14:43 

Напарник, глава 2

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Название: Напарник
Фандом: Марвел, пост-Гражданка
Герои: Стив Роджерс, Тони Старк, в эпизодах Т'Чалла
Рейтинг: PG-13
Жанр: экшн, драма, броманс
В предыдущих сериях: часть 1

Стив выбрал этот бар, потому что здесь был телевизор. Бармен, стоящий за обшарпанной стойкой, больше интересовался политикой, чем спортом, поэтому с экрана не сходили новости. Стив сел поближе к телевизору, нацепил очки и натянул на голову капюшон кенгурухи.
Выпуски международных новостей на английском языке чередовались с местными новостями. Ваканда вышла на международную арену, но новый король не спешил ехать на заседания Совбеза ООН. Он давал комментарии на родном языке и строго в своей резиденции. Эти заявления любезно сопровождались субтитрами на английском, что можно было бы счесть жестом доброй воли.
В остальном Т'Чалла был непреклонен.
— Операция длится больше тридцати часов, и пока что наши многоуважаемые союзники не добились каких-либо существенных результатов. Я хочу подчеркнуть, что Ваканда всегда дружественно встречала инициативы правительства США. Мы пошли навстречу нашим партнёрам и даже подключили к поискам Стива Роджерса нашу полицию.
Бармен что-то пробурчал, протирая тряпкой стойку.
— Однако, — продолжил Т'Чалла, — наши партнёры считают, что этого недостаточно. Они просят разрешения удвоить состав группы захвата и стянуть в Ваканду военные подразделения. Мы понимаем и поддерживаем стремление США поймать Стивена Роджерса, но я должен заметить, что по нормам международного права это расценивается как военное вторжение.
Мужик, сидящий через один стул от Стива, сказал что-то про Кению. Они с барменом вступили в оживлённую дискуссию. Стив понимал отдельные слова, мысленно достраивая всё остальное. Бармен считал, что Капитан уехал в Эфиопию — мол, оттуда легче сбежать на север, — а его собеседник настаивал, что было бы умнее затеряться в Кении. Там же куча заповедников. Притворишься туристом на сафари, и никто даже не проверять не будет.
Т'Чалла, между тем, продолжал:
— Сегодня утром я дал разрешение продлить операцию до семидесяти двух часов. После этого все иностранные спецподразделения должны будут покинуть территорию страны — с Роджерсом или без него.
Стив читал с экрана быстрее, чем король говорил. Дочитав, он уставился в стакан. На дне плескался виски. Стив хотел заказать что-нибудь безалкогольное, но решил не выделяться.
Ай да Т'Чалла. Вот у кого стоит поучиться. Его высочество виртуозно лавировал между собственными интересами, просьбой Стива и требованиями Пентагона. Ни словом, ни жестом не дал понять, что знает об этом деле больше, чем говорит. Стив не любил изворотливых людей, но поведение Т'Чаллы обнадёживало. Стив надеялся, что, когда дело коснётся Баки, его высочество проявит ту же предусмотрительность и дипломатичность.
Вот бы все были такими.
Говоря «все», Стив подразумевал Тони.
Он весь день ждал сообщения. Сгодилось бы что угодно. Саркастический комментарий по поводу виски, упрёк в технофобии, совет в приказной форме. В отсутствии эсэмэсок Стива одолевали мрачные мысли: он гадал, зачем Старк в это втянулся, и насколько он рискует. Не было возможности сказать «Спасибо» и спросить, что происходит. Писать на бумажках и подносить бумажки к камерам было небезопасно: Стив мог задействовать эти каналы связи только тогда, когда был уверен, что они под контролем Тони. Оставалось только ждать.
Но что, если ждать нечего? Что, если Старка уже отследили военные, и прямо сейчас он сидит под стражей за пособничество военному преступнику?
Впрочем, нет. Маловероятно, что Тони под стражей. В технологиях он разбирается намного лучше, чем люди из Пентагона. Наверняка он заранее запутал следы и подстрелил соломку.
С другой стороны, осторожность — не его сильная сторона. Слишком часто Стив видел, как у Старка едет крыша. С него сталось бы провести безумный и самоубийственный манёвр, забыв о последствиях.
Ладно, хватит. Роджерс, ты сроду не был паникёром, так не надо и начинать. Старк не пишет, потому что нет необходимости. Ты ушёл от преследования, а значит, тебе не нужна помощь.
Да, но... Тони мог бы написать и без повода.
Брось. Что за сентиментальность? Отвык от одиночества — привыкай заново.
Дело не в одиночестве, подумал Стив. Я просто устал воевать.
Надо же, как бывает. Действительно устал. В другой раз Стив не стал бы прятаться от преследователей, а пришёл бы к ним сам, да ещё сколотил команду для сопротивления. Он искал войну, сколько себя помнил, и на войне чувствовал себя живым и нужным.
Его доконал день, когда он начал воевать со своими. Если бы не это, до сих пор бегал бы с щитом и горя не знал.
Стива тронули за плечо. Он вздрогнул и посмотрел на бармена. Перегнувшись через стойку, бармен что-то говорил про виски. Кажется, он хотел спросить, повторить или нет. Стив помотал головой, и тогда бармен всмотрелся в него повнимательнее.
— Американ? — осведомился он с проблеском подозрения.
И опять началось.

* * *

— Да поймите наконец! Я играл по вашим правилам, подписал это сраное соглашение…
— Какое-какое соглашение? — переспросил генерал Росс.
Тони прижал наушник к уху, глубоко вдохнул и чётко, как по бумажке, произнёс:
— Мы договаривались, что комиссия будет регулировать действия Мстителей в случае угрозы. Сейчас ни о какой угрозе и речи не идёт.
Наушник взорвался протестами.
— Как это не идёт? А военный преступник, разгуливающий среди гражданских, — это не угроза?
— Роджерс никого не убил и нигде не засветился. Если он чему-то и угрожает, то только вашему предвыборному рейтингу.
— Не надо истерик.
— Что вы, я даже не начинал. Хочу, чтобы мы поняли друг друга. Я не собираюсь участвовать в этом цирке с Вакандой и не собираюсь давать комментарии в прессе.
Генерал разразился гневным рокотом.
— Старк, вы обязаны следовать условиям соглашения! Вы будете делать то, что я скажу. Это не обсуждается. В операции я готов обойтись и без вас, но люди должны знать, что мы используем все ресурсы. Так что идите к прессе и скажите им, что вы поможете нам искать Роджерса, а иначе…
Тони зажмурился до красно-зелёных пятен. В эту минуту он отлично понимал, что чувствует Беннер перед тем, как перевоплощается в Халка.
— Что иначе?
В наушнике возникла заминка — то ли связь барахлила, то ли Росс задохнулся от бешенства.
— Что иначе? — повторил Тони.
— Я заявлю в прямом эфире, что вы отказываетесь сотрудничать с правительством.
Видимо, Росс рассчитывал, что собеседник испугается скандала. Политики как дети: для них нет хуже наказания, чем публичный выговор.
— Сенсация века, — скучающим тоном сказал Тони. — Старк ведёт себя, как мудак. Первый случай в истории. Давайте приспустим флаги по этому поводу…
— Ваша репутация висит на волоске. Все знают, что вы упустили Роджерса.
Да уж. «Упустил» — лучше и не скажешь.
— Старк, я иду вам навстречу…
— Ой, правда, что ли? Вот спасибо.
— Я даю вам шанс исправиться.
— Вы приказываете, — поправил Тони.
— И, как Мститель, вы обязаны подчиниться.
— Новости, что ли, не смотрите? Я в отставке.
Тони нажал на кнопку «Сбросить вызов». Несколько минут было тихо. Наслаждаясь тишиной, он встал и с удовольствием прошёлся по мастерской, разминая ноги.
Целый день Тони потратил на переговоры — сначала ездил на встречи и лицом к лицу убеждал военных сбавить обороты, затем созванивался с Хэппи и решал вопросы с Паучком, а под конец поругался с Россом. Это сулило ему тысячу проблем, но он не чувствовал себя виноватым. Злился, разве что. Больше на себя, чем на Росса. Ввязался в новый политический замес — и ради чего?
Будем честны — Стиву Роджерсу плевать. Он не оценит усилий, даже не спросит, во что встала эта авантюра. В его мире главное — это долг, и все друг другу что-то должны.
— Мистер Старк, — сказала Пятница, — вам стоит взглянуть на сводки.
— Кэп опять во что-то вляпался?
— Да, сэр. Но ситуация не критическая. Его узнали в баре, но мистер Роджерс ушёл раньше, чем приехала полиция.
— Хвост есть?
— Нет, сэр.
— Пострадавшие?
— Мистер Роджерс не ввязывался в драки.
— Тогда в чём дело?
— Я могу ошибаться, но мне кажется, что он оставил вам сообщение.
От удивления Тони перестал наворачивать круги по мастерской и остановился. Он специально подключил к каналу связи новый алгоритм шифрования, чтобы не дать военным отследить сигналы.
— Да ладно? И как он обошёл алгоритм?
Пятница невозмутимо ответила:
— Мистер Роджерс взял баллончик у граффитиста и написал сообщение на стене. Хотите взглянуть, сэр?
Вдруг потянуло выпить. Если Кэп догадался — а он, конечно же, догадался, — сейчас начнутся нравоучения. Тони, не делай то, не делай сё, сиди тихо и не выкаблучивайся. Говорят, что в одну реку дважды не войдёшь, но есть реки, которые не меняются.
Отношения с Кэпом — это пытка. Даже если просто читать сообщения — всё равно пытка.
— Сэр?
— Да. Покажи запись.
Тони подошёл к столу и взглянул на экран. В грязном переулке между мусорными баками стоял высокий человек в капюшоне и выводил на стене буквы баллончиком: «С тобой всё в порядке?»
Да чтоб тебя.

* * *

Стив отдал баллончик граффитисту, отошёл в безопасное место и прождал около часа. В голове роились неприятные мысли. Может, вернуться и приписать в конце обращение? Не просто «С тобой всё в порядке?», а «С тобой всё в порядке, ТС?».
Стив уповал на то, что Старк в фоновом режиме мониторит обстановку с городских камер, а система разпознавания реагирует на триггеры. Инициалы — это мощный триггер, Пятница не пропустит. Жаль, что идея слишком раскованная. Если генерал Росс не дурак, он тоже запросит записи с камер наблюдения. Написать «ТС» — значит подставить Старка.
Аппаратные интриги давались Стиву трудно; что ни говори, а в закулисной политике он смыслил очень мало. Не привык к тайнам и секретности: всё, что не делал, делал открыто, и до недавнего времени об этом не жалел.
На восточной окраине города ближе к дороге стояли щиты с облупившейся жёлтой краской: «Внимание! Опасное излучение». В прежние времена здесь хранили шахтовое оборудование по добыче вибраниума, и, хотя металл давно вывезли, инфраструктура сохранилась. По периметру забора висели камеры, работающие через раз, а склад производил впечатление покинутого, но не заброшенного. Черные Пантеры зорко следили за всем, что касалось вибраниума, даже если склад не использовался по назначению.
Стив не хотел в очередной раз пользоваться ресурсами Т'Чаллы, но было бы глупо ночевать на открытой улице. Он надеялся, что люди Т'Чаллы не сдадут его Интерполу, если заметят, однако надежда была весьма призрачной.
С наступлением темноты Стив перелез через ограду, затаился в тени за складом и дождался, когда пожилой охранник обойдёт территорию. Осмотрел здание по периметру: все двери закрыты. Пришлось выбить локтем стекло на первом этаже. Сначала Стив удивился, почему не сработала сигнализация, но затем услышал знакомую трель. Он залез в карман, вытащил телефон и посмотрел на экран.
«Везде тебя страховать надо».
Из груди вырвался вздох. Сработало. Тони жив, здоров и всё так же невыносим. От облегчения даже голову повело. Стив привалился к кирпичной стене, выравнивая дыхание.
Отдышавшись, он перелез через осколки и втащил сумку с вещами. Бесшумно ступая по пыльному полу, обошёл несколько залов на первом этаже. То, что надо: тихо и спокойно. Стив поставил телефон на беззвучный режим, и тут же пришла новая эсэмэска.
«Я нашёл чертежи. В западном крыле есть выход водопровода».
Удивительно, как Тони Старк умудрялся думать на два шага вперёд при полном отсутствии стратегического мышления.
Стив достал из сумки фонарик и пошёл на поиски. Скоро он нашёл ссохшуюся деревянную дверь. Толкнул плечом — проём осыпался пылью, но дверь поддалась. Луч фонарика выхватил из темноты старую тахту, столик и стул.
Наверное, когда-то здесь сидел дежурил охранник или заведующий складом. Пыль кружила в воздухе, танцуя под светом фонарика. Справа за тахтой виднелось тёмное пятно на полу, по форме напоминающее след от шкафа или холодильника, а за ним — ещё одна дверь.
Стив толкнул её и оказался в душевой. Здесь стоял унитаз, раковина и душевой поддон. Под потолком висела лейка. Стив положил телефон на раковину и наугад провернул кран, ни на что не надеясь. Лейка выплюнула ржавчину и вдруг окатила Стива прохладной водой.
Стив поставил фонарик за смесителем, направив луч света на потолок. Стало чуть светлее. Стив разделся и встал под душ. Прохладные струи жалили кожу; он растёр плечи, чтобы было не так холодно.
В этом огромном здании он был совершенно один, и только экран телефона, лежавшего на раковине, слабо светился в темноте, обозначая хоть какую-то связь с внешним миром. Все остальные связи Стив оборвал сам, надеясь, что однажды сможет к ним вернуться. В нём жила иррациональная уверенность в том, что нынешние неприятности — это временно. Бегство — временно; проблемы с государством — временно; тупик с красной книжкой — временно.
Но, если это временно, то что же тогда постоянно?
С тех пор, как его нашли во льдах, в жизни Стива не было ни одного спокойного месяца. Он провёл почти пять лет в чужом времени и чужом мире, но так и не нашёл себе места — ни материального, ни абстрактного. Если ты пять лет живёшь на пороховой бочке, не стоит прикрываться ярлыком «временно». То, как ты проводишь каждый день, — это и есть твоя настоящая жизнь.
Стив прижался лбом к кафельной плитке на стене. Хорошо, что здесь нет ни камер, ни зеркала. Можно минутку побыть слабым. Теперь это ощущение почти забыто, но в детстве и юности Стив был слаб, как котёнок. Бывали дни, когда он не мог поднять чашку с чаем — пальцы тряслись, как у больного Паркинсоном.
Он думал, что тело — это клетка. Иногда просторная, но чаще всего тесная. Стив отказывался признавать клетку частью себя самого; он искал ключ к свободе и способ превозмочь то, чем наделён от рождения.
Теперь, по прошествии стольких лет, он не мог внятно ответить на вопрос, получилось или нет.
В музее Капитана были стенды, посвящённые детству Стива. Они рисовали красивую историю о том, как человек делает себя сам, не сдаваясь и не опуская рук. Посетители, расхаживающие по залам, смотрели на фотографии, вчитывались в пометки и в архивные документы. Каждый думал: у Роджерса получилось — значит, получится и у меня.
Боже, какой грандиозный обман. Красивый фасад, киношная картинка, а за ней кровь, пот и грязь, погоня, отсутствие личной жизни, заброшенные склады без горячей воды и крах самоидентификации. Музей не объяснял главного: большую часть жизни Стив Роджерс прожил бессильным, немощным, недовольным собой мальчишкой. У него были постоянные проблемы, и он не больно-то хорошо понимал, как жить в согласии с собой. Ему подвернулся шанс исправить что-то в материальном мире, но внутри, за фасадом, ни черта изменилось. Он оставался тем же парнем, который не знает, как встроиться в реальность; тем, кто охотнее пойдёт на войну, чем найдёт работу; тем, кто больше ценит жизнь окружающих, чем свою собственную.
Что оставалось-то? Отказаться от предложения доктора Эрскина — чтобы что? Какая у него была бы жизнь без эксперимента по созданию суперсолдата?
Он бы снова и снова пытался обмануть медкомиссию; поездил бы по разным штатам, нигде не находя себе места. Чтобы не умереть с голоду, подрабатывал бы карикатуристом в газетах, не рассчитывая на успех. Таланта не хватило бы.
Баки ушёл бы на фронт и нашёл там смерть. Никто не спас бы его из плена. Пытаясь справиться с чувством вины, Стив ходил бы к его родителям. Пил бы чай за столом с миссис Барнс, боясь посмотреть ей в глаза. В висках стучала бы мысль: это я должен быть на месте Баки. Но кто ж меня возьмёт? С врагом бьются сильные и здоровые. Слабые и хилые сидят дома, коротая дни в ожидании смерти, приходящей естественным путём. Вот и ты не рыпайся.
При хорошем раскладе Баки бы вернулся домой живым. Немного потрёпанным, но в целом здоровым. Он бы женился, завёл детей. Стив, конечно, подвязался бы в крёстные отцы и однажды стал тем самым чахлым дядей в чужой гостиной, который вечно ходит на семейные праздники и сидит в конце стола с неприкаянным видом.
Что ещё? Захудалая работа на окраине Бруклина, проблемы с сердцем, прогрессирующая астма. Собственная семья? Нет, это вряд ли. С таким характером семью не заводят — друзей-то можно по пальцем пересчитать. Экономический подъём в пятидесятых поддержал бы шаткое жизненное положение Стив, позволив протянуть ещё немного. Денег на нормальное лечение у него отродясь не было, как не было и возможности их заработать. К началу шестидесятых он бы наверняка схватил сердечный приступ и тихо умер в маленькой, бедненькой и чистенькой квартирке. Баки — к тому времени зрелый, умный, вполне успешный мужик без лишних заскоков, — по старой дружбе организовал бы хорошие похороны. Но на них некому было бы прийти.
Такова правда. Невыносимая реальность; думать о ней так омерзительно именно потому, что она правдива. Некоторые умеют петь, некоторые делают отличную мебель, создают скульптуры, пишут книги, ведут переговоры, зарабатывают свои деньги или считают чужие. Некоторые борятся за права, некоторые строят города, дороги, космические корабли. Некоторые воспитывают людей, а некоторые создают их. Что до Стива, то он отлично умел жертвовать собой и убивать плохих парней.
Больше ничего. Вообще ничего.
Стив закрутил кран и отряхнулся, как собака. От холода его потряхивало. Или не от холода? Да какая разница.
Он вытащил из сумки запасную футболку и спортивные штаны. Оделся, взял телефон и фонарик, вышел в подсобку и лёг на тахту. В воздух поднялись облачка серой пыли. Стив погасил фонарик и в полной темноте смотрел в потолок, жалея, что погоня временно прекратилась. Сейчас она была бы очень кстати. Международная операция создавала приятную иллюзию, что Стив занят чем-то важным. Когда за Стивом гнались, ему писал Тони. Можно было представить, что всё осталось как прежде.
Экран телефона вспыхнул белым светом. Стив сощурился и прочитал сообщение.
«Забыл спросить, какого хрена ты делаешь в Ваканде. Опять прячешь своего наёмника?».
Да, мысленно ответил Стив. Опять прячу. И буду прятать столько, сколько нужно.
«Впрочем, это не моё дело. Ты очень чётко дал это понять».
Стив тяжело вздохнул, откинул голову на тахту и поднял телефон так, чтобы видеть экран. Эсэмэски приходили не переставая, иногда с опечатками и дурацкими восклицательными знаками. Похоже, Тони отказался от диктовки и печатал вручную.
«Знаешь, а рёбра почти уже зажили. Спасибо, что помог протестировать костюм!»
«Ты з-ззнал, что вибраниум даже при небольшом замахе пробивает три слоя титанового сплава?»
«Иногда всё ещё хочется дать тебе в зубы»
«Надеюсь, ты доволен. Добился, чего хотел?»
«Надеюсь, ты, блядь, счастлив!»
«Нет, правда, и чего ты этим добился?!»
«Ещё и строишь из себя хорошего парня. Второй раз я на это не куплюсь»
«А главное, что меня удивляет, — как ты умудряешься всегда оставаться в белом»
Стив зажмурился. Думал, что будет злиться, но почему-то не злился. Его вдруг пронзило сложное и тяжёлое чувство — сочувствие. Старку было так паршиво, что Стив чувствовал это сквозь часовые пояса и тысячи километров.
Да, Старк перегибал палку. Как и всегда. Да, он тоже не был безгрешен, наломал дров и зря прогнулся под генерала. Но, если бы у Стива была возможность, он бы сейчас сказал: «Прости».

* * *

Утром Стив проснулся мгновенно, будто во тьме вдруг включили свет. Он открыл глаза и сел, пытаясь понять, что его разбудило. Телефон вибрировал. Пришло три новых сообщения с интервалом в пару минут.
«Уходи оттуда»
«Роджерс, где ты?»
«Ты что, ещё не ушёл?»
Стив сунул телефон в карман, застегнул сумку и перебросил её через плечо. Хотел умыться, но на это не было времени. Он услышал далёкий и неразборчивый звук, будто в комнату скреблась кошка. Встал с тахты, сделал пару шагов к двери. Звук шёл из соседнего помещения. Кто-то вошёл в здание и теперь обходил его мелкими перебежками.
Стив открыл дверь подсобки, вышел в пустой цех, но успел сделать только пару шагов к окнам.
— Стоять!
Громкий голос отозвался в зале эхом. Стив остановился и медленно обернулся. В противоположной стороне зала стоял спецназовец в полном обмундировании. Он держал Стива под прицелом, не сводя с него глаз.
— Положи сумку и подними руки.
Стив сделал всё, как сказали. Спецназовец подошёл ближе, огляделся по сторонам и остановился метрах в десяти от Стива.
Стив разглядывал его, замерев без движения. Он не хотел лишний раз нервировать человека с оружием. Бог с ним, с ранением. Главное, что на выстрел придётся ответить должным образом: напасть, защититься, вывести из строя. Стив видел все слабые места в обороне противника: неуверенную позу, беззащитную шею, сбитые наколенники и чрезмерно тяжёлое вооружение, которое не лучшим образом сказывается на скорости.
Молодой парень в каске, но без балаклавы; белый, немного загорелый, с голубыми глазами, расширенными от страха. Конечно, он испуган — на его месте любой бы наделал в штаны. Парня послали на плановый обход в одиночку. Похоже, его начальство не рассчитывало, что Стив действительно скрывается на территории склада. Они хотели поставить галочку в рапорте, только и всего.
Теперь спецназовцу придётся без подкрепления и подстраховки бороться с суперсолдатом. Условия неравны. Одно неверное движение — и он испортит себе карьеру и жизнь.
— Спокойно, — тихо сказал Стив. — Я без оружия.
— Лечь на пол.
— Давай не будем усложнять.
Парень воинственно поджал губы и повторил:
— На пол, я сказал.
Стив взглядом показал на руки, поднял их повыше и медленно обернулся кругом. Он хотел показать, что оружия действительно нет, но парень перепугался ещё больше. Вскинул винтовку, облизал губы, стал нервно оглядываться. Видно, он был совсем новичок.
— А ну не дёргаться!
Щёлкнул затвор винтовки. Чёрт, подумал Стив. Всё-таки придётся сражаться. От предназначения не сбежишь: война — это единственная работа, на которую он способен.
Вместе с тем, Стива не отпускала тоскливая мысль. Ну, покалечу я сейчас этого парня, — дальше-то что?
— Слушай… тебя как по званию?
Спецназовец промолчал, шумно дыша через нос.
— Если выстрелишь, мне придётся ответить. А я бы этого не хотел. Понимаешь?
Не к месту завибрировал телефон в кармане. Спецназовец перехватил винтовку поудобнее. Он всё ещё не стрелял и не отводил глаз от Стива. Даже не моргал — наверное, наслушался баек о том, что Мстители работают с молниеносной скоростью, и боялся прошляпить момент атаки.
В его глазах мелькал не только страх. Что-то ещё. Удивление и восхищение, какое бывает при встрече со звездой экрана. Стиву пришла в голову мысль, что во время обучения этот парень смотрел мотивационные ролики от Капитана. О том, что надо сохранять бдительность, следовать правилам и всегда делать то, что должно.
Красивые слова.
Карман опять завибрировал.
— Извини, — сказал Стив. — Даю слово, это просто эсэмэска. Могу я?..
Спецназовец подобрался. Он ни сказал ни да, ни нет, но Стив расценил это как согласие. Он осторожно достал телефон и взглянул на экран. Два сообщения.
«Клянусь богом, если ты не выйдешь, я пришлю Марка»
«Роджерс, не шути со мной»
Стив опустил телефон обратно в карман и опять воззрился на спецназовца, опустив руки по швам. Они смотрели друг на друга и молчали.
— Я делаю свою работу, — вдруг сказал спецназовец.
Стив схватился за соломинку.
— Я знаю. И не хочу трогать тех, кто просто исполняет приказы.
«Не хочу продолжать войну», — вот что на самом деле он хотел сказать.
Раздался треск и шорох — это ожила рация, закреплённая на ремне на груди спецназовца.
— Боец, как слышите? Доложите обстановку.
Спецназовец колебался. Стив смиренно ждал, когда он примет какое-нибудь решение. Указал взглядом на рацию: мол, ответь, без этого никуда.
— Боец, как слышно?
Спецназовец поднёс к губам рацию, нажал на кнопку и сказал:
— Всё чисто.
— У вас там был какой-то грохот…
— Да, здесь… Здесь была собака.
— Всё осмотрели?
— Да.
— Возвращайтесь к передвижному штабу.
— Есть, сэр.
Спецназовец опустил рацию. Не делая резких движений, Стив наклонился к полу, взял сумку и попятился. Спецназовец опустил винтовку. По его лицу со лба скатилась капля пота.
— Спасибо, — сказал Стив. — Если выкарабкаюсь — я твой должник.
Спецназовец дал ему отойти к окну, а напоследок позвал:
— Капитан.
Внутри будто что-то дёрнулось.
— Держитесь.

* * *

Перед заграждением Стив снова надел очки и бейсболку; он знал, что это теперь не спасёт его — по всему городу наверняка разослали новые ориентировки, — но другой маскировки не было. Он перемахнул через забор складской территории, спрыгнул на дорогу и трусцой побежал к соседнему зданию. Силой заставил себя сбавить шаг: бег всегда привлекает внимание.
Через два квартала ему попался «Сабвэй»; он зашёл, ища взглядом телевизор. В этот раз Стиву повезло. Телевизор висел над столиками в углу, и по нему снова передавали новости, на сей раз на англоязычном канале. Перед стойкой Стив притормозил, вникая в происходящее.
— В данный момент мы пытаемся добиться ответа от пресс-службы «Старк Индастриз». Как известно, Тони Старк объявил об оставке и с тех пор не давал никаких комментариев. Эксперты связывают поведение Старка с проблемами в согласовании Заковианского соглашения. Источники в комиссии ООН утверждают, что в нынешнем виде соглашение не соответствует нуждам мирового сообщества и нуждается в серьёзной переработке. Генерал Росс, в свою очередь, продолжает настаивать…
Девушка за стойкой задала какой-то дежурный вопрос о заказе, но потом подняла взгляд, увидела Стива и застыла.
— Сэндвич, — попросил Стив. — Пожалуйста.
Девушка вытаращила глаза. Пришлось добавить командным тоном:
— Быстрее.
Она отмерла и засуетилась за стойкой. По счастью, в кафе никого не было. Девушка пролепетала что-то про сэндвич и овощи. Стив махнул рукой: бросай всё, что увидишь.
Трясущимися руками она уложила на хлеб куски мяса, ломтики помидоров и маринованных огурцов, перец халапеньо, оливки россыпью. Одним глазом Стив следил за ней, а другим посматривал на экран телевизора. Девушка забыла спросить про соус и щедро облила хлеб первой попавшейся заправкой из бутылки. Стив дождался, когда она обернёт сэндвич бумагой, выхватил из рук и честно положил на стойку купюры.
Рядом с банкой для чаевых лежал чёрный маркер. Стив прихватил его, выскочил на улицу и прибавил шагу. Минуты через две вдалеке взвыла полицейская сирена. Стив нырнул в подворотню, проверил расположение пожарных лестниц в доме и наугад дёрнул двери подъездов. Третья поддалась.
Стив поднялся на второй этаж, сел на лестницу, развернул сэндвич и с наслаждением вгрызся в него. Сирена вопила на весь район. Он старался не слишком в неё вслушиваться. Может статься, это последний завтрак в свободной жизни — хорошо бы не портить его лишними переживаниями.
Соус капал на ступеньки. Стив дожевал сэндвич, скомкал обёрточную бумагу и, плюнув на приличия, облизал пальцы. Он пытался вспомнить, когда последний раз позволял себе что-то подобное. Давно. Даже слишком давно.
Приятно было напоследок совершить что-то нормальное.
Теперь он с чистой совестью мог делать то, что давно надо было сделать.
Интересно, где здесь ближайшая камера? Опять бегать, опять искать.

* * *

— Мистер Старк.
Тони развернул установку, перебрал рабочие прототипы и трёхмерные модели. Выбрал последнюю и вывел её на проеционный стол. Округлая и приплюснутая голограмма пока что слабо напоминала конечный результат, но Тони ясно представлял его в уме. Лёгкий и прочный, с креплением к рукаву и системой наведения, распознающий хозяина и отслеживающий показатели здоровья. Говарду такой щит и не снился.
— Мистер Старк, — повторила Пятница.
Тони отвлёкся от голограммы.
— Что?
— Мистер Роджерс вышел на крышу здания. Там установлена обзорная камера.
— Покажи.
Трансляция с камеры наблюдения появилась в воздухе перед Тони. Скрестив руки на груди, он смотрел, как Капитан разворачивает камеру с дороги на крышу. В кадр попадала его рука, шея и скула. На скуле осталась капля горчичного соуса.
— Эй, Пятница. Он заходил в кафешку?
— Да, сэр. Девушка из «Сабвэя» узнала его и вызвала полицию.
— Супер, — пробурчал Тони. — Такими темпами скоро автографы начнёт раздавать.
Капитан тем временем поставил камеру в правильное положение — так, чтобы в обзор попадала крыша с вентиляционным коробом. Он сделал пару шагов к коробу, обернулся к камере и помахал. Все прежние потуги к секретности как рукой сняло.
— Пятница, отправь ему сообщение. Спроси, чего он хочет. И распорядись, чтобы после трансляции эта запись исчезла из базы.
— Да, сэр.
Роджерс потянулся к карману, достал телефон и прочёл сообщение. Кивнув, он вытащил из другого кармана чёрный маркер и начал писать прямо на вентиляционном коробе.
«Где передвижной штаб спецназа?»
— Гляди-ка, Пятница. Мы для него как гугл.
— Вероятно, мистер Роджерс хочет уйти от преследования, — предположила Пятница.
— Напиши: в четырёх кварталах к северу. Пусть уходит на юг.
— Сообщение отправлено.
— Напомни, сколько осталось до конца операции?
— Двадцать два часа, сэр.
— А время-то летит… Продержимся ещё немного, как думаешь? Подберём ему тихое местечко, пусть отсидится.
Роджерс получил сообщение и опять кивнул. Тони рассчитывал, что он сорвётся с места и побежит, куда велено, но Роджерс не двигался. Он словно собирался с духом. Посмотрел наверх, вздохнул. Снова начал писать на коробе.
«Найди и уничтожь…»
Чего?
«…книжку с кодом…»
Какую ещё книжку?
«…Зимнего»
— Сэр, — сказала Пятница, — я полагаю, мистер Роджерс имеет в виду…
— Я знаю, что он имеет в виду.
Роджерс спятил. Тронулся от погони и одиночества, хоть в скорую звони. На что он рассчитывает — что Тони кинется помогать Зимнему Солдату? С чего ради?
Роджерс оглянулся к камере, виновато пожал плечами и дописал: «Пожалуйста».
Святая простота.
В голове металась мысль: зачем он это делает? Не просто задаёт вопросы, а просит взять дело. Его собственное дело. То, которое он никому бы не доверил без веских причин. Значит ли это, что Роджерс не рассчитывает завершить начатое? В висках застучало, а ладони стали влажными.
— Пятница, отправляй сообщение, я диктую. Роджерс, что бы ты не решил — не вздумай.
— Отправлено.
— Совсем поехавший. Я запрещаю. Я его из-под земли достану. Такое устрою — тюрьма генерала Росса раем покажется! Хренов суперсолдат заделался пацифистом, посмотрите на него…
— Так и написать?
— Да! И добавь большими буквами: ты — грёбаный Капитан Америка, ты не можешь сдаться!
Роджерс взглянул на экран телефона, поднял голову и посмотрел прямо в камеру. У Тони перехватило дыхание. Роджерс печально улыбался, щурясь на солнце. Тони по губам прочитал: «Прости».
— Прости? За что именно?
Пятница ещё не успела отправить сообщение, а ответ уже стал очевиден. Роджерс поднёс телефон к краю крыши и, глубоко вдохнув, кинул его вниз с высоты четвёртого этажа.
— Чёрт! Нет! Только не это! Пятница, что там с контактами? Заставь Роджерса спуститься вниз и забрать телефон!
— Мне очень жаль, сэр. Аппарат вышел из строя.
— Твою мать! — взревел Тони.
Обхватил голову руками и повторил три раза: твою мать, твою мать, твою мать.
Легче не стало.
Роджерс отсалютовал камере, взял сумку и перемахнул на другую крышу. На север. Он уходил на север. Тони хотелось запустить в экран чем-нибудь тяжёлым — и он бы так и сделал, если бы это могло помочь.
— Та-а-ак, значит… Пятница. Какие рекламные щиты видны с этих крыш? Построй маршрут Роджерса и выводи сообщения на все экраны вдоль него. Я хочу, чтобы этот придурок на каждом углу видел мои сообщения. На каждом телеке, на каждой витрине! Пиши: «Ты не можешь сдаться»!
— Сэр, я сомневаюсь, что в такие сроки это технически осуществимо. Мистер Роджерс будет в штабе через двенадцать минут, так что…
— Значит, давай взломаем этот чёртов штаб. Подбросим им новую ориентировку, ложный приказ, что угодно. Отправим его на край города. Пусть уезжают оттуда, пока кэп не заявился.
В дверь постучали.
— Мистер Старк.
Спокойно, спокойно, сейчас главное — не сорваться. Тони свернул проекции, развернулся к двери и рявкнул:
— Что?!
Дверь робко приоткрылась. На пороге стоял пресс-секретарь Эннис, переминаясь с ноги на ногу. Он инстинктивно чувствовал, что ему не рады.
— Мистер Старк, простите, что отвлекаю, но… Тут опять Си-Би-Эс звонит. До конца операции осталось не так много, и они…
Заметив выражение лица Тони, секретарь окончательно растерялся и закончил:
— Ну, нет так нет. Я, пожалуй, пойду…
— Стой.
Секретарь остановился. Тони быстро соображал, взвешивая риски. Рисков было столько, что хоть завещание пиши.
— Говоришь, хотят комментарий?
— Да, сэр. Журналисты желают знать, что вы думаете о действиях генерала и Капитана Роджерса… Но, если вам неудобно…
— Что ты. Мне очень даже удобно. Пусть свяжутся со мной по скайпу, расскажу всю правду.
— С-серьёзно?
— С одним условием. Мне нужен прямой эфир по международному каналу. И прямо сейчас.

@темы: Марвел, Писанина

URL
Комментарии
2017-07-23 в 15:12 

Спасибо за продолжение. Очень понравилось

2017-07-23 в 15:18 

Альисс
Увидишь кроличью нору - прыгай.
Вау! Очень увлекательно и эмоционально.
Спасибо:hlop::hlop:

2017-07-23 в 19:26 

kotPhoenix
Чтобы его мучить, совести пришлось бы встать в очередь. (с)
читать дальше
.«С тобой всё в порядке?»
Да чтоб тебя.
:beg:
Использует как Гугл, аааааааааааа :lol:
Тони, Тони чудесный :heart:

2017-07-23 в 23:11 

Fr!ela
Ни пык ни мык
О, сейчас начнётся канкан от Тони Старка!
Очень интересно прочесть, спасибо, что пишете!

2017-07-23 в 23:26 

garvet
Я замираю от страха за них
спасибо

2017-07-24 в 07:06 

Lorien Tauriel
Просто ведьма
Хорошее продолжение, спасибо.:)

2017-07-24 в 15:10 

.Florence.
the idler wheel
Мучительно прекрасно! Читаю с огромным удовольствием)

Если ты пять лет живёшь на пороховой бочке, не стоит прикрываться ярлыком «временно». То, как ты проводишь каждый день, — это и есть твоя настоящая жизнь.

2017-07-24 в 15:36 

dekstroza
per aspera ad astra
Господи, ну вот что он делает, почему все вечно перекидывает на Тони? Блин... я просто ррычу! Нет, я понимаю Стива, но это, черт побери, самое простое - взять и сдаться...
В общем это я к чему? Очень-очень-очень интересно!
Очень-очень-очень жду следующую главу!

2017-07-24 в 16:05 

garvet
dekstroza, ну не сдаться это значит, что ловить его будут посылать вот этих мальчиков, которые на самом деле его любят и на его примере учились, что долг главнее. И придется калечить их. Которых ты косвенно обучал и которые тебя любят. Это очень плохо.

2017-07-24 в 16:09 

dekstroza
per aspera ad astra
garvet, а посидеть спокойно в уголке оставшееся время чтобы всем было хорошо?

2017-07-24 в 19:27 

garvet
dekstroza, ну вот он засел в темном уголке, а туда пришел пацан.

2017-07-24 в 22:20 

Мойра*
- Так что, нечисть действительно активизируется ночью? - Нет, просто так наша деятельность выглядит романтичнее (ц)
в таком напряжении была до самых последних слов...
Нет, позиция кэпа с одной стороны понятна.И устал уже и бегать и воевать... и пацан этот... Но как-то же надо с умом подходить ко всему этому. Ну кто так делает?(( То не хочу никого подставлять, я сам ...А теперь навешал на Тони и Барнса с его кодами и себя тоже. Можно подумать его кто-то оставит в тюрьме отдыхать. Ага! Щас!

2017-07-24 в 22:29 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Оффтоп: спасибо за дискуссию, так наблюдать за ней интересно)) Скажу одну штуку про авторское восприятие. Мне ужасно интересно прописывать и внутри себя проживать, как Стив на это решается. Как он где-то за кадром сначала думает: нет, нельзя, я должен бороться ради Баки. Ради себя — да хрен бы с ним, но вот Баки надо помочь.
А потом: но как я могу помочь Баки? Как я буду искать эту книжку? Какие у меня шансы что-то сделать без инфраструктуры, технологий и ресурсов Мстителей? Что я, через Мексику побегу в Штаты? И как я там буду через всю страну добираться до Вашингтона и Нью-Йорка, если моё лицо на каждой футболке напечатано? И что — опять всем морды бить?
А потом такой: но, чёрт побери, я же ничего не умею, кроме как морды бить. Но, может, хоть раз попробовать без применения силы, хоть раз мирным путём, пусть даже с тюрьмой? Делегировать дело Старку, он-то справится, он не то что я.
Этот самоуничижительный безмолвный монолог только наполовину раскрыт пока, но у меня внутри он звучит, как музыка на рипите.

URL
2017-08-01 в 13:09 

meg aka moula
Ори, не отвлекайся! (с)
ААААААА!!! Что он делает, куда его понесло, идиота? :crazy:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная