— Испытательный срок — месяц, потом оформляем по всем правилам, пятидневка, контракт на три месяца с продлением, медицинская страховка, бонусы…
Сто пятьдесят фунтов в день, думал Кит. Сколько рабочих дней в каждом месяце? Двадцать… может, двадцать два… Но в среднем двадцать. Получается три тысячи фунтов. Если умножить три тысячи на двенадцать, выйдет тридцать шесть тысяч фунтов в год. Только однажды Киту выпадал шанс заработать столько денег — когда сосед по общаге предлагал продать почку.
Через десять минут, наглотавшись кофе и окончательно ошалев, Кит вывалился на улицу. Барбара пообещала, что Уиллард проведёт экскурсию по офису, но Уиллард куда-то запропастился. Кит сел на деревянную лавку-шезлонг, расстегнул пиджак и попытался унять дрожь. Надо мыслить связно. Тридцать шесть тысяч в год. Полторы сотни каждый день. Да ещё книга…
Ах да! Книга!
Про Маршалла-то он и не спросил. Интересно, что надо сделать, чтобы допустили до основателя компании? На первый взгляд, текущими делами и наймом сотрудников занималась Барбара. Она не смахивала на кадровика. Кит не был уверен, что в этом безумном месте вообще есть эйч-ары. Мысль о ещё каких-то «арах» смутно тревожила его, но адреналин мешал ясно думать.
Да ещё эта мутная история со стажёром… Конечно, ложь, но ложь во благо. Устроившись работать в компанию, Кит сможет добраться до Маршалла. Он будет уже не человеком с улицы, а коллегой, покажет, что у него есть мозги, объяснит всё по-человечески, наладит отношения с героем, и книга получится лучше. Киту невероятно повезло, что какой-то лондонский стажёр пропал аж на две недели.
Перескакивая с одной мысли на другую, Кит и не заметил, как из здания выпорхнуло небесное создание в шортах, гетрах и безразмерном свитере. Оно шлёпнулось на лавку рядом с Китом, закинуло ногу на ногу и положило на колени айпад. Примерно так Кит представлял себе диснеевских принцесс во плоти: длинные голубые волосы, огромные глаза и ямочки на щеках.
— Чувак, — сказало небесное создание. — Надеюсь, ты не педофил? А то мне всего шестнадцать.
Кит растерялся.
— Нет.
— Молодец, — похвалила девица. — Так ты новый стажёр из Лондона?
— Ага, вроде того.
— И как тебя только угораздило смотать сюда.
— Форт-Эндрюс — милое место, — сказал Кит без особой уверенности.
Девица цокнула языком.
— Жопа мира.
— Ну, раз в таких местах зарождаются технологические компании вроде «Мистера Хаггиса»…
— Ты Марка, что ли, наслушался? — осведомилась девица. — А я-то думала, ты умный…
— Знаешь Марка? Какой он?
— Псих ненормальный.
— Совсем псих?
— Полный. Отбитый на всю башку. Тебя как звать?
— Кит Андерсен.
— А меня Джоанна. Так вот, Кит, послушай совет: вали отсюда, пока не засосало. Забей на всю эту чушь и никогда не слушай папашу.
— Какого папашу?
— Моего папашу.
Кит застыл, не веря своему счастью.
— Марк Маршалл — твой отец?
— Прикинь.
— А ты… ты сможешь нас познакомить?
— А чего знакомить, — девица махнула рукой. — Иди да сам познакомься. Только проверь, чтобы он раунд доиграл. Мы тут игрушку тестим, папаша не успокоится, пока сам всё не пройдёт... Эй, уважаемый! Па-а-а-апа! Папу-у-уля!
Гамак между деревьями качнулся. Бомж с телефоном помахал бейсболкой в воздухе.
— Ась?
— Это я, Джоанна! Твоя дочь.
— А, дочь. А я-то думаю, чего ты за мной всё время ходишь.
— Это у него юмор такой, — пояснила девица. — Пап, ну иди сюда, тут один чудик сильно тебя хочет. Не упусти свой шанс!

@темы: Стажёр, Писанина, Ориджиналы

URL
Комментарии
2017-01-02 в 14:39 

*Renny
Улыбка - лучшее, что есть в человеке. Ты не совсем человек, пока не умеешь улыбаться. (с)
andre;, Каак же прекрасна всё-таки жизнь с этими двумя придурками, которые ищут своё место в жизни через нестандартные к ней подходы и ещё заставляют твою кровь бежать быстрее по сосудам к сердцу. :heart::heart::heart:

2017-01-02 в 15:59 

kotPhoenix
Чтобы его мучить, совести пришлось бы встать в очередь. (с)
— А, дочь. А я-то думаю, чего ты за мной всё время ходишь. :lol:
внезапный поворотный поворот!
я начинаю жалеть Кита хд

2017-01-02 в 21:43 

Ызарга
Это всё от бездуховности!
Прекрасно Кит попал, он пожалеет, но всосется)
спасибо!

2017-01-03 в 01:13 

tan44ick
:heart:

2017-01-03 в 13:25 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
*Renny, прям выразили всё моё ощущение от ромкомов в одном предложении. Спасибо)

kotPhoenix, я жалею бедолажку с первой строчки =D

Ызарга, всосётся — это подходящее слово))

tan44ick, спасибо)

URL
2017-01-03 в 19:18 

Tounezz
Статус скво
:heart:

2017-01-04 в 08:46 

*Renny
Улыбка - лучшее, что есть в человеке. Ты не совсем человек, пока не умеешь улыбаться. (с)
andre;, там, конечно, отражено и авторское горение на работе, но одно другому нисколько не мешает. :D

2017-01-04 в 10:41 

Snow_feniks
Соседи разбудили утром НЕ-БЕ-ДА! Хорошо горят их трупы ДА-ДА-ДА!!!
Это круто))))))) Это реально круто! Уже в предвкушении, что же будет дальше)))

2017-01-04 в 14:01 

Bee4
Интернет врать не станет(с)
спасибо, что начали, спасибо, что пишете)
Прочитала две главы, получила колоссальный кайф. Как энергетика бахнула. Детали и деталюшки, второстепенные герои, которые позволяют миру получить переспективу. глубину, обьем и что там ему еще требуется, и отличная завязка. Даже не знаю, кто из второстепенных вкуснее) Даже бабушка с собачками неебически прекрасна :heart:
И дочь. Предвкушаю прекрасные перепалки межд папашей и отпрыском и погружение Кита-с-древним-ноутбуком в мир современных гатжетов и АйТи)
Первая глава и писательско-редакторская кухня - :heart::heart::heart: А водолаза с котятами таки жаль))))
Спасибо) Это здорово.

2017-01-05 в 14:02 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Замечательная завязка, очень интригует - и хочется узнать, что будет дальше, насколько сильно таки Кит попал ))
Отдельно очень понравились детали - как работы в издательстве (что они издают сейчас, что не катит и т.д.), так и дизайнерского бюро - хотя этого, насколько я понимаю, еще будет в количестве )
И очень надеюсь, что Кит отдаст Руби все, что у нее занимал, а то я прямо за нее волнуюсь ) Кстати, читать дальше

2017-01-05 в 21:59 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Tounezz, :kiss:

Snow_feniks, спасибо)) И за отзыв, и за открытку :heart:

Bee4, аааа, вы меня ужасно балуете)) Спасибо!

sige_vic, обещаю, Кит всё отдаст, и даже с процентами))
Спасибо огромное за замечание про занять\одолжить. И прости за косяк) Нашла в одном месте и поправила, больше вроде бы не встречалось, но ещё поищу. Если увидишь что-нибудь ещё в том же духе — скажешь? Я буду очень благодарна :kiss:

URL
2017-01-06 в 11:50 

Snow_feniks
Соседи разбудили утром НЕ-БЕ-ДА! Хорошо горят их трупы ДА-ДА-ДА!!!
2017-01-11 в 12:54 

Alexandra-Lexy
ю-ху-у, божечки, это так прекрасно. Стилистика почему-то живо напомнила Идова с его "Кофемолкой" и "Чесом". Очень кинематографично, сразу картинки в голове возникают. Прекрасно, прекрасно, прекрасно, убежала перечитывать.

2017-01-17 в 08:47 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
andre;, господи, какая прелесть). А какие герои, сижу, улыбаюсь:inlove:

2017-01-25 в 05:54 

elenatixbal
Чем объяснить тот факт, что разумная жизнь возможна на многих планетах, а на Земле она оказалась невозможной?
:inlove: andre;, Спасибо что пишете, обалденное начало. :red: Как теперь дожить до продолжения))) Вдохновения и времени на его реализацию :white:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная