17:47 

Напарник, глава 3

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Следующая глава — последняя. Забыла сказать, что у текста есть саундтрек. Я слушаю его на повторе, когда пишу. Слава «Крепкому орешку»!


Текст и перевод на Амальгаме


Название: Напарник
Фандом: Марвел, пост-Гражданка
Герои: Стив Роджерс, Тони Старк, в эпизодах Т'Чалла
Рейтинг: PG-13
Жанр: экшн, драма, броманс
В предыдущих сериях: часть 1, часть 2

В десять часов и шестнадцать минут утра командир отряда спецназа получил новую ориентировку. Стива Роджерса заметили в южных кварталах.
— Чёрте что, — в сердцах сказал Дирби, выполняющий обязанности связного. — Мы там уже всё прочесали.
Командир и сам это знал. Его звали Дональд Рассел; в этом году ему исполнилось сорок девять лет, и за свою долгую карьеру он вдоволь набегался по разным городам, кварталам и зданиям с винтовкой наперевес и отрядом на подмоге.
Те, с кем он начинал, давным-давно перешли на кабинетную работу, но Рассел оставался оперативником. Ему нравилось держать руку на пульсе, оставаясь в центре пекла, и к тому же недоставало политической интуиции. Жизнь подбрасывала командиру Расселу массу возможностей хорошо устроиться, но он взял не так уж много. Не стремился подружиться с правильными людьми, не играл в гольф с губернатором и не строил козни против тех, на кого наточило зуб большое начальство.
Две его дочери закончили школу и уехали в колледж. Жена хотела купить домик поменьше с видом на реку. Он пообещал ей, что в будущем году подаст в отставку и уйдёт преподавать в академию ФБР в Куантико.
Если бы Расселу повезло, год выдался бы простым. Мексиканские картели, экономические преступления, террористы-одиночки с Ближнего Востока, учения на полигоне. Но, как назло, именно в это время боссы объявили войну супергероям, и командиру Расселу пришлось вместе с отрядом лететь на другой континент, чтобы ловить Капитана Америка.
Король Ваканды обещал выдворить международные силы из страны через двадцать два часа, а результатов не было, — и, как командир догадывался, не будет. Хоть на севере города, хоть на юге.
Откровенно говоря, командир Рассел не очень-то и усердствовал в поисках Капитана. Высшее командование тешилось мыслью, что Мстителя можно поймать теми же средствами, что обычного преступника, но Рассел не питал иллюзий. Его отряд сформировали всего три месяца назад. Молодняк прошёл обучение, вызубрил правила и съездил на пару заданий, но ещё не успел закалиться в бою. Лет через пять-семь парни смогли бы потягаться с супергероем, но не сейчас. Рассел читал донесения о том, как месяц назад другие отряды пытались взять Барнса и Роджерса в Будапеште, и эта затея добром не кончилась.
Он передал центру, что отряд не готов к серьёзным операциям, но его не слушали. Центр в срочном порядке затыкал дыры, перебрасывая на место всех, кто мог быстро собраться.
Командир уже устал собачиться с координаторами; дело осложнялось ещё и идеологическим спором. Командир серьёзно сомневался, что сегодняшняя миссия имеет под собой хоть какое-то законное оправдание. У него сложилось впечатление, что отряд отправили в Ваканду в качестве пушечного мяса, дабы показать американской общественности, как генерал борется с врагами. Никого не волновало, что у парней есть дети и жёны. И, в конце концов, есть честь солдата. Присяга, которую они принимали, не включала в себя обязанность помогать политикам в предвыборной гонке. А командир считал, что присяга — не пустой звук.
Теперь он больше заботился о том, как сохранить отряд целым и невредимым, чем о том, как поймать Роджерса. Мечтал только об одном — поскорее покончить с этим дерьмом. Вернуться домой, стерпеть выговор от начальства и хорошенько выспаться.
— Поехали, — распорядился он. — Посмотрим, что там на юге.
Водитель передвижного штаба пожал плечами. Грузовик с оборудованием и шестью спецназовцами тронулся со стоянки. Парни расселись по лавкам и от безделья уставились в экран телевизора, прикреплённый к потолку кузова. Си-Би-Эс организовало прямую трансляцию с горячим обсуждением операции в Ваканде. Высоколобые комментаторы в студии обсуждали, как скоро генерал Росс поймает Капитана. Складывалось ощущение, что генерал лично приехал в Африку, чтобы героически бороться с обнаглевшими предателями-супергероями. Всем было тошно это слушать, поэтому у телевизора отключили звук.
Каждый боец нацепил на себя полный комплект обмундирования для жаркой погоды: облегчённые каски с козырьками из плексигласа, хлопковые футболки, жилеты из дышащих материалов. Эту форму разрабатывали для Техаса и Мексики, но во влажном климате Ваканды даже она не спасала. Пот тёк ручьём. Агент Стивенс встал с лавки и включил кондиционер. Командир сварливо подумал: их же продует, — но от запретов воздержался. Пусть расслабятся хотя бы на пять минут.
Из динамиков раздался голос с помехами.
— Штаб, куда направляетесь?
Дирби добросовестно отчитался:
— Движемся на юг согласно ориентировке.
— Какой ориентировке?
— Той, что пришла от вас.
Оператор по ту сторону проверил данные и сказал:
— Мы ничего не отправляли.
Дирби бросил взгляд на командира. Командир жестом показал: я сам, — и включил свою рацию.
— Говорит командир Рассел. Пять минут назад пришла ориентировка на Роджерса с координатами на юге. Подтвердите отправку.
— Повторяю: мы ничего не отправляли. Возвращайтесь на стоянку.
Что за чёрт. Эти координаторы совсем с ума посходили. Спецназовцы вскинули головы и посмотрели на командира с удивлением.
— Так точно, — сказал командир в рацию и обратился к водителю. — Джек, разворачиваемся.
Дирби спросил:
— Сэр, если они ничего не отправляли, то откуда ориентировка?
— Наверное, опять что-то напутали. В который раз...
В этот момент на улице раздались выстрелы. Парни на лавках подскочили. Водитель вывернул руль и резко затормозил. Грузовик повело в сторону, и, чтобы не упасть, командир схватился за поручень на стене.
— Джек, что там?
— Второй отряд открыл огонь.
— По кому?
— Отсюда не видно.
Командир сказал в рацию:
— Центр, как слышно? Помощь нужна?
Судя по звукам, в центре царила полная неразбериха. Командир Рассел повторил:
— Второму отряду помощь нужна или нет?
Над головой что-то загрохотало. Командир инстинктивно пригнулся. Кто-то запрыгнул на крышу грузовика и пытался добраться до люка. Парни схватились за винтовки.
Тяжеленная крышка люка рывком распахнулась, будто её дёрнули подъёмным краном, и в люк запрыгнул человек, тут же упав на пол.
— Стоять, — рявкнул Рассел.
Человек приподнялся на колени, держась за правый бок. Щёлкнули затворы винтовок.
— Без команды не стрелять, — сказал Рассел. — Эй, ты. Руки! Подними так, чтобы я видел.
— Тихо, тихо... Я не сопротивляюсь. Всё кончено.
Он поднял обе руки вверх и посмотрел на командира. Сначала командир решил, что глаза обманывают его. Но для галлюцинации Капитан был слишком реален.
Прежде командир видел его только на плакатах и экранах, в звёздно-полосатом обмундировании, в маске и со щитом. Вид живого Роджерса, обряженного в потасканные джинсы и толстовку с капюшоном, одновременно отрезвлял и обескураживал.
— Капитан Роджерс?
Капитан поморщился. Командир обратил внимание, что его правая рука вся в крови. Похоже, кровь была его собственная — этой рукой он зажимал рану на правом боку. На толстовке быстро расплывалось тёмное пятно.
— Давайте поскорее закончим, — тяжело дыша, попросил Роджерс.
— Кто с вами?
— Никого. Я пришёл один.
— Чего вы хотите?
— Я сдаюсь.
Бойцы опешили. Командир тоже. За все годы службы он ещё ни разу не видел, чтобы объект сам приходил к группе захвата, да ещё и без требований. Он переводил взгляд с лица Роджерса на рану, снова на лицо и снова на рану.
— Вы тут главный? — спросил Роджерс.
Командир кивнул.
— Хорошо… Права можете не зачитывать. Я имею право хранить молчание, суд всё учтёт и так далее. Если надо, могу дать заявление для прессы, но лучше без этого.
Командир молчал. Капитан помотал головой.
— Я всё понимаю, вы меня не ждали, но не будем тянуть время. Лучше закончить сейчас, пока никто не пострадал. Я не хочу никого калечить, понимаете?
Командир понимал, да ещё как. Роджерс смотрел ему в глаза. Парадоксально, но преступник, которого Рассел должен был арестовать, вёл себя куда разумнее и милосерднее, чем командование.
А впрочем, что теперь.
Поколебавшись, командир Рассел опустил винтовку. Остальные последовали его примеру.
— Кто вас ранил? — осведомился Рассел.
— Кто-то из ваших зацепил, пока я лез на крышу, но это сейчас неважно… Слушайте…
— Парни, подайте набор первой помощи.
— Говорю же, это неважно.
— Мистер Роджерс, у меня есть инструкция по обращению с ранеными. Сначала первая помощь, потом всё остальное.
— Вы вообще меня слышите? Я сдаюсь! Арестовывайте, и дело с концами.
— Командир здесь я, — возразил Рассел. — И я решаю, что делать. Сидите смирно и не дёргайтесь. Парни, второй раз прошу: дайте аптечку.
— Сэр, тут по телевизору…
— Стивенс, не время смотреть шоу!
— Там Тони Старк.
Командир Рассел и Стив Роджерс, как по команде, оглянулись. Картинка сменилась. Пять минут назад телеканал транслировал происходящее в студии, но теперь Старк связался со студией Си-Би-Эс по видеосвязи. На экране появилось вертикальное видео с чёрными полями справа и слева. Старк выглядел серьёзным; его тёмные глаза пронзительно смотрели в камеру, а выражение лица не сулило ничего хорошего.
— Стивенс, включи звук, — велел командир.
— Лучше не надо, — горестно сказал Капитан.
Стивенс нажал на кнопку и прибавил громкости. Голос Старка становился всё отчётливее.
— …я обещаю, что отвечу на все вопросы насчёт генерала Росса, но сначала хочу кое к кому обратиться. Слушай меня, Роджерс. Не вздумай сдаваться. Ты же Капитан Америка! Ты, блин, с Гитлером сражался. Как ты можешь сдаться? Один-единственный ублюдочный генерал возомнил себя чёрте кем! Конец света, блин. Ты как маленький!
Связь резко оборвалась, и камера переключилась на растерянную ведущую. Замешкавшись, она сказала:
— Э-э-э… кажется, у нас неполадки со связью…
— Не слушайте Старка, — вмешался Капитан. — Он, может, и гений, но далеко не самый адекватный.
Ведущая мямлила что-то про напряжённую мировую обстановку, и тут вид снова переключился. Старк возник на экране, беспардонно оттеснив и студию, и ведущую.
— Э, нет, ребята, так дело не пойдёт. Я не закончил. На чём мы остановились?.. Знаете, последние пару недель генерал Росс пытался выжать из меня комментарий насчёт этой истории с Роджерсом. Он просил, угрожал скандалом, обещал, что устроит мне кучу неприятностей. Не знаю, как это называется на юридическом языке, но, по-моему, смахивает на злоупотребление служебным положением… На носу же выборы, надо разворачивать предвыборную агитацию. А что может быть круче, чем поимка военного преступника? Избиратели от такого визжат. Разумеется, это только моё мнение. Мнение Железного Человека, технологического магната, филантропа, гения…
Роджерс пробормотал:
— Опять двадцать пять…
— Я две недели думал, что сказать прессе, и сегодня наконец-то сформулировал. Вы хотите знать правду? Я скажу. Генерал Росс публично заявляет, что Мстители должны служить народу. Прекрасная идея. Мне и самому она нравится. Но, говоря о народе, генерал Росс имеет в виду не вас. Не рядовых граждан, не тех, кто участвует в войнах или страдает от войн… Не тех, кто погиб в Заковии, будь она неладна. Нет, генерал Росс хочет передать нас людям, которые развязывают войны. Мстителям не оставили выбора. Соглашайся или сдохни, классный расклад. Даже солдат-контрактник имеет право отказаться от контракта, но в случае с Мстителями отказ подписать договор рассматривается как преступление… И вот я спрашиваю себя…
Вдохновляющая речь была прервана новым звуком. Рация командира ожила.
— Командир Рассел, доложите обстановку.
Помедлив, Рассел поднёс рацию к лицу и нажал на кнопку.
— Капитан Роджерс у нас.
— Объект захвачен?
— Э-э-э... Он прямо передо мной. Мы ждём дальнейших указаний. Как слышно?
В рации помалкивали. Капитан разглядывал лицо Старка на экране, краем уха вслушиваясь в монолог.
— …я спрашиваю себя: а как же наша конституция? Куда делся наш Верховный суд, наши законы, наша свобода? Дорогая Америка, если ты называешь это правосудием, то нам с тобой не по пути…
Надо же, как загнул.
— Центр, как слышно? — командир повысил голос.
— Вас понял. Ждите.
С минуту по ту сторону было тихо. Командир ждал, и его одолевали дурные предчувствия. Изначальный план был таков: захватить Роджерса, отконвоировать на военный аэродром и сдать другой группе. Если бы центр хотел следовать этому плану, оператор так и сказал бы, причём сразу.
Но он почему-то не спешил.
Наконец из рации донеслось:
— …на поражение.
— Чего? — переспросил командир.
Голос в рации дрогнул.
— Т-только что пришёл приказ стрелять на поражение.
Роджерс выпрямил спину. Бойцы уставились на командира во все глаза, но командир смотрел только на рацию.
Одна часть его сознания подумала: да нет, это какая-то ошибка.
Другая часть сразу поняла: всё правда. Где-то там, рядом с оператором на линии, сидит генерал и отдаёт приказы. Он тоже смотрит выступления Старка. И он прекрасно знает: после всего сказанного проще избавиться от Роджерса во время операции, чем разгребать всё это дерьмо в прессе и в суде. Чем хороши военные операции — в них хрен разберёшься. Всегда можно сказать, что объект угрожал жизни агентов, и засекретить служебное расследование.
Да, ну и сукин сын этот генерал. Хотя его заскоки — не новость. На повестке дня стоял другой вопрос: а ему, командиру, что делать?
Несколько секунд он размышлял, потом решил отчитаться для протокола.
— Центр, докладываю обстановку. Стрелять нет необходимости. Опасности для жизни бойцов нет. Капитан Роджерс…
По крыше бронированного кузова ударила пуля. Рассел осёкся. Он удивился этой пуле не меньше, чем появлению Капитана и словам Старка. Тот, кто стрелял, хорошо знал, что стекло в люке не такое прочное, как кузов, но промахнулся.
Какого х…
— Сэр, они стреляют! — крикнул водитель.
— Я не глухой! Кто там?
— Снайпер из второго отряда.
Отлично. Второй отряд оказался сговорчивее. Командир лихорадочно соображал, что делать. Нельзя стоять на месте: броня бронёй, а правила безопасности никто не отменял. Инструкция на случай внезапного обстрела задавала алгоритм действий, невзирая на то, кто стреляет, — свои или чужие.
— Сэр, — спросил водитель, — стоим на месте?
— Нет, езжай прямо.
— Так точно.
— Стивенс, где чёртова аптечка?
— Ищу, сэр. Одну минуту.
Грузовик тронулся с места. Из рации командира доносились требовательные вопли, шорох и скрежет; он отключил её, чтобы не мешала думать, посмотрел на Роджерса, а потом на бойцов.
У Роджерса был такой измученный вид, что командир внезапно для себя самого задал личный вопрос.
— Как вы, Капитан?
Роджерс пожал плечами.
— Что со мной станет.
— Ну, погодите загадывать. Видите, что выясняется...
Капитан вздохнул.
— У вас будет куча проблем, а это никому не нужно. Поэтому давайте так. Если вы остановитесь, я просто выйду и…
— И что? Будете скакать по городу с огнестрелом?
— Пойду в другой штаб.
— Они вас уложат на подходе. Сами слышали — приказ стрелять на поражение.
Стивенс наконец-то нашёл набор первой помощи, разложил его на полу, достал перчатки и стерильные тампоны. Бойцы молча наблюдали, как он возится с аптечкой. Роджерс из чистого упрямства гнул свою линию.
— Тогда арестуйте меня и доложите начальству. Кому-то другому, не Россу. Кто командует локальной операцией? Скажите ему, что я сам мирно сдался. Если будут вопросы, я дам показания, что вы всё делали по уставу. Только не надо перегибать палку и делать глупости. Глупостей и так достаточно.
— О да. И не говорите.
Один из бойцов, агент Доусон, бросился помогать Стивенсу. Остальные переминались с ноги на ногу, косились на командира и ждали вердикта.
Что ж, подумал командир. Место в Куантико мне явно не светит. В отставку придётся уйти на год раньше, но это не трагедия. Если переживу заварушку — извинюсь перед женой и устроюсь в полицейскую академию. А нет, так нет.
С этими мыслями он повернулся к бойцам и встретился взглядом с каждым.
— Так, парни... Джек, слышишь? Тебя тоже касается.
— Да, сэр, — отозвался водитель из кабины.
— Вот как всё будет. Мы доезжаем до перекрёстка, останавливаемся и открываем двери. Вы выходите...
— Но, сэр! — воскликнул Доусон.
— Я сказал, выходите.
Бойцы мрачно зыркнули на него.
— Я зла держать не буду. Оставаться здесь — это риск, все должны понимать.
— А вы что будете делать? — спросил Доусон.
— Сам как думаешь? Закажу пиццу и буду смотреть сериалы.
— Серьёзно?
— Нет, чёрт побери! Не задавай идиотские вопросы!
— Командир, — запротестовал Роджерс, — вы меня не поняли. Мне не нужны жертвы. Ни среди гражданских, ни среди военных.
— Прекрасно. Значит, мы хотим одного и того же. Пока я тут, жертв не будет. Но, как только я выйду отсюда, вас разнесут вместе с грузовиком.
— Он бронированный!
— А вы, судя по всему, нет.
— Мы никуда не пойдём, — сказал Стивенс, не оборачиваясь. Он уже суетился вокруг Капитана, пытаясь наложить тампон и сделать повязку.
— Бога ради! Те, кто останутся, могут попрощаться с карьерой в спецназе. Не говорите потом, что вас не предупреждали. Даю минуту, чтобы вы раскинули мозгами: вы за генерала или за Капитана.
— За Капитана, — сказал Доусон.
— За Капитана, — повторил Стивенс.
Другие закивали. Роджерс бессильно чертыхнулся и снова начал:
— Слушайте, я всё это ценю. Правда, ценю…
Он начинал раздражать командира.
— Ну так что? — крикнул водитель из кабины. — Тормозим на перекрёстке или как?
— Нет, езжай дальше… На сколько нам хватит горючего?
— Точно не знаю, километров на двести. Будем кружить, пока не кончится?
— Пока грузовик в движении, им сложнее взять нас в кольцо… Капитан, не смотрите на меня так, и без вас тошно.

* * *

— А ты откуда?
— Из Висконсина, сэр.
— Милуоки или другой город?
— Милуоки. Вы там бывали?
— Да, но давненько… Году в сорок третьем. Помню, ходил на ваш стадион смотреть бейсбол. «Брюэрс» по-прежнему всех рвёт?
Спецназовец по имени Джим рассмеялся.
— Теперь это уже не тот клуб. Мировую серию мы пока не выиграли, однако…
— Всё ещё впереди.
— Наверное… А вы совсем не такой, как я представлял.
— Всё всегда не такое, как мы представляем.
Джим хлопнул Стива по плечу, встал и ушёл в кабину. Стив проводил его взглядом. На душе было и спокойно, и тревожно. Наконец-то он мог передохнуть от погони, но в то же время каждую минуту ожидал нового поворота событий. Прошло уже два часа, а генерал до сих пор не сделал ответного хода.
У мирового сообщества сложилось мнение, что Стив Роджерс помешан на приличиях и дисциплине. Даже Старк попал в эту ловушку — считал, что Стив поборник строгих правил. Между тем, Стив мог пересчитать по пальцам приказы, которым он следовал; вся его сознательная жизнь прошла под знаменем полного неповиновения судьбе, обстоятельствам и заповедям всех мастей.
Стив привык поступать так, как сам считал нужным, и сталкиваться с яростным противодействием. Поведение генерала Росса нисколько не удивляло его. А вот командир удивлял.
Стив отметил мешки под его глазами, усталое лицо и живые глаза, отличавшие умных и деятельных людей. Командир сел рядом со Стивом.
— Денёк не из лёгких, а?
Правый бок настойчиво ныл. Стив, кряхтя, согласился:
— Да, бывали и получше. Похуже тоже бывали, но…
— Ничего, прорвёмся.
— Забыл спросить, как вас зовут.
— Дональд. Дональд Рассел.
Стив пожал ему руку.
— Что, решили сыграть в героев?
— Ну, мы, конечно, не сто седьмой пехотный, однако…
— Хочу, чтобы вы знали: я благодарен. Но это не отменяет того, что вы ведёте себя, как идиот.
Командир стащил с головы каску и положил на колени. Седина в его висках напомнила Стиву о Тони Старке.
— Зато с вами за компанию... Не могу поверить, что вы всерьёз решили сдаться.
Спецназовец по фамилии Доусон — тот самый, что отпустил Стива на складе, — пылко заметил:
— Да, что на вас нашло? Мы бы всё равно не смогли вас поймать. Продержались бы ещё сутки, а потом…
Дурачьё, беззлобно подумал Стив.
— А что потом?
— В смысле?
— Ну, что потом? Войска выведут, операцию отменят, окей. А я что делать буду, по подвалам прятаться?
— Но не можете же вы просто так сложить руки!
— Слушай, приятель, я не складываю руки. Я минимизирую жертвы и стараюсь сделать что-то толковое, вот и всё. Если для этого надо пойти под суд — ладно, пусть так. В суде я буду полезнее. Надо разобраться с пособничеством Зимнему Солдату — чёрт с ним, отвечу по всей строгости. И дам показания против генерала…
— Да он вам сроду этого не позволит!
— Ладно, а какая альтернатива?
— Ну… Сражаться.
— С кем — с тобой?
Доусон насупился. Стив с сожалением подумал, что бойцов учат хвататься за оружие, но не учат решать проблемы без боя. А Стив хотел бы этому научиться. Да, арест — не самое приятное решение, но он должен был с чего-то начать.
— Эй, парни. Парни! Что там по телевизору? Старка не слышно?
— Пока нет.
— Это хорошо… Хоть что-то хорошо…
— А вы с ним ещё общаетесь?
— Ну, можно и так сказать.
Стивенсон осведомился:
— Это правда, что Тони Старк давно не летает в своих костюмах? Говорят, у него всё автоматизировано, и искусственный интеллект может обойтись без хозяина… А то, что мы видим по телеку — это пустой костюм. Настоящий Железный Человек ходит без него.
Стив, не задумываясь, ответил:
— Тони Старк и без костюма сделает кого угодно.
Прислушался к себе и с облегчением понял, что верит в это.
Иногда достаточно просто верить.

* * *

Такое бывает. Думаешь, что ты в огне, и хуже и быть не может, как вдруг выясняется, что то были цветочки. А сейчас настоящее пекло.
Тони Старку казалось, что две недели до этого он благополучно просидел в огромной звуконепроницаемой банке, и вдруг с банки сняли крышку. В считаные минуты выступление на Си-Би-Эс стало главной новостью дня. На Тони обрушился шквал звонков и упрёков, и пришлось заблокировать телефонную линию. Пресс-секретарь стал белым, как мел, а три человека из юридического отдела заявили, что увольняются.
Да и чёрт с ними.
Тони покинул кабинет и закрылся в мастерской. Там он сварил себе кофе, развернул коробку с китайской лапшой и сел прямо на пол. Над ним в воздухе парили бесплотные светящиеся экраны. Прихлёбывая кофе и ковыряя палочками лапшу, Тони следил за общей картиной и ждал новых заявлений в прессе.
Как обычно, аудитория в соцсетях разделилась на поклонников и ненавистников. Поклонники утверждали, что Старк — надежда нации, бурно радовались его появлению и нещадно бичевали заковианское соглашение; ненавистники писали, что супергерои окончательно слетели с катушек, и жёсткая военная диктатура должна усмирить их, пока не случилось ничего фатального. У Тони не было ни сил, ни желания вникать в эту ерунду. Он сосредоточился на главном и в режиме реального времени отсматривал записи с уличных камер в столице Ваканды.
Грузовик со спецназовцами колесил по улицам, не останавливаясь. Тони не мог решить, связываться с отрядом или нет. Если бы эти парни хотели сдать Роджерса, они бы повезли его на военный аэродром или в посольство, но маршрут был каким-то другим. В нём не угадывалось логики. Тони перебрал несколько вариантов, смоделировал разные пути и пришёл к выводу, что грузовик катается по городу без цели. Похоже, парни просто боятся остановиться.
Подключившись к каналам связи, он бегло ознакомился с событиями в командном центре. Командование отправило ещё два отряда на подмогу к грузовику и тщетно пыталось связаться с неким Расселом, но он отключил рацию. Генерал Росс как воды в рот набрал, а без него никто не понимал, что происходит.
Тони не без удовольствия подумал: и кто здесь главный? Мстители принимают решения за секунды, а генерал Росс даже за час раскачаться не может. Надо приберечь эту мысль для пресс-релиза: Пентагон продемонстрировал полную неспособность к быстрым и решительным действиям. Россу кажется, что самое страшное — потерять лицо.
— Сэр, — сказала Пятница, — боюсь, у меня плохие новости.
— Что там?
Пятница увеличила один из экранов. Пресс-секретарь Пентагона давал срочную конференцию перед журналистами. Тони поднёс к губам чашку с кофе и отхлебнул.
— …мы полагаем, что Стивен Роджерс взял в заложники отряд спецназа во главе с Дональдом Расселом…
Тони поперхнулся. Журналисты наперебой закричали.
— Роджерс выдвигал какие-то требования?
— Пока нет. Сейчас мы пытаемся связаться с отрядом, чтобы прояснить этот вопрос. Подчеркну, что наш главный приоритет — спасение американских граждан, участвующих в операции. Мы делаем всё возможное, чтобы агенты не пострадали.
Тони отметил, что в этом заявлении ничего не сказано о статусе Роджерса. Окей, они не хотят нападать на собственный спецназ, это понятно. Но что насчёт Кэпа? Его вообще собираются брать живым?
— Мистер Старк, вам звонят по второй линии.
Господи, да сколько можно.
— По какой ещё второй линии? Я же велел всё заблокировать.
— Международный звонок из Ваканды, сэр.
Тони отодвинул коробку с китайской едой, двумя руками схватился за чашку с кофе и покачался взад-вперёд, раздумывая.
— Как Капитан нашёл способ? У них в грузовике своя связь. Напрямую не звякнешь…
— Это не Капитан, сэр. Звонок идёт из пригорода столицы. По моим данным, там находится летняя резиденция короля.
Тони нахмурился. Только разборок с Пантерами и не хватало для полного счастья. Он бы отказался, но любопытство было сильнее.
— Соединять? — спросила Пятница.
— Ну давай. Посмотрим, что ему нужно.
В наушнике раздался спокойный вкрадчивый голос.
— Добрый день, мистер Старк. Простите за внезапность. Надеюсь, я не отвлекаю вас от чего-то важного…
— А, ваше высочество. Как дела в Ваканде, как погода?
— Жарковато, — отозвался Т'Чалла.
— Угу, я вижу.
— Эта линия защищена?
— Обижаете.
— Я видел ваше выступление по поводу сегодняшней неприятности…
«Сегодняшняя неприятность». Какой изящный эвфемизм для военной спецоперации.
— Должен сказать, ваша смелость и открытость всегда меня восхищали. Не всем дано сиять в свете софитов, но у вас это получается прекрасно.
— Хотите составить мне компанию? — предложил Тони.
— О, боюсь, нет. Ваши методы весьма впечатляют, но в моём случае они вряд ли будут эффективны.
— А вы попробуйте разок. Не вечно же стоять за кулисами.
Король деликатно промолчал.
— Ладно, Т'Чалла. У меня нет времени на реверансы. Давайте прямо. Вы придумали эту историю про семьдесят два часа — отдаю должное, классный ход. Но могли бы и прямо сказать, что вы на стороне Кэпа.
— Я же сказал: ваши методы мне не подходят.
— Тогда зачем вы звоните?
— Хочу объяснить вам нюансы, — ответил Т'Чалла. — И согласовать наши планы.
— Какие — наши?
— Наши с вами планы дальнейших действий.
— Лично у меня планов нет. Тут бы до вечера продержаться. Вы слышали, что они придумали с этим грузовиком? Говорят, Роджерс взял агентов в заложники, но это же чушь собачья. Скорее всего, спецназовцы просто переметнулись к Роджерсу.
Т'Чалла безмятежно хмыкнул.
— Вот и я так подумал… К слову, десять минут назад генерал Росс запросил у нас разрешение на использование воздушного пространства. Полагаю, новое заявление даёт возможность применить антитеррористические меры.
— Вот дерьмо.
— Я, конечно, не специалист. Но рискну предположить, что генерал хочет задействовать военные вертолёты, чтобы отогнать грузовик за город и устроить обстрел с воздуха. С земли они его не возьмут. По крайней мере, пока я запрещаю массированные наземные обстрелы в рамках города.
Тони глубоко вдохнул.
— Ну, а вы что?
— Я отказался. Отправил полицейские вертолёты, чтобы патрулировали территорию. Отряду нужно помочь продержаться до конца операции.
— И каким образом?
— Понятия не имею, мистер Старк.
Т'Чалла выдержал паузу и как бы невзначай обронил:
— Впрочем, наши системы ПВО не так уж совершенны.
Тони зажмурился, прокрутил эту фразу в уме и открыл глаза.
— Что вы хотите сказать?
— Ничего. Просто поддерживаю дружескую беседу. Я уверен, что генерал Росс не сможет задействовать военные вертолёты — их, во-первых, придётся пригонять из базы в Уганде, во-вторых, мы совершенно точно не пропустим эти объекты… Но, что касается гражданского вооружения — скажем, каких-нибудь небольших летательных аппаратов, — то я вовсе не уверен, что наше ПВО вовремя среагирует. Сами понимаете, бюрократия, устаревшие системы… Можем и пропустить что-нибудь. По случайности.
— Так вы скажете в прессе? — уточнил Тони.
— Да, именно так. Завтра. Но сегодня у вас полно времени. За два-три часа успеете отправить беспилотники, которым не нужна виза… Уверен, это очень помогло бы вашему другу. И, как минимум, создало бы интересный прецедент в супергеройском деле… Но это я так, в рамках предположения.
— Конечно, ваше высочество.
— Берегите себя.
— Вы тоже.

@темы: Писанина, Марвел

URL
Комментарии
2017-07-30 в 15:54 

kotPhoenix
Чтобы его мучить, совести пришлось бы встать в очередь. (с)
какие они аааааааааа
меня разрывает на пушистых котяток а в голове одна радуга
как хорошо, что в мире есть Стив Роджерс который верит в Тони Старка :heart::heart::heart:

2017-07-30 в 17:47 

Мойра*
- Так что, нечисть действительно активизируется ночью? - Нет, просто так наша деятельность выглядит романтичнее (ц)
мне очень нравится новая глава. и как жаль, что она должна стать предпоследней.

2017-07-30 в 21:56 

tar
am I right or am I right?!/ I am a delight! Only... feed and coffee me properly.
Какие они оба охрененные!!! Проглотила все главы на одном дыхании!!!:heart::heart::heart:

2017-07-31 в 16:00 

Algreen
Как же здорово вы пишите) Нравятся стиль повествования, динамика, нерв, взгляд с двух сторон
Люблю читать ваши работы, у вас всегда очень живые герои (причем не только главные). И про окружающую обстановку вы не забываете (всегда радуюсь деталям вроде легкой формы бойцов или реакции интернета).
Спасибо в общем :red:
И присоединяюсь к тем, кто радуется, что вы начали писать по кэпостаркам. За это отдельное спасибо)

2017-08-01 в 13:20 

meg aka moula
Ори, не отвлекайся! (с)
Уфф, гора с плеч. Но то, что глава предпоследняя - да, ужасно грустно. :weep3:

2017-08-01 в 20:51 

Snow_feniks
Соседи разбудили утром НЕ-БЕ-ДА! Хорошо горят их трупы ДА-ДА-ДА!!!
Здесь нет такого смайлика, что бы показать, как я растекаюсь довольной лужей по поверхности ))):nechto:
Это великолепно, Андре!
Пару раз наткнулась на опечатки, но они не бьют глаза.
Спасибо за это чудо, жду с нетерпением заключительную главу =)))

2017-08-03 в 10:00 

Fr!ela
Ни пык ни мык
У парня, который Капитана "не нашёл", наверное в голове бардак сейчас. Бедняга, наверняка почувствовал себя пособником. Ведь сначала ты чуточку помогаешь террористам, нарушая закон, потом они вваливаются именно в твой грузовик, чтобы.. что? Продолжить разваливать армию изнутри? И ведь получается у Кэпа-террориста. Вот уже командир и бойцы на его стороне. Что же дальше?..

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная