12:22 

Стажёр, глава 4

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Не прошло и года!

Название: Стажёр
Тип: ориджинал
Жанр: романтическая комедия, сатира и немножко драма
Рейтинг: R
Размер: макси (в процессе)
Саммари: ромком о писателе-неудачнике, эксцентричном дизайнере и шотландской глуши.
Глава 1 — roksen.diary.ru/p211461038.htm
Глава 2 — roksen.diary.ru/p211552959.htm
Глава 3 — roksen.diary.ru/p211905216.htm

Глава 4

Первый день на новой работе прошёл хорошо. Даже слишком хорошо. Кит надеялся, что его посадят в опен-спейсе рядом с разработчиками. Там он смог бы быстрее въехать в предметную область, нахвататься жаргона и перенять привычки.
Увы, с опен-спейсом Кит пролетел. Ему выделили уголок в кабинете на первом этаже. Кроме Кита, тут сидели продажники и уже знакомый офис-менеджер Робин Уиллард.
— Менеджеры и продажники вечно орут, — пояснил Уиллард, — поэтому их отселяют из опен-спейса. Ну, тебе-то не впервой!
— Конечно-конечно, — страстно солгал Кит.
От вестибюля кабинет отделяла стеклянная стена. Стол около входа занимал Уиллард. Рядом посадили Кита, у другой стены расположились два стола, заваленные бумагами, а пространство у окна занимали продажники. Их было двое: взбалмошная дамочка с хищным огоньком в глазах и молодой человек с замкнутым лицом.
Дамочка постоянно висела на телефоне, вскакивала, выбегала в вестибюль и размахивала руками. Молодой человек, напротив, был молчалив, как камень; он сел за дальний стол, достал из сумки ноутбук и принялся яростно стучать по клавишам. Можно было подумать, что ноутбук нанёс ему личное оскорбление.
С точки зрения разработчиков, этот кабинет не представлял интереса. Унылая офисная работа, крики, стук клавиш, куча бумажек. Здесь не было цветастых досок, стенда с макетами новых разработок, хитрого декора и модных штучек. Никто не пытался придать этому месту уют и привнести творческую атмосферу.
Но Кит относился к кабинету иначе. Он сроду не работал в офисах. Всё было ново, каждая мелочь порождала в душе деятельный и жадный интерес. Ему выдали ноутбук, стопку девственно-чистой бумаги, стакан для ручек и сами ручки, проволочную корзину для мусора и даже телефонный аппарат фирмы «Циско». С Китом обходились, как с настоящим менеджером; он приосанился, расправил плечи и сам поверил в свою роль.
Вскоре счастье схлынуло. Кит столкнулся с непредвиденным обстоятельством. Он совершенно не понимал, в чём состоит его работа.
Шустрый Уиллард завёл корпоративную почту, подключил Кита к рабочему чату и показал, как работает собственная программа постановки задач. Они называли её таск-трекером.
Уиллард вещал об учёте времени, оценке, хранении документации, брифах, технических заданиях. Сказал, что все работают по какому-то эджайлу и что это надо учитывать.
Кит улучил момент и спросил:
— А что, собственно, с задачами?
— Задачи отмечаются в таск-трекере. Говорю же, у нас есть специальные эджайл-доски, с помощью которых мы планируем спринт.
Кит ничего не понял, но не подал виду.
— Да-да… Но что насчёт самих… э-э-э… самих задач?
— У нас есть регламент. Правда, Маршалл не фанат регламентов, но, если тебе нужно…
— Нет, я говорю о сути работы.
— Поверь, для тебя здесь нет ничего нового. Ты, главное, не напутай с досками и лезь в чужие спринты. Если появятся правки в задачах…
— В каких задачах?
— Тех, которые в спринте.
— О чём они? — не выдержал Кит. — Ты говоришь — задачи. Какие именно?
— Задачи по проектам, разумеется.
— По каким проектам?
— Текущим и перспективным.
Кит чуть не побился лбом об стол. Уиллард хлопнул его по плечу и добродушно сказал:
— Да ты не переживай. Сходу не всё понятно, я знаю. Хочешь, ещё раз покажу, как работает наш таск-трекер?
— Спасибо, не надо.
— А какие программы ты раньше использовал?
Кит решил выдать порцию правды.
— Я обычно всё решаю через электронную почту. Ну там, письма пишу.
Уиллард с уважением хмыкнул.
— Круто! Я читал про такую систему. Мы до неё пока не доросли. Разве что Марк, но он вообще с другой планеты… Писать письма! С ума сойти. Я и не знал, что ты такой продвинутый.
— Хм.
— Ладно, я побежал, а то Барбара с меня шкуру спустит. Если будут вопросы, обращайся.
С этими словами Уиллард исчез.
Второй день Кит посвятил исследованию. Сначала он загуглил, что такое эджайл и спринт.
Первая попавшаяся статья в википедии объясняла, что эджайл — это метод разработки программного обеспечения. Работа делилась на периоды, которые называли итерациями. Менеджер составлял так называемый спринт — список задач на неделю, а то и две вперёд. На виртуальной доске раскладывались задачи в порядке срочности. Упор делался на общение специалистов, работающий продукт и понятные сроки. Возня с бумажками уходила на второй план.
Кит немного оживился. Методика управления проливала свет на работу компании. Он почувствовал себя увереннее, разобрался в таск-трекере и изучил список проектов. С горем пополам понял, где хранят немногочисленную документацию и по каким правилам её составляют.
В пятом часу появился Уиллард и заволок в кабинет два пакета пенопласта.
— Ты уже ходил на ланч?
Кит вспомнил, что он и не обедал.
— О, чёрт! — всполошился Уиллард. — Я забыл рассказать тебе про обед и кофемашину! Прости, старик.
— Ничего.
— Только не говори Барбаре. Она меня с землёй сравняет.
Любой разговор с Уиллардом сводился к Барбаре и её демонической власти.
— Пойдём, покажу кафетерий.
Кафетерием здесь назывался подиум со столиками и барной стойкой. В витринах и холодильниках за стеклянными дверцами лежали салаты, сэндвичи, китайская еда в коробочках и спортивные обеды. На барной стойке стояли миски с фруктами и орехами, кофемашина и банки с чаем.
— Не Гугл, конечно, — тарахтел Уиллард. — Но не голодаем. Всё, что на барной стойке, бесплатно, бери и не стесняйся. Обеды в витринах и холодильниках продаются за полцены. Смотри, берёшь контейнеры, сканируешь штрих-коды и прикладываешь свой пропуск. В конце месяца половину суммы списывают с зарплаты. Ещё можно поесть в городе, в двух кварталах есть одна кафешка.
Кита позабавило, что Уиллард говорит «в городе»: можно подумать, что компания «Мистер Хаггис» к нему не принадлежит.
— Если что-то непонятно — спрашивай.
Кита особенно поразил мини-бар: за барной стойкой спокойно стоял холодильничек, забитый разнообразным алкоголем. Руби продала бы за него душу. Но чем больше Кит смотрел на еду и питьё, тем тревожнее становилось на душе.
В кафетерии было пусто — видно, все сотрудники уже поели и ушли работать. Уиллард достал из холодильника сэндвич, сел за столик и с наслаждением вгрызся в добычу. Кит присоединился к коллеге. Уиллард болтал без умолку. У него был талант говорить громко и внятно, не отвлекаясь от деятельного пережёвывания пищи.
— Ну, Кит, как рабочие дни? Вникаешь потихоньку?
Кит собирался снова затеять допрос о служебных обязанностях, но тут в вестибюле хлопнула дверь, и раздались крики. Судя по голосам, это были Барбара и Маршалл. Уиллард втянул голову в плечи.
— Марк, да пойми ты, мы должны устроить встречу по высшему разряду! От этой встречи зависит контракт. Ты слышишь? Контракт!
— Да пусть хоть судьба планеты! Разводить трёхчасовой брифинг мы не будем, и точка.
— Марк, я резервирую три часа на всякий случай. Тебе что, трудно выделить в расписании немного времени?
— Три часа — это охренеть как много. Мы успеем сделать первый прототип дорожных знаков, да ещё и съездить на примерку.
— Опять твои чёртовы знаки!
— Наши знаки.
— Не начинай. Ты хоть представляешь, какие это деньги? Неужели ты не видишь, как нам нужен этот контракт?
Они свернули к кафетерию и остановились у подиума. Барбара выглядела безукоризненно: высокая, статная, в деловом костюме и на каблуках. Она была худой и производила бы впечатление хрупкой и тщедушной леди, если бы не плечи — широкие и острые, как на картинках из ретро-журналов. Они придавали Барбаре несколько угрожающий вид. Образ завершали гладкие тёмные волосы, туго стянутые в хвост.
Марк Маршалл являл собой полную противоположность Барбаре: встрёпанный, осунувшийся, в чёрной кенгурухе и потасканных джинсах, он был похож на вандала, разукрашивающего стены гаражей всякими непотребствами. Он повернулся к Барбаре и качнулся на носках.
— Слушай, давай так. Человек не умеет оставаться внимательным три часа подряд. Это противоестественно. Племена, которые сидели у костра и по три часа обсуждали контракты, сдохли от голода. Так что не морочь мне голову, сорок минут — и хватит.
— Два часа.
— Час.
— Полтора часа.
— А я говорю, час.
Упрямством Маршалла можно было забивать гвозди. Барбара взяла себя в руки и сказала:
— Хорошо, час. Но весь час ты просидишь на встрече. И будешь внимательно слушать клиентов. Каждое слово, понял?
— Да понял я, понял.
— Поклянись, что не сбежишь, когда станет скучно.
— Барб, какая ты душная!
— Клянись, Марк.
Маршалл покачал головой, сел в кресло-мешок и с наслаждением вытянул ноги.
— Ладно, твоя взяла.
По губам Барбары пробежала победная улыбка. Кит живо просёк, в чём дело. С самого начала она знала, что Маршалл не согласится даже на часовую встречу, и намеренно подняла срок до трёх часов, чтобы он выбрал меньшее из зол.
— Следующий вопрос, — продолжала Барбара. — Нужно обсудить, кто будет на встрече.
— А чего обсуждать? Я, ты и новый маркетинговый директор этих ребят. Или кто у них теперь принимает решение? Гендир?
— На первой встрече они не допустят нас к новому директору. Нужно сначала познакомиться с менеджерами. Клиент трудный, у молокозавода сменилось руководство. В прошлый раз мы ни к чему не пришли, но теперь может получиться. С их стороны будет три переговорщика. Значит, и у нас...
— Три? — возмутился Маршалл. — Зачем три?
— Таковы их условия. Сейчас нам важно понять, в чём состоит их новая бизнес-задача и как выстраивать коммуникацию.
— Бла-бла-бла. Ты раздуваешь переговоры на пустом месте. Эти ребята боятся принимать решения и сами не знают, что хотят.
— Я просто пытаюсь выяснить, с кем мы имеем дело. Они привыкли работать с большими компаниями, поэтому надо дать им понять, что у нас много менеджеров. Давай возьмём на встречу кого-нибудь ещё.
— Зачем? — Маршалл поморщился. — Ради массовки?
— Ну, если откровенно, то да.
— Супер. Давай созовём зоопарк. Клоунов, акробатов, глотателя шпаг… Уборщика давай позовём. Юристов. Хочешь, дочку приведу? Не переговоры, а мечта!
— Не ёрничай.
— Барб, ты не хуже меня знаешь, во что это выльется. Когда куча людей собирается в переговорке, они начинают обсуждать всякую хрень, а дизайн летит к чёрту. Ещё и клиент трудный. Мы зря тратим время.
— Сейчас речь не идёт о дизайне, — терпеливо возразила Барбара. — Речь идёт о том, чтобы заключить новый контракт и наладить связи.
— Ой, всё. Делай что хочешь.
— Значит, я могу позвать на встречу ещё пару человек?
— Только не продажников. У меня от них голова болит.
Они ещё немного поболтали, а потом ушли обратно в вестибюль. Кит лишился первоклассного зрелища. По писательской привычке он частенько наблюдал за людьми, а Барбара и Маршалл были интересными объектами.
Казалось, что за долгие годы совместной работы между ними выработался особый микроклимат. Сразу было видно, насколько они разные и как тяжело им принимать совместные решения.
Барбара применяла тактику молниеносной атаки и мягкого отступления. Сначала она оглушала Маршалла преувеличенно жёстким условием; он поднимал крик, Барбара давала ему потренироваться в остроумии. Как часто бывает со вспыльчивыми людьми, Маршалл быстро успокаивался, и тогда Барбара смягчала условия. Она заманивала его в ловушку уловками и трюками. Ей удавалось перехитрить Маршалла, но переспорить его в принципиальных вопросах она не могла.
Наблюдая за этим, Кит задумался, как сложилась эта система. Сколько лет потребовалось, чтобы они научились ладить таким специфическим способом? И как вообще вышло, что компанией руководят два настолько разных человека?
— Уиллард, – сказал он вслух, — а давно это у них?
— Зови меня Робби. Думаю, с детства. Она же его младшая сестра.
Кит уронил вилку.
— Серьёзно?
Уиллард прожевал кусок сэндвича, вытер губы салфеткой и пояснил:
— Маршаллы — они повсюду. Это же Форт-Эндрюс. Как повелось с отца, так и…
— А кто отец?
— Чувак, ты как с луны свалился. Неужели не слышал о Маршаллах?
Кит покопался в памяти и вспомнил даму с собачками, у которой снимал комнату. Она тоже вспоминала какого-то отца. Говорила: Маршалл-старший — вот это был человек. А от младшего одни проблемы.
— Их отец был важной шишкой в Форт-Эндрюсе, — растолковал Уиллард. — Все думали, что кто-нибудь из детей пойдёт по его стопам в муниципалитете. Либо Марк, либо Барбара.
— Но?
— Но Марк основал бюро, а Барбара стала его коммерческим директором.
— А где теперь отец?
— Умер несколько лет назад. У старика были проблемы с сердцем.
— И что, они всю жизнь…
— Живут в Форт-Эндрюсе, да. Другие бы давно слиняли, но у Марка свои счёты с этим городом.
— А Барбара?
— А что Барбара? Она всегда на его стороне. Даже если они спорят.
Киту показалось, что в голосе Уилларда появились тоскливые нотки. Чтобы разрядить обстановку, он засмеялся.
— Прямо клан Кеннеди в Массачусетсе.
Но Уиллард только покачал головой и ответил:
— Поверь, старик. Посторонним лучше в это не лезть.

* * *

Остаток дня Кит обдумывал совет Уилларда. Он был бы рад последовать ему, но не мог отступить. Он начал книгу, загорелся, вдохновился и теперь жаждал узнать о Маршалле всё.
Днём у Кита не было возможности пересечься с боссом — глава бюро носился по опен-спейсу, тестил игры и программы, болтал с разработчиками, запирался в своём кабинете или вообще исчезал неизвестно куда. После работы становилось легче. Кит садился в кресло около кабинета Маршалла, раскладывал ноутбук на коленях и украдкой писал черновики для книги. Он терпеливо ждал, когда Маршалл вспомнит о его существовании.
Маршалл выходил из кабинета часов в десять. Мрачно кивнув на вестибюль, он хлопал дверью. Они молча шли к машине и в тишине ехали домой. Кит искал повод для разговора, но боялся брякнуть что-нибудь не то.
Раз он поднял тему о жилье: спросил, когда лучше съехать, чтобы никому не причинять неудобств. Маршалл буркнул:
— Оставайся хотя бы до зарплаты. Ты же нищий, как церковная мышь.
Так продолжалось три дня. На четвёртый день Маршалл засиделся до одиннадцати. Он выглядел неважно: осунувшееся лицо стало серым, под глазами залегли синие тени.
— Тяжёлый день, сэр?
Маршалл залез в машину и огрызнулся:
— А лёгкие вообще бывают?
Кит сел на место рядом с водительским. Позвонила Джоанна. Прижав телефон к уху, Маршалл пообещал, что успеет к ужину.
— Ужин был в восемь, — возмутилась Джоанна в трубке. — Папа, у тебя ни стыда ни совести. Ребёнок весь вечер простоял у плиты.
— Какой ребёнок?
— Я! Я — ребёнок. Я твоя дочь, меня зовут Джоанна… Рост метр шестьдесят, глаза голубые. Припоминаешь?
— Ой, да хватит. Мы уже едем.
— Давайте скорее. Я сделала бесподобный ужин.
Маршалл отключился, сунул телефон в карман и сказал:
— Приготовься, сегодня будем жрать какую-нибудь гадость. Она всегда говорит «бесподобный ужин», когда хочет отравить отца.
Маршалл свернул на узкую улочку. Справа и слева показались чинные одноэтажные домики из камня. Свет фонарей падал на дорогу и лужайки вдоль неё. В кадках перед парадными дверями желтели нарциссы. Жители Форт-Эндрюса давно разбежались по домам, и на улице не было ни одного пешехода.
Кит давно заметил противоречие: за пределами Форт-Эндрюса Марк Маршалл почитался за крутого дизайнера, но в маленьком и сонном городишке его воспринимали как нарушителя спокойствия. Он был лишним, но делал вид, что это не так.
— У тебя есть дети, Кит?
Кит вздрогнул. Обычно Маршалл делал вид, что не помнит имя Кита. Он переспрашивал, подначивал, проверял на вшивость, но сегодня слишком устал, чтобы ломать комедию.
Перемена грела душу.
— Кит! Ты меня слышишь?
— А?
— Дети, говорю, есть?
— Нет, сэр.
— Считай, что тебе повезло… Дети хуже журналистов. Они постоянно ищут новые способы, как свести человека с ума.
— Вы преувеличиваете.
— Чистая правда. Посмотри на Джоанну. Сегодня с зелёными волосами, завтра с голубыми. То хочет в монастырь, то на кафедру кибернетики.
— Ей всего лишь шестнадцать. Вероятно, она ищет себя.
— Да, но как можно воспитать кого-то, кто каждый день меняется? Я что, блин, пророк Иоанн? Откуда я знаю, кем она станет?
— Иоанн Креститель не предсказывал будущее, — мягко поправил Кит. — Он только говорил, что грядёт мессия.
— Это его грохнули после заговора?
— Нет, сэр. Ему отрубили голову по просьбе принцессы Саломеи.
Маршалл посетовал:
— Бедолага. Мне тоже вот-вот снесёт башку девчонка…
— Может быть, она пытается привлечь ваше внимание.
— Ты что, психолог? Откуда ты знаешь?
Кит пожал плечами.
— Все такие умные, — проворчал Маршалл и припарковал машину у гаража.
Когда они зашли в дом, Джоанна уже ждала в коридоре и приплясывала от нетерпения.
— Скорее! Ужин стынет!
В качестве ужина предлагалось нечто овальное и приплюснутое, щедро посыпанное консервированным горошком из банки. Маршалл тоскливо посмотрел в тарелку.
— Это что ещё такое?
— Морковные котлеты, — с гордостью сказала Джоанна. — Прекрасный рецепт. Сама изобрела.
— М-м-м, — промычал Маршалл, — а как же мясо?
— Мясо — это для неврастеников. От мяса все проблемы. Я читала одну статью, пришлю тебе на почту. Там замечательно всё объяснялось. Войны, болезни, страшный суд, психические расстройства. Всё от мяса!
— Тогда дай рыбу. У нас есть лосось?
— Папа, ты совсем чокнулся! Убивать рыбу!
— Не надо никого убивать. Дай мне уже убитую.
Джоанна фыркнула и с энтузиазмом набросилась на морковные котлеты. Кит из вежливости последовал её примеру. Он старался сымытировать неземное счастье. Маршалл пошёл по другому пути: он скис, но не сдался.
— Ладно, детка. Давай сделаем яичницу.
— Яйца — это нерождённые птенцы.
— Ну, а молоко хотя бы можно?
— Нет, с сегодняшнего дня мы веганы.
— Детка, пожалей отца. Я старый, больной и конченый человек. Я хочу бутерброд с мясом.
— Я же сказала — мяса нет. И не зови меня деткой.
Маршалл неподдельно изумился.
— Как это нет? В жизни не поверю, что в Шотландии истребили всех свиней. Ты на улицу давно выходила?
— Ой, не мучай меня. Морковь — друг человека.
— Свинина — друг человека.
— Папа, — укоризненно сказала Джоанна, — ты варвар. Молчи и не позорься.
Быстро расправившись с котлетами, Кит похвалил Джоанну за изобретательность и смылся на второй этаж. Мимо гостиной он крался на цыпочках, чтобы не потревожить ротвейлера.
Перед сном Кит загуглил семью Маршалл. Сайт муниципалитета Форт-Эндрюса разместил фотографию дородного седого мужчины с суровым лицом. По фотографиям Маршалла-старшего было видно, что в его времена никто и не помышлял о здоровом образе жизни. Второй вывод проистекал из первого: мистер Маршалл — важная шишка в администрации города. Над его ремнём нависал живот, куда более вместительный, чем требуется рядовому служащему.
Подпись под фотографией гласила: «Томас М. Маршалл, 1941-2006». Из статьи Кит узнал, что Маршалл-старший стал членом Шотландской консервативной партии в семидесятых годах. Он посвятил политике тридцать лет, и двенадцать из них занимал кресло мэра Форт-Эндрюса. Чопорные дамы до сих пор тосковали по его правлению и писали в адрес Марка гневные комментарии на городском форуме. Чаще всего встречался лейтмотив «сын не оправдал ожиданий».
Да, дела.
Ночью Кит не мог уснуть. Он лежал, ворочаясь с бока на бок, и прислушивался к шорохам в доме. Было слышно, как в гостиной храпит Маргарет. Из комнаты Маршалла на первом этаже доносился шум — неутомимый безумец конструировал в ночи очередное изобретение. В комнате Джоанны было тихо — наверное, она засела за компьютер. Кит прислушивался, осознавая, что в любой момент может потерять этот дом и крышу над головой.
Не сегодня-завтра кто-нибудь поймает Кита с поличным. Книга полетит к чёрту, тридцать шесть тысяч фунтов помашут ручкой. Маршалл выставит Кита на улицу, а Джоанна спустит на него голодного ротвейлера.
Кит не мог потерять всё это. Перед ним только-только замаячил настоящий конфликт, подлинная история борьбы, успеха, накал семейных страстей, радостей и разочарований. С этим фоном книга про бизнес заиграла бы новыми красками. Киту нужно было срочно что-то придумать. Для начала разобраться в работе и узнать должность.
Первая идея была простейшей: запросить документы или покопаться в базе.
Поразмыслив, Кит понял, что на испытательном сроке это бесполезно. Никто не внесёт Кита в список сотрудников и не даст в руки контракт.
А сколько длится испытательный срок? Минимум месяц. И как работать тридцать дней, не зная даже своей должности?
Господи. Никак.
Оставался один выход — найти союзника. На ум приходил только Уиллард. На другой день Кит дождался обеда, поволок Уилларда в кафетерий и тихо сказал:
— Робби. Надо поговорить.
Они сели за столик. Уиллард выслушал молча. Он даже перестал жевать. Сидел и глядел на Кита вытаращенными от ужаса глазами. Потихоньку до него начала доходить суть дела.
— Ты шутишь?
— Нет.
— Чувак, пожалуйста. Скажи, что шутишь.
— Робби, я бы с радостью, но...
— Погоди-ка, — перебил Уиллард. — Ты хочешь сказать, что ты... ты даже не знаешь, в чём состоит твоя работа?
— Без понятия.
— И ты никакой не стажёр из Лондона?
— Ну почему же. Выходит, что стажёр. Но не совсем тот, которого вы ждали. Понимаешь, всё это смешная ошибка. Весьма удачная, однако...
Уиллард закрыл лицо руками и застонал в голос. На него оглядывались.
— Тшш, — одёрнул Кит. — Давай по-тихому.
— Поверить не могу! И ты молчал?!
— Слушай, ты сам меня пропихнул. Я пытался сказать, что это ошибка, но всё случилось так быстро…
— Ты мог бы отказаться!
— От тридцати шести тысяч? Я что, идиот, по-твоему?
— Ох, зато я идиот… Как я мог отправить тебя к Барбаре? Теперь она точно убьёт меня!
— Старик, хочешь верь, хочешь нет, но мне нужна эта работа.
— И ты ни хрена в ней не понимаешь!
— Говори тише!
— Барбара убьёт меня, — страдальчески повторил Уиллард. — Ты не менеджер, ты писатель! Господи, ты понимаешь, насколько это ужасно?
— Я пятнадцать лет писатель. Конечно, я понимаю. Хуже этого нет.
— Марк ненавидит писателей, — сказал Уиллард. — И журналистов. И блоггеров. Я слышал историю, как к нам приходил парень с радиостанции. Он хотел сделать программу о Маршалле-старшем и просил интервью, а Марк кинул в него цветочный горшок и сломал ему нос.
— Ничего, я куплю страховку, — бодро ответил Кит.
Но это не помогло. Уиллард выл, не переставая.
— Боже, боже, боже! Я и так уже сто раз облажался. Если Барбара узнает, что я лоханулся со ставкой стажёра… Она говорила, что у меня остался последний шанс. Ты был моим шансом. И я всё просрал!
— Эй, — Кит схватил Уилларда за руку. — Спокойно. Никто ничего не узнает. Надо действовать сообща. Узнай, пожалуйста, кем я работаю, а остальное — мои проблемы.
— Ты работаешь менеджером по джиару.
— И что, чёрт побери, это значит?
Уиллард уронил голову на стол и простонал:
— Боже мой, какой ты тёмный…
— Ты давай не ной, а объясняй по-человечески.
Уиллард поднял голову и посмотрел на Кита исподлобья.
— Джиар — это отношения с органами власти. Переговоры с муниципалитетами, подготовка документов… В нашем случае речь идёт о городских проектах. Мы же делаем уйму всего для города, а муниципалитет вставляет палки нам в колёса. Марк давно искал человека, который будет общаться с администрацией. Навигация. Таблички. Дорожные знаки. Марк мечтает изменить этот город, но кое-кто в муниципалитете считает, что он прыгает выше головы… Если что, я тебе этого не говорил, окей?.. Эй, ты вообще слышал меня?
Кита прошиб холодный пот. Он прирос к стулу и отсутствующим взглядом сверлил столешницу. В голове крутилось: придётся вести переговоры с государственными органами. Час от часу не легче.
— Чувак, — позвал Уиллард. — Не пугай меня так… Ты ведь не сбежишь?
— Куда я денусь…
— Пообещай, что не сбежишь и не признаешься! Иначе Барбара меня живьём съест.
— Как ты задрал меня со своей Барбарой!
Уиллард покраснел. Кит тут же раскаялся.
— Прости.
— Да нет, всё в порядке.
По его голосу было слышно, что это ложь. В сущности, Уиллард был нормальным парнем. Но при упоминании имени Барбары сразу превращался в идиота. Вся его жизнь мало-помалу превратилась в избегание увольнения. Больше всего на свете Уиллард боялся, что Барбара избавится от него, так и не дав ему шанса показать себя.
Кит угадывал эту болезнь с первого взгляда. Сам он этим не страдал, но видел симптомы множество раз и во множестве лиц.
— А давно ты с ней работаешь?
— Четыре месяца. А что?
— Да так, ничего.
После обеда они разошлись по своим местам, и Кит погрузился в увлекательный мир джиара. Проблемы Уилларда здорово отвлекали от паники. Кит читал статьи, копался на форумах, а задним числом думал: какая трагедия. Четыре месяца безответной влюблённости.
Бедный Уиллард.

@темы: Стажёр, Писанина, Ориджиналы

URL
Комментарии
2017-05-01 в 13:09 

Чарли
Merricat, said Connie, would you like to go to sleep? down in the boneyard ten feet deep!
уиии, новая глава!
Кит осваивается)))

2017-05-01 в 13:46 

Ну, чего встали? Allons-y!
Спасибо! :heart:

2017-05-01 в 13:58 

Lupulus
Это прекрасно! Удачи, Киту)

2017-05-01 в 16:17 

l-m
люблю молчать :)
Новая глава, как это прекрасно!
И конечно же, помочь Уилларду - это задача-вызов для начинающего джиар-менеджера!

2017-05-01 в 16:22 

Tounezz
Статус скво
:heart:

2017-05-01 в 18:45 

kotPhoenix
Чтобы его мучить, совести пришлось бы встать в очередь. (с)
В голове крутилось: придётся вести переговоры с государственными органами. теперь буду ждать этого чуть ли не больше любовной линии
писатель-неудачник и госаппарат! :vv:
и конечно же ура продолжению :heart:

2017-05-01 в 19:53 

Спасибо за продолжение!

2017-05-01 в 19:57 

Замечательная история! Спасибо за продолжение

2017-05-01 в 21:24 

R220h
Flesh and bone
Застал с четвертой главы и залпом проглотил уже написанные. Отличный текст, читаю с удовольствием, буду ждать проду) Диалоги Маршалла и Кита в третьей главе очень зашли.

2017-05-01 в 23:03 

nibling
ужасно интересно, что будет дальше!

2017-05-02 в 19:19 

Arctium lappa
Просто отлично) Спасибо за продолжение!

2017-05-03 в 07:47 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
andre;, огромное спасибо за новую главу! Я по ним скучала).

2017-05-03 в 11:37 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
— Иоанн Креститель не предсказывал будущее, — мягко поправил Кит. — Он только говорил, что грядёт мессия.
— Это его грохнули после заговора?
— Нет, сэр. Ему отрубили голову по просьбе принцессы Саломеи.

*уважительно* какой Кит подкованный в библейских сюжетах )))
Чудесная Джоанна - она мне нравится все больше и больше, хотя я надеюсь, что с веганством - это у нее быстро пройдет (бедный папа!)))

И да - удачи Киту, она ему понадобится ) Умному человеку никакой джиар не помеха - непременно должен освоить )
И, как я понимаю, именно он пойдет третьим на переговоры с трудными клиентами ) Будем ждать! )

2017-05-06 в 17:58 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Простите, что поздно отвечаю, что-то опять замоталась.
Спасибо всем огромное.

kotPhoenix, писатель-неудачник и госаппарат — это просто Чужой против Хищника)

sige_vic, в точку))

URL
2017-06-06 в 20:52 

GinGin Lolli
Вся современная экономика основана на поиске облегчения вовне(С)
Спасибо огромное за продолжение! Как же мне нравится, и как я наслаждаюсь каждой страницей!
Спасибо!!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная