23:58 

Стажёр, глава 5

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Наконец-то новая глава. К ней есть допы.

Название: Стажёр
Тип: ориджинал
Жанр: романтическая комедия, сатира и немножко драма
Рейтинг: R
Размер: макси (в процессе)
Саммари: ромком о писателе-неудачнике, эксцентричном дизайнере и шотландской глуши.
Глава 1 — roksen.diary.ru/p211461038.htm
Глава 2 — roksen.diary.ru/p211552959.htm
Глава 3 — roksen.diary.ru/p211905216.htm
Глава 4 — roksen.diary.ru/p212662001.htm

Глава 5

В пятницу случился форс-мажор. Кит дочитывал очередную статью о шотландских муниципалитетах, как вдруг за стеклянной стеной кабинета появились боссы.
— Кит! — прокричал Марк и постучал кулаком по двери. — Ты нам нужен!
Кит вышел в вестибюль. Марк и Барбара уже собачились. Сегодня Марк смахивал на британский флаг. У него были синие глаза, красное лицо и белые зубы.
— Он ещё не вник в задачи, — возмущалась Барбара. — Он стажёр, да и к тому же на испытательном сроке!
— А тебе нужна учёная степень, что ли? Глупостей не говори.
— Марк, мы не можем сходу вываливать всё это на мистера Андерсена...
— Кит отличный парень.
— Да, но…
Марк закатил глаза.
— Дорогая моя, скажи, как ты собираешься отправлять его в муниципалитет, если не пускаешь даже на такие встречи?
Барбара нахмурилась, взвесила в уме аргумент и повернулась к Киту. Её грозный вид не обещал ничего хорошего.
— Мистер Андерсен, через десять минут в переговорке. Клиент сложный, несколько раз переговоры срывались, руководство сменилось. Мы собираемся обсудить рекламу и упаковку молока. Марк хочет, чтобы вы присутствовали. Что думаете?
Киту стало не по себе.
— Ну, я... По правде сказать, это не совсем мой профиль.
— Вот видишь, Марк. А я что говорила?
Маршалл решительно возразил:
— Чушь. Смотри сюда, Кит. Мы тащим тебя на встречу ради массовки. Запомни одно правило: не спорь с долбозвонами. За всю встречу ты должен сказать две фразы. Знаешь, какие?
Кит предположил:
— «Здравствуйте» и «до свидания»?
Теперь уже Барбара закатила глаза. Маршалл растроганно улыбнулся.
— Гляди, Барб. Я же говорил, что он не полный придурок.
— Простите, мистер Андерсен.
— Всё в порядке.
— Значит, решено, — сказал Маршалл. — Идём в переговорку. Барб, я засекаю время: ровно час, как договаривались.
— Ладно, — сдалась Барбара. — Пойду принесу кофе. Мистер Андерсен, встретьте гостей, если появятся раньше.
Гости появились минута в минуту. Их было трое, и каждый немного смахивал на агента Смита из «Матрицы». Кит сказал заранее заготовленное «Здравствуйте» и провёл их в переговорку с табличкой «Пыточная».
Было светло и тихо. Сюда не просачивался шум из опен-спейса. По мнению Кита, вид из окна на холодный океан настраивал на философский лад, но гости были прагматичны без меры. Они уселись в кресла спиной к океану, вытащили из портфелей документы и чистые листы, а один из них даже достал из внутреннего кармана пиджака ручку «Паркер». Кит с некоторым беспокойством вспомнил, что под ботинками у него рваные носки.
Что до Маршалла, то его явно не тревожили формальности. Ничуть не стесняясь драных джинсов и чёрной кенгурухи, он сел за стол и с удовольствием откинулся на спинку кресла. Барбара принесла гостям кофе, включила проектор и подключила макбук. Она вывела на большой экран презентацию под названием «Маркетинговый план на первое полугодие». Маршалл скользнул взглядом по слайду и сразу потерял интерес. Это было слишком мелко для его широкой души.
Гости объяснили, что представляют маркетинговый отдел своей компании. Компания специализировалась на молочной продукции: ей принадлежали десятки ферм, два больших завода, сеть магазинов в Эдинбурге и на севере Англии. Молоко, йогурты, кефир, молочные десерты — всё это вдобавок экспортировалось в континентальную Европу.
Недавно у заводов сменилось руководство. В головную компанию пришёл новый маркетинговый директор. Это совпало с выпуском новой линейки продукции.
— Банановое молоко, — сказал агент Смит загробным голосом. — Источник здоровья, кальция и веселья…
Особенно веселья.
— Кроме того, мы также готовим к выпуску на рынок шоколадное молоко. Мы провели аудит рынка и сегментировали целевую аудиторию. Если говорить о конкурентоспособности, то в перспективе шести-восьми месяцев мы рассчитываем довести долю на рынке молочных продуктов Британии до шести с половиной процентов. Наш продукт отвечает всем стандартам. Сейчас мы изучаем каналы распространения готовой продукции и ведём переговоры с сырьевыми поставщиками. Маркетинговый отчёт также включает требования к визуальной коммуникации. Барбара, будьте добры…
Барбара нашла нужный слайд. На большом экране появилась фотография семьи за завтраком. В роли матери выступала белозубая фотомодель в бежевом свитере. Отец семейства, подстриженный по линеечке, смахивал на типичного менеджера среднего звена, а дети — шестилетний мальчуган и девочка лет четырёх — уже засветились в нескольких рекламах.
Фотография была щедро усыпана разнообразными плашками, жёлтыми ценниками, звёздочками и мелким текстом снизу. Крупная надпись в левом верхнем углу гласила: «Полезное лакомство для всей семьи».
— Как видите, утверждённая визуальная коммуникация обращается к образам семьи, пользы для здоровья и удовольствия от употребления продукта…
Барбара с опаской покосилась на Марка. Марк горестно вздохнул. Даже Кит понял: креативом это не назовёшь.
— Откуда это? — осведомился Марк.
Агент Смит сбился с мысли.
— Откуда что?
— Это, — Марк кивнул на экран. — Кто-то уже сделал вам макеты?
— Это маркетинговый материал для внутреннего использования, — вмешался другой Смит. — Руководство для подрядчиков.
— И чего конкретно вы ждёте?
— Мы ожидаем, что дизайнеры будут действовать согласно утверждённому плану коммуникации с потребителем. Нам нужна концепция наружной рекламы и дизайн упаковки.
Марк поморщился.
— У вас уже есть концепция, — он пренебрежительно кивнул в сторону экрана. — Возьмите её и не тратьте время.
Барбара резко перебила:
— Мистер Маршалл хочет лучше изучить вашу задачу.
— Нет, — возразил Марк. — Я хочу понять, зачем привлекать к этому делу наше бюро. Любая обезьяна может перерисовать рекламу под эту идею.
В переговорке стало тихо.
— Да тут и идеи нет, — добавил Марк. — Нет задачи, которую должен решить дизайнер. Всё уже придумано, осталось только открыть прогу и сделать макет для печати. Идите к фрилансерам — сделают дёшево и сердито.
Смиты замешкались. Один из них сказал:
— Мы рассчитываем, что вы возьмёте на вооружение наши наработки и…
— Какие наработки?
— Визуальную идентификацию.
— Вы про эту фотку с семьёй за завтраком? Включите телек, такая семья мелькает в каждой второй рекламе. Это что угодно, но только не идентификация. Она никак не выделяет ваш бренд, не задаёт стиля, не доносит идею…
— Маркетинговые исследования показывают, что потребитель...
— Потребитель не отличит вас от любого другого молока на полке. Честно говоря, я не вижу пользы от этого проекта.
— Пользы? — переспросил агент Смит.
— Ну да.
Лицо Барбары пошло пятнами. Стараясь спасти ситуацию, она завела разговор о том, что не нужно принимать поспешных решений. Но её никто не слушал. Марку удалось вывести из себя даже агентов Смитов.
— О чём речь? — вспылил один. — Мы платим вам огромные деньги!
— Деньги, — скучающим голосом повторил Марк. — Деньги — это очень важно, я понимаю… Бизнес, все дела. Но дизайнеры работают не только за деньги. Им нужна интересная задача, которую они смогут решить.
Смиты обескураженно молчали. Марк попробовал ещё раз.
— Послушайте. Допустим, я понимаю, зачем вы пришли к нам — хотите, чтобы к рекламе приложило руку модное креативное бюро. Окей, молодая аудитория это любит. Но в чём наш интерес?
Барбара собиралась пнуть Маршалла под столом, но промазала и ударила Кита каблуком по щиколотке. Кит тихо охнул.
— Только не надо опять про бюджет, — предупредил Марк. — Вы и сами понимаете, что такое имидж. Мы делаем концепции, которые привлекают внимание и становятся вирусными, а ваш случай — это не наш профиль. Я не готов менять специализацию ради одного заказа, пусть даже солидного по бюджету. Чтобы выдать результат, нам нужна внятно сформулированная задача и личный интерес. Здесь я не вижу ни того, ни другого.
Напряжённое молчание длилось секунд десять. Маршалл смиренно ждал, сцепив руки в замок. Казалось, его ничуть не волнует тревожная обстановка. Кит уже приготовился к скандалу, но тут один из Смитов сказал:
— Что ж. Нас предупреждали, что вы весьма... эксцентричны.
Маршалл азартно улыбнулся. На лице Смита читалось неприязненное выражение.
— Буду откровенен, лично я не понимаю, зачем вы нужны моему руководству. Нам поставили условия и назначили подрядчика. Не я принимаю решение об исполнителе.
— А кто? — спросила Барбара.
— Наш новый маркетинговый директор.
Барбара схватилась за соломинку.
— В таком случае давайте подключим его к переговорам.
— Все вопросы работы с подрядчиками проходят через нас, — объяснил другой Смит.
Барбара не сдавалась.
— Да, разумеется. Но здесь важны сроки. По нашему опыту, прямая коммуникация с лицом, принимающим решение, значительно ускоряет работу.
— Это невозможно.
— Да-да, я вас поняла. Но тем не менее. Вы ведь не хотите, чтобы проект затянулся из-за долгих согласований? Это никому не выгодно.
Барбара аккуратно перевела идеологический спор в сферу организационных вопросов. Теперь она говорила о контракте как о решённом деле. Марк поглядывал на часы.
В таком духе прошло ещё минут двадцать. Всеми правдами и неправдами Барбара добивалась встречи с маркетинговым директором, и в конце концов Смиты сдались. Они сказали, что в четверг директор уезжает, но в среду можно выкроить полчаса на скайп-конференцию. Марк встрепенулся.
— Для концепта нам нужны все вводные данные. Сегодня.
— Концепта? — переспросил Смит.
— Концепта, который мы покажем в среду вашему директору.
Барбара вытаращила глаза. Смиты тоже опешили.
— А вы успеете? — усомнился тот, что справа.
— Придумать концепт и набросать эскиз? Да, конечно, — он опять посмотрел на часы. — О, пора закругляться. Час прошёл.
Марк встал из-за стола и вскинул вверх руку в знак прощания.
— Значит, до среды. Андерсен, идём за мной.
Кит тоже встал, вежливо пожал руку каждому из Смитов и сказал:
— До свидания.
На лицо Барбары страшно было смотреть.

* * *

Выйдя из «Пыточной», Марк сразу же кинулся на лестницу к опен-спейсу. В нём проснулась жгучая жажда деятельности. Кит едва успевал за ним. Перемахнув через три ступеньки, Маршалл оглянулся и спросил:
— Ну, что думаешь?
— Я? Насчёт чего?
— Андерсен, не строй из себя тупицу. Что ты думаешь об этом проекте?
Кит притормозил, тщательно подбирая слова. Марк смотрел на него выжидательно и, как показалось Киту, с интересом.
— Мне… мне кажется… Есть некоторые риски, сэр.
— Не тупи, говори быстрее.
— Возможно, Барбара в чём-то права, и стоит сначала…
Маршалл устал ждать, махнул рукой и побежал вверх по лестнице.
— Сэр, я только хотел сказать, что…
— У тебя как со временем?
— Эээ... Да нормально.
— Держись рядом. Сейчас поболтаем с дизайнерами и обсудим кое-что.
Маршалл свернул в опен-спейс и громко хлопнул в ладоши. Люди, сидящие за компьютерами, обернулись.
— Так, ребята, бросайте всё и слушайте сюда. Вы мне срочно нужны. Джек, Лола, Элис… А где Фуллер? Срочно найдите Фуллера. Генри, Фил. Дайан, не мотай мне нервы! Оторвись от этих несчастных баннеров, есть задача получше. Андерсен, чего встал? Позови Уилларда.
Пока Кит искал Уилларда, Маршалл метался по опен-спейсу, как ураган по полю. В считаные минуты он развёл бурную деятельность. Происходящее сбивало Кита с толку, но дизайнеры ничуть не удивились. Кто-то развернул ватман на треноге. Маршалл бегло объяснил, в чём суть дела, и тут же завязалось обсуждение.
К тому моменту, когда Кит притащил в опен-спейс Уилларда, ватман был уже исписан бредовыми идеями. По мнению Кита, в этом потоке сознания невозможно было разобраться, но Маршалл обрабатывал информацию мгновенно — он принимал молниеносные решения, то соглашаясь, то отвергая, то кивая, то мотая головой.
Кит прислонился к стене, скрестил руки на груди и попытался вникнуть в брейншторм, но ему не хватало скорости реакции. Глаза у Маршалла сверкали; прилив адреналина омолодил его, разгладил морщинки на лице, и даже седины как будто стало меньше.
А ведь что-то в нём есть, вдруг подумал Кит. Не красавец, но сколько энергии! Она льётся через край, заражает других и волей-неволей приковывает внимание.
— Так, ребята, мы забыли про главное. Ещё раз: главное — молоко. Шоколадное и банановое. Ищем образ, сочный, понятный, и чтоб западал в душу.
— Молочные щёчки! — выкрикнула девица с короткими встрепанными волосами, подпрыгивая на стуле.
— Простовато. Дальше.
— Доярка с ведром шоколада!
— Провинциальная безнадёжность. Дальше.
— Молочная пенка на губах, — подхватил худосочный юноша в хипстерских очках. — Из банана.
— Стрёмно выглядит. Дальше.
— Корова в форме банана!
— Та же проблема — графически будет слабо.
— А как насчёт коровы в форме шоколада?
— Игра с формой — хорошо, но графика всё равно всё испортит. Забудь, Генри. Дальше.
— А может, банан с выменем? — робко спросила темноволосая девушка по имени Лола в растянутом свитере с котятами.
— А вот это уже что-то.
Маршалл щёлкнул пальцами и записал идею. Кит всё не мог оторвать глаз от него. Ловил взглядом каждое движение, а сам думал: как бы выразить это словом, на письме?
— Огромный летающий банан, — заворожённо повторила девушка. — С огромным выменем…
— Над полем, — подхватил Генри.
— И его доят!
Кит старался не представлять эту пугающую картину, но Маршалла она явно взволновала. Он даже раскраснелся.
— Так, ещё идеи?
— Нашествие бананов!
— Как зомби-апокалипсис!
Они здесь совсем чокнулись, решил Кит. Уиллард заметил выражение его лица и шепнул:
— Ни разу не был на брейнштормах?
Кит отрицательно покачал головой.
— Так, — сказал Маршалл. — Кое-что уже есть. Надо собирать материалы. Джек и Лола, вы вроде посвободнее? Надо договариваться насчёт пропусков, покупать билеты и ехать на производство. Возьмите камеру и снимите всё, что найдёте.
Дизайнеры разбежались по углам. Маршалл снял ватман с треноги и перевёл взгляд на Уилларда.
— Блестяще, сэр, — встрепенулся Уиллард. — Очень удачный брейншторм, спасибо, что позвали…
Маршалл перебил на полуслове.
— Ты слушал?
— Да, сэр. Каждое слово. Блестяще, блестяще…
— При чём тут блестяще? Я сказал, что ребята поедут на производство. Почему ты ещё здесь?
Уиллард стушевался.
— А… Да. Да, я… Вы… имеете в виду, чтобы я поехал с ними?
— Уиллард! — обессиленно крикнул Марк. — Я бы настучал тебе по мозгам, если б не знал, что это твоё самое слабое место! Пропуска и билеты.
— А, да. Уже бегу!
Уиллард пулей вылетел на лестницу. Там он столкнулся с разъярённой Барбарой, помертвел и кубарем скатился на первый этаж. Барбара тем временем добралась до опен-спейса и, завидя Марка, рыкнула:
— «Конечно»?! Ты сказал им «конечно»?
В этом дурдоме невозможно было находиться. Кит попятился к лестнице, надеясь, что его не заметят, но Марк успел цапнуть его за локоть.
— Барб, прости, у меня срочные дела с мистером Андерсеном.
— Сначала объясни, что это было.
— Всё потом, дорогая, обсудим потом... Дел по горло. Но я обязательно зайду к тебе!
Он утянул Кита на первый этаж. В обеденной зоне было не протолкнуться — сотрудники сбежались на ланч, и теперь Маршалл лавировал между заполненными столиками. Он так и не отпустил локоть Кита. Прикосновение пальцев жгло кожу сквозь рубашку. Коллеги за столиками оглядывались на Кита и шушукались, но Маршалл не замечал ничего необычного. Он втолкнул Кита в свой кабинет, захлопнул дверь и приказал:
— Сядь.
Кит послушно сел на диван.
В кабинете стало тихо. Стена, отгораживающая закуток от коридора, была очень толстой, и, как только дверь захлопнулась, из мира исчезли все лишние звуки. Океан за окном величаво серебрился под пасмурным небом; волны, никуда не спеша, медленно наплывали на скалы. Маршалл тоже успокоился. Притормозив, он медленно прошёлся по кабинету, сел в кресло у стола и надавил пальцами на глазные яблоки.
Кит терпеливо ждал, не сводя с Марка глаз.
Удивительно, до чего легко менялось настроение у этого парня — ещё минуту назад он бешено носился по офису, но вдруг выдохся и обессилел. Марк Маршалл оставался загадкой для Кита. Этот человек мог переворачивать чужие миры с ног на голову и ясно видел самое главное в своём бизнесе, но вместе с тем не справлялся с собственными эмоциями. Не осознавал, что зол или голоден, не умел отслеживать усталость.
— Сэр.
Маршалл поднял голову и посмотрел на Кита неосмысленным взглядом. Кит вспомнил, что ночью Маршалл тоже работает — из его комнаты постоянно доносится грохот, стук клавиш или шуршание обёрток.
Интересно, он вообще спит когда-нибудь? И сколько часов?
Надо будет вписать это в книгу.
— Хотите кофе? — мягко предложил Кит. — С сахаром.
Лицо Маршалла приобрело недоумённое выражение.
— Что?
— Я говорю — может, вам кофе принести? Или шоколада…
— Зачем?
— Ну, вы выглядите разбитым. Я подумал, вам станет легче, если поедите или выпьете кофе. Принести? Я быстро. Одна нога здесь, вторая там.
Брови Маршалла поползли вверх.
— Ты опять ко мне клеишься, Андерсен?
Кит возмутился:
— Что значит «опять»? Я к вам ни разу не клеился.
— Тогда что это такое — кофе, шоколад?
— Это глюкоза.
— Какая, нахрен, глюкоза?
— Слушайте, я просто пытаюсь вам помочь. Не хотите — как хотите.
Мысль о том, что кто-то может предложить помощь, не приходила Маршаллу в голову. Он покосился на Кита с недоверием и опаской, как смотрят на психически нездоровых людей.
— Ладно, забудьте, — сказал Кит. — Вы хотели поговорить о чём-то.
— А, да... Таблички. Пора уже дать тебе реальное дело. У нас как раз готовы первые прототипы для муниципалитета. Сейчас, погоди...
Маршалл вытащил из-под стола объёмистую коробку. У Кита засосало под ложечкой. Он даже подумал, не соврать ли что-нибудь нейтральное, чтобы сбежать в коридор, но сам себя одёрнул: не будь трусом. Сбежать всегда успеешь.
К тому же, чего греха таить, Киту было чисто по-человечески любопытно, что выдумал Маршалл.
— Вот, — Марк раскрыл коробку и разложил по полу куски картона и пенопласта. — Габаритные макеты. Пока что только эскизы, ищем форму и графику. Насчёт материалов ничего не ясно: ребята предлагают световые короба, но я за плексиглас со светоотражающими вставками. Тут загвоздка: световые короба сильно дешевле в производстве.
Кит привстал с дивана и присмотрелся к макетам. Перед ним на полу лежали дорожные знаки: переходный переход, парковка, поворот, односторонняя дорога. Форма символов была узнаваема и понятна. Любой, кто хоть раз гулял по улицам Великобритании и сидел за рулём, сообразил бы, что означают эти знаки.
Но в то же время привычные формы играли по-новому. Разница была в компоновке и отрисовке символов; Кит не мог сформулировать, в чём суть, но ясно улавливал, что эти дорожные знаки на на голову выше нынешних. Даже в виде эскизов они были хороши.
— Здорово, — искренне сказал Кит.
Маршалл будто не заметил комплимента. Он хмуро оглядывал эскизы, выискивая ошибки.
— Вот тут пока криво, но мы поправим. А вот здесь радиус сглаживания неприятный, какой-то искусственный. И форму односторонней дороги ещё надо искать, эта никуда не годится.
Кит с грустью подумал, что дизайнеры — страшные задроты. Нет чтоб порадоваться успеху — обязательно надо докопаться до мелочей и всё испортить.
— По-моему, они и так ничего.
— Это потому что ты не шаришь.
Вот опять начинается.
— Но глаза-то у меня есть, — возразил Кит.
— Чтобы стать дизайнером, глаз недостаточно. Нужны ещё мозги, руки, чувство прекрасного...
«И христианское смирение, чтобы вытерпеть ваш чудесный характер».
— Короче, Андерсен. Пора тебе ехать в муниципалитет.
— Мне?..
— Ну, это ведь ты наш джиарщик. Хотя бы в этом ты должен что-то шарить.
— А… Да. Да, конечно. Я просто не думал, что… эээ… так быстро…
— Тебя что-то смущает?
— Нет, — быстро солгал Кит. — Всё прекрасно.
— Отлично. Сейчас пришлю макеты тебе на почту.
Маршалл отвернулся к столу. По его виду было понятно, что он вновь погрузился в свои мысли. Кит взялся за ручку двери, но перед выходом вспомнил, что не спросил самое главное.
— Сэр… Один вопрос.
— Ну что ещё?
— С кем, говорите, нужно связаться?
— А я что, не сказал? — Маршалл легкомысленно махнул рукой. — С мэром... Ну, чего встал? Иди, расскажешь потом, как прошло. Три дня тебе хватит?

* * *

Три дня. Три грёбаных дня. Господи боже, зачем Кит только связался с этим шизанутым Маршаллом. Как теперь выкручиваться, куда бежать?
Оказалось, до мэра городка было не так-то просто добраться. Его звали Шон Кэмэрон, ему было пятьдесят шесть лет, и он славился своей способностью держаться за кресло, не проводя в городе никаких реформ. Кит загуглил телефоны администрации и от отчаяния обзвонил все доступные номера, но каждый раз его вежливо посылали, принимая за коммивояжёра или торговца страховками. Администрация не горела желанием обсуждать городские проекты. Кит звонил секретарям, ассистентам и замам, а также писал в форму обратной связи на городском сайте — ужасном, как вся его жизнь. Всё было напрасно. Кит раздобыл электронную почту секретарши мэра и решил отправить ей коммерческое предложение. Дело осложнялось тем, что Кит ничего не понимал в ценах и не знал, о каких суммах идёт речь. Маршалл не сказал об этом ни слова, а у Барбары был такой дикий вид, что Кит побоялся приставать к ней с вопросами.
Ладно, подумал Кит. Всё равно на первой встрече о деньгах не разговаривают. Эту святую истину он усвоил ещё в ту пору, когда выбивал гонорар с издательства. Сначала нужно принести книгу, а уже потом торговаться за каждую строчку.
Ночь Кит провёл, сочиняя письмо секретарше. Три первых версии он стёр, но к чётвёртой кое-что начало проклёвываться. Утром Джоанна накормила его несъедобным пирогом с брокколи, всучила поводок и попросила выгулять Маргарет. Кит слишком устал, чтобы сопротивляться. На автомате он подошёл к спящему ротвейлеру, нацепил намордник на нос и щёлкнул карабином. Маргарет свирепо зарычала во сне, разлепила один глаз и уставилась на Кита. Её взгляд говорил: дорогой гость, только попробуй дёрнуть за поводок — и я откушу тебе голову.
— Да я тебя сам сожру, — огрызнулся Кит и потащил Маргарет на задний двор.
Весу в ней было килограмм пятьдесят, а упрямства — все семьдесят. Маргарет рычала, Маргарет скулила, упиралась лапами в порог и зловеще чавкала слюнями, но Кит не подддался на провокации и всё-таки довёл её до клумбы. Там они остановились, чтобы перевести дух. Теперь Маргарет посматривала на Кита с любопытством. В фауне случился некий переворот, и цыплёнок вывел лису на прогулку.
— И без тебя тошно, — поделился Кит и подопнул камешек.
Маргарет понимающе заурчала и от наплыва солидарности дружелюбно пописала в цветочки. Кит немного воодушевился. Ему удалось справиться с ротвейлером — так неужели он не справится с мэром!
К обеду того же дня Кит понял: мэр намного сложнее собаки. Кит приехал к зданию администрации. Краснокирпичный дом по соседству с церковью был открыт для посетителей, но в первом же кабинете Кита развернули, едва услышав словосочетание «бюро Мистер Харрис».
Третий заместитель мэра заявил, что коммерческие предложения принимаются только по почте в срок от двенадцати дней до четырёх месяцев. Второй заместитель сказал, что мэр в отъезде. Первый — что мэр принимает граждан в чётные летние дни, выпадающие на новолуние. Секретарша, консервативная и солидная женщина за пятьдесят, наморщила нос и неприязненно переспросила:
— Снова дизайн-бюро?
По её тону было понятно, что нет зверя хуже дизайнера. Разве что сайентолог-бэдэсээмщик, обколотый марихуаной.
Кит юлил, улыбался, пускал в ход обаяние и всё-таки добился приёма у мэра, но по расписанию приём был через две недели, а Маршалл выделил на эту встречу всего три дня. И второй день уже подходил к концу.
Наконец Кита выпихнули из кабинета секретарши. В коридоре он столкнулся со взмыленным молодым человеком разгильдяйского вида. Юноша праздно шатался от стены к стене, прижав трубку к уху. Из трубки раздавался басовитый крик, до того могучий, что было невозможно расслышать отдельные слова. Выйдя на улицу, Кит сверился с часами; было уже семь вечера, и на другой стороне улицы прямо напротив церкви загорелась неоновая вывеска единственного бара в Форт-Эндрюсе.
Кит перешёл дорогу, заглянул бар и сел за стойку. Он заказал холодного тёмного пива и несколько минут молча пил, размышляя, что теперь делать. Вдруг на соседнее место плюхнулся парень из администрации. Сокрушённо мотая головой, он приговаривал:
— Ну папаша, ну даёт…
Глотнув пива, он не успокоился, а только распалился. Очевидно, он был из тех, кого тянет поговорить в любой ситуации. В поисках собеседника он обратил внимание на Кита и с чувством сказал:
— А мой-то папаша опять всю кровь выпил! Я ему говорю, что поступлю в Эдинбург, а он знай себе орёт и ни одному слову не верит.
— Да, — согласился Кит. — Печально.
— Печально — не то слово! Досталось же счастье. А ещё говорят — хорошо жить, когда твой батя в верхах. Три ха-ха.
Кит выпрямился на стуле и вгляделся в собеседника повнимательнее.
— Мы, кстати, незнакомы. Кит Андерсен.
— Райан Кэмэрон.
Сердце у Кита подскочило к горлу.
— Так вы сын мэра?
— А вы не местный, что ли?
— Нет, я из Лондона.
— Из Лондона, — с завистью протянул Райан. — То-то я слышу, акцент у вас какой-то странный.
По мнению Кита, акцента у него не было вообще, зато все остальные говорили так, будто жевали камни. Естественно, вслух он ничего такого не сказал, а только придвинулся поближе к Райану и приготовился внимать чужому горю.
А горя было сколько угодно. Уже на втором бокале, не стесняясь в выражениях, Райан выложил Киту всю свою жизнь. Оказалось, что Форт-Эндрюс давным-давно стоит у него поперёк горла. Папаша-мэр спит и видит, как бы из сынка получился приличный человек, но с приличиями отчего-то не срастается. По велению властного родственника Райан пробовал поучиться на юриста и госслужащего, но дважды бросал учёбу, не в силах вынести ненавистной бюрократии. Папашина должность нанесла непоправимый вред его психическому здоровью, и теперь у юноши осталась одна дорога — художественный колледж в Эдинбурге.
По этому поводу в семье разразился грандиозный скандал. Райан с боем добился своего, но дело осложнялось тем, что при поступлении колледж требовал портфолио — участие в каком-нибудь ярком и креативном проекте. С креативностью у Райана было туго. До поступления оставалось всего-ничего. Теперь Райан причитал, что папаша точно утопит его в океане, когда очередной амбициозный план накроется медным тазом.
— Если он меня утопит, я застрелюсь! — патетически воскликнул Райан и в доказательство своих слов вытащил из кармана маникюрные ножницы.
Кит мягко отобрал у него оружие и положил на стойку. В голове горела лампочка: «Удачный шанс».
— Дружище, ну зачем же так убиваться… Разве это проблема — портфолио?
— Ещё какая проблема! Где я его здесь возьму? В этой дыре одно дизайн-бюро, и там меня послали!
— Ты что-то путаешь. Наверное, речь не идёт о мистере Маршалле…
— Маршалл назвал меня медузой, — грустно сказал Райан. — Говорит, у всех животных голова и жопа находятся в разных местах, а у медузы в одном и том же…
Да уж, подумал Кит. Это наверняка Маршалл.
— А ещё он сказал, что хрена с два я куда-нибудь поступлю. Типа, последний раз я кого-то обгонял, когда рвался к яйцеклетке…
Точно Маршалл. Без вариантов.
— Дружище! — повторил Кит и хлопнул Райана по плечу. Райан поперхнулся пивом. — К чему старые обиды? Бюро как раз набирает стажёров. Посмотри на меня — я сам стажёр. Уверен, что и насчёт тебя можно договориться.
В глазах Райана зажглась надежда. Он посмотрел на Кита неверящим взглядом.
— Я в этом даже не сомневаюсь, — твёрдым голосом добавил Кит. — Бюро очень нужны упоминания в прессе. А ты… Ну, понимаешь… Это ведь очень почётно, когда стажёр из бюро поступает в художественный колледж Эдинбурга. Если у тебя всё получится, бюро будет только в выигрыше. И никто не в накладе.
— Серьёзно?
— Зуб даю. Не вижу причин, по которым тебя бы не вписали в проект. Вот, скажем, дорожные знаки. Ты знаешь, что сейчас идёт обсуждение новых дорожных знаков Форт-Эндрюса? Такой проект на дороге не валяется.
— Это точно, — согласился Райан. — Я ни в одном городе не видел такого, как у нас. Городской дизайн — это жуть как круто.
— А я о чём? Тебя оторвут в Эдинбурге с руками. Глазом моргнуть не успеешь, как пройдёшь собеседование с профессурой.
Райан расправил плечи и приосанился. По глазам было видно, что он уже мысленно перенёсся в тот день, когда свалит из Форт-Эндрюса и поступит в колледж. Вообразил толпы девчонок, восхищающихся юным и успешным дизайнером. Ему мерещились слава, деньги и сад земных наслаждений.
— Одна беда, — ввернул Кит, — этот проект пока что не перешёл на согласование. Но, как только мы добьёмся встречи с твоим отцом… ну, месяца через два, наверное… вот тогда сразу дело сдвинется с мёртвой точки. Ты можешь подождать два месяца?
Взгляд Райана слегка потух, но через минуту разгорелся с новой силой. Кит с огорчением подумал: чувак, ну до чего же ты медленно соображаешь.
Видит бог, иногда он понимал Маршалла. Скорость — это всё.
— Кит, Кит! У меня отличная идея! Давай я просто позвоню папаше и попрошу перенести эту вашу встречу.
— Ну, если ты сам этого хочешь… Сам-то я, конечно, не настаиваю, мы и подождать можем…
— Фигня вопрос, — воодушевлённо сказал Райан. — Завтра он тебя примет. Приходи к обеду, ладно?
— Как скажешь, старик. Как скажешь.

@темы: Писанина, Стажёр

URL
Комментарии
2017-06-20 в 09:01 

kotPhoenix
Чтобы его мучить, совести пришлось бы встать в очередь. (с)
Кит тоже встал, вежливо пожал руку каждому из Смитов и сказал:
— До свидания.

молодец :lol::lol::lol:

Теперь Маргарет посматривала на Кита с любопытством. - очаровательный у них там дурдом :facepalm::lol:

2017-06-20 в 20:56 

ulen
классная история!))

2017-06-21 в 00:26 

Имеющий имя
лекарство от любой болезни - ты сам
Ыыы, спасибо!

2017-06-21 в 07:24 

jude s.f.
– То есть в целом, – наконец говорит Джуд, – в целом ты утверждаешь, что я – Новая Зеландия.
andre;, работаю в веб-студии, периодически бываю на переговорах, поэтому на сцене с агентами Смитами просто рыдала. Это очень правдоподобно %)

2017-06-23 в 23:21 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Да из Кита по всему выйдет отличный джиарщик — такие успехи уже делает)
Банан с выменем — это сильно)
И даже романтика с появлением желания комфортить потихонечку возникает))

2017-06-24 в 18:08 

взъерошенная сова
рыба, которая лазила по деревьям
это прекрасно)))

2017-06-25 в 01:09 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Спасибо огромное))

URL
2017-06-26 в 21:29 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
andre;, спасибо за главу!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная