20:03 

День 2. Брест-Варшава

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Утро воскресенья, 8 апреля. Кинув ключи от съёмной квартиры в почтовый ящик, спешим на вокзал, чтобы сесть в электричку до Бреста.



Дорога займёт почти весь день.



Маршрут планировал Мишка, и поначалу я слегка опасалась. Миша смотрит на железную дорогу, как кот на сало, но я-то не фанат. Услышав сакральную фразу «электричка за триста рублей», морально приготовилась к деревянным скамьям, при одном взгляде на которые ноет попа. К запаху пота, курицы в фольге, духу несвежего пива, помятым варёным яйцам в пакетике. К трясущимся хвостикам рассады, к торговле чесалками-моталками, гирляндами, удобрениями, средствами от геморроя, биографиями вождя народов. И всё это — десять с лишним часов. Затея не тянет на исполнение мечты.
Ну, думаю, никуда не денешься. Подумаешь, десятичасовая сидячка — вспомни четырёхчасовой троллейбус из Симферополя в Ялту по дороге-серпантину, или плацкарт Новокузнецк-Петербург. Чем напугать человека, который объехал треть России на месте возле туалета в вагоне, где почти не открываются окна. Пятьдесят два незабываемых часа. После них любая поездка — изи.

Приезжаем на вокзал, подходим к электричке, и тут моя картина мира трещит по швам. Во-первых, белорусские электрички по сравнению с российскими — это сад земных наслаждений. То, что белорусы называют электричками, по российской классификации — ласточка. Или даже что-то ближе к сапсану. Их собирают прямо тут, в Минске, по швейцарскому проекту. Свои фотки забыла сделать, поэтому пришлось гуглить — вот очень похожий поезд у Варламова. Только нам ещё попались сиденья с мягкой обивкой.




Во-вторых, железная дорога пролегает по живописным местам. В пути особо не пофотографируешь, слишком большая скорость, зато можно увидеть солидный кусок Восточной Европы — половину Беларуси и треть Польши. Много городов, деревень, ферм; через пару часов езды встречаются гнёзда аистов, у лесов мелькают зайцы, а пару раз на полях попадались косули. Поразительно, насколько может быть первозданным лес совсем рядом с большими городами.


* * *

К вопросу о деревнях.
Помню, был у меня один коллега-белорус. Я спрашивала: скажи, какие у тебя впечатления от российской бытовой жизни? Он подумал-подумал и говорит: на первый взгляд, живёте вы лучше нашего, но продукты в магазинах слишком дорогие и плохие, особенно молочка. Люди зарабатывают больше, а питаются хуже. И срач везде жуткий, пыль, грязища. Порядка нет ни в чём — ни в домах, ни в головах.
Я тогда покивала, но до конца не поняла. А тут смотрю на белорусские деревни из окна поезда — и, чёрт возьми. Они действительно очень, очень чистые. К минскому порядку привыкаешь, тешишь себя мыслью: ну, наверное, здесь так аккуратно, потому что это резиденция президента республики. А за пределами столицы всё как везде: частный сектор, покосившиеся заборы, ржавые вёдра, мусор на обочине. Чистота — это потому что боятся начальства. Простое, очень понятное предубеждение, которое так хорошо заметно в русской модели управления.
Но здесь оно не работает. В окне поезда появляется деревня, а за ней ещё одна, и ещё. И они все — чистые. Везде порядок, аккуратные поля, крепкие сарайчики, мытая техника. Дороги везде хорошие. До Минска чёрт знает сколько километров, а вокруг ни одной гнилой покрышки, брошенной на обочине, ни одной сплющенной банки в кустах.
Смотришь, вспоминаешь родину, знакомые с детства сибирские деревушки, где от разрухи в петлю залезть хочется, — и аж тоска берёт. Ну почему же мы так не умеем. Ведь дело не в ВВП на душу населения и не в страхе начальства, а в русском эскапизме. Как знать, может быть, у белорусов просто нет такого национального развлечения — спорить с пеной у рта о том, как надо жить, в окружении разрухи. Вот и разрухи нет.
Есть чему поучиться.

* * *

В обед добираемся до границы. Пересечение границы с Польшей выглядит так: в Бресте пассажир сходит с белорусского поезда, полчаса стоит на платформе и пересаживается на польский поезд напротив.



За полчаса в Бреста мы, конечно, не успеваем ничего посмотреть. Только забегаем в магазин на станции и покупаем мороженое «Ленинградское», чтобы хоть что-нибудь съесть в пути. Зря повелись на родное название: давно пора усвоить, что белорусские продукты гораздо лучше российских.
Контингент польского поезда почти целиком состоит из гастарбайтеров — люди шумно переговариваются о делах, шуршат разрешениями на работу. Польские пограничники привычно просматривают бумаги, и видно, что ситуация совершенно обычная. Круговорот рабочей силы: белорусы едут на заработки в Польшу, а поляки — в Западную Европу.
В пути мы смотрим «Банды Нью-Йорка», отвлекаясь на пейзаж за окном. Польские деревни отличаются от белорусских очертаниями церквей: даже если в посёлке три дома, один из них обязательно будет костелом. Не знаю, как всё это выжило при советской власти, но поляки остаются очень религиозной страной: почти девяносто процентов населения исповедуют католицизм.
Есть такой детектив — «Девушка в поезде». Главная героиня увлечена странным хобби: следит за чужой жизнью из окна поезда. В романе прекрасно схвачено ощущение лёгкого вуайеризма, когда случайным образом перед тобой открывается клочок чужого мира с бытовыми детальками. Чьи-то дома, тюки с сеном, грабли, забытые на заднем дворе, занавесочки в цветочек, куры, шезлонги, фонарики, покосившееся крыльцо и одинокий тапок на насыпной дорожке. Жизнь, протекающая без тебя и нисколько в тебе не нуждающаяся. В наблюдении за ней есть какая-то магия.

* * *

Часов в пять или шесть наконец прибываем в Варшаву.
Здесь нужно сделать лирическое отступление. Я люблю образ старой Варшавы: художественное кино и документалки, книги и статьи, пожелтевшие фотографии, летящие фортепианные исполнения Шпильмана.



И, конечно, пронзительные довоенные танго. Скажем, «Утомлённое солнце». Оно ведь только у нас «Утомлённое солнце», а в оригинале — «To ostatnia niedziela» («Последнее воскресенье»). В тридцатых годах его написал польский композитор Ежи Петерсбурский.
Советские критики танго безуспешно боролись с так называемой упадочностью этого жанра, поэтому российские версии отличаются от оригинала. В «Утомлённом солнце» есть такая строчка: «Мне немного взгрустнулось / без тоски, без печали». Автор попытался сгладить трагический характер песни, но в музыке всё равно слышна драма. Сюжет «Последнего воскресенья» — мольба молодого человека, обращённая к девушке, которая бросила его ради богатого и успешного соперника. Он просит девушку прийти на последнее свидание, а после этого собирается покончить жизнь самоубийством.



Потом будут говорить, что «Последнее воскресенье» — это предчувствие национальной катастрофы. Песня стала суперхитом за два года до начала Второй Мировой. Кстати, помимо «Последнего воскресенья», Петерсбурский ещё написал «Синий платочек» — культовый военный вальс, который множество раз переделывался под нужды народа и который мы тоже считаем своим.
Я, например, лучше всего знаю версию, которую мне в детстве напевала Галя: «Синенький скромный платочек / немец принес постирать, / за этот платочек дал хлеба кусочек / и котелок облизать». Долгие годы по наивности верила, что именно так «Платочек» и звучит, и только лет пять назад осознала смысл: да ведь это не просто смешная переделка, а сюжет, высмеивающий коллаборационизм. Галя, родившаяся в сорок седьмом году, впитала от родителей и сверстников неофициальный военный и послевоенный фольклор, и несла его в мир, тоже не особо вдумываясь.

* * *

К чему я всё это. Образ старой Варшавы прекрасен, но к реальности он не имеет отношения.
Той Варшавы, что звучит в песнях, смотрит со старых фотографий и пленяет в кино, больше не существует. В сорок пятом году город разбомбили до такого состояния, что осталась лишь сетка улиц да редкие руины. Когда смотришь на фотографии, с трудом осознаешь, что это не реалистичные иллюстрации к компьютерной игре, а реальный вид Варшавы в 1945 году.



Город бросились восстанавливать. Разумеется, спасти каждый камень было невозможно, но поляки проделали фантастическую работу, пытаясь вернуть столицу к жизни. Война чуть не стёрла всю страну с лица земли — и не только материально, но и политически. На словах союзники провозгласили, что Польша освобождена от Гитлера, а по факту к власти пришли коммунисты, подконтрольные Советскому Союзу, и гитлеровский режим сменился сталинским. При всём желании свободой это не назовёшь.
Самый яркий символ тех лет — сталинская высотка рядом с центральным вокзалом (официальное название — Дворец культуры и науки). Копия получилась изящнее, чем московский образец. Со всех сторон дворец теснят башни из стекла и бетона.



Современная Варшава не ищет уникальности и не дорожит своим характером. Это город-мутант, город-призрак, противоречивый в словах и делах. С одной стороны, в Польше явно сильны консервативные, патриотические настроения: это чувствуется и в новостях, и в визуальной культуре, и в подаче информации. Скажем, в той же Варшаве много музеев, выставок и мероприятий, которые чертят линию «мы-они» и утверждают национальную идентичность. Мол, мы — не остальная Европа, у нас ценности, традиция, религия и запрещены аборты. А там, за кордоном, кошмар и бездуховность.
(Симптомы знакомые, но, по моим ощущениям, стадия мягкая — с Россией не сравнить, у нас это всё намного жёстче).
При таком подходе ждёшь, что городская среда будет стремиться к традициям, обращаться к собственному культурному коду. Но она, напротив, стремится избавиться от польского начала и скопировать условно-общеевропейское. Новая архитектура Польши ничем не отличается от того, что строят в той же Прибалтике. Общественные пространства приятные, спокойные и неотличимые от соседей.



В этом есть знакомая двойственность: только и разговоров, что об «особом пути», но жить-то хочется, как в просвещенной Европе. Покупать — чужое, читать-смотреть-слушать — чужое, отдыхать ни в коем случае не с соотечественниками и зарплату получать в чужой валюте. Быть собой и невыгодно, и стыдно. Но это за фасадом, а на фасаде — патриотизм, традиции, изоляционизм.



Между безликим стеклянно-бетонным новостроем попадаются кусочки старой Варшавы. Увы, они никому здесь не нужны. То, что так любовно сохранялось по крупицам после Второй Мировой, в нынешней реальности — обуза. Несовершенная, малоэтажная, обшарпанная Варшава неуместна, её стесняются, как неудобного родственника, приехавшего из глубинки, сносят, прикрывают щитами и прячут на задворках. Старушка, исчезни, дай дорогу молодёжи.





* * *

И вот иду я, смотрю на это всё и думаю: интересно, а как Эрик относился к неизбежной перемене среды, как отразилась на нём смена эпох, исчезновение старого города и рождение нового. Если допустить, что он жил в гетто, связь с городом должна быть очень сильна. А где теперь это гетто? От него же, наверное, ничего не осталось.
Дело уже идёт к закату. Мы с Мишкой плетёмся к гостинице и останавливаемся на пешеходном переходе. Вдруг я спотыкаюсь о какой-то выступ в тротуаре, но не успеваю сообразить, что это — загорается зелёный знак светофора. Мишка тянет меня за руку. Я перехожу дорогу, оглядываясь. Наконец говорю:
— Миш, давай вернёмся.
Он такой:
— Зачем?
— Не знаю, там что-то на дороге было.
Возвращаемся. Гляжу на тротуар, а там — металлические буквы Ghetto Wall.



Оказывается, погрузившись в мысли об Эрике, я случайно споткнулась о мемориал, обозначающий границы гетто. За спиной стоит единственная сохранившаяся стена, отгораживающая официальный вход.
Мы стоим с Мишкой, смотрим на стену и молчим, вокруг буднично снуют машины, загораются светофоры, в домах зажигаются и гаснут окна.

@темы: Смыслы, Путешествия, Поездка в Аушвиц, Быт

URL
Комментарии
2018-04-21 в 23:02 

momond
как всё это выжило при советской власти ну в 1945 советская власть была уже не та, что в 1917. И в Советском Союзе в это время церкви вышло послабление, а в Польше священники сражались против Гитлера, народ бы не понял. Опять же в Польше церковь, то есть костел, не был так срощен с государственной властью, как в царской России.
А белорусскую границу вы как проходили? Очень интересно вас читать, мы теперь в Европу попадаем через Вильнюс, в Варшаве сто лет не были.

2018-04-21 в 23:09 

PagucT
до того, как это стало мейнстримом.
(для всяк читающего: я тот самый Миша, о котором говорится в посте)

momond,
белорусскую проходили в отстойнике за Брестом — поезд минут 15 тянется мимо путей, останавливается, в вагон заходят люди с особо секретным комплуктером в ящике и штампиком, собирают паспорта, ставят штампы, выходят, поезд едет дальше.
польскую на платформе в Тересполе, тоже не выходя из вагона — сначала зашли таможенники посмотреть на размер сумок, затем стражи границы отсканили паспорта и визы, поставили штампики и велкам Евросоюз.

2018-04-22 в 00:03 

momond
PagucT, о! То есть это была какая-то специальная электричка, привязанная к переходу границы? Потому что мог же человек просто себе в Брест ехать, а тут внезапно погранконтроль. Я ж говорю, сто лет не ездила.
Какой сервис, а! Как вспомню это стояние в очереди на таможню, тьфу.

2018-04-22 в 00:06 

HerbstRegen
Нет вкуса, нет совести!
Да у нас чистенько. И красивенько, в гости приезжать самое то! И Брестский вокзал - вообще сказка, лучший из всех ) Сейчас там еще автовокзал строят на Московской стороне, будет еще и удобно, в Беловежскую пущу, например, добраться)
То, что белорусы называют электричками, по российской классификации
Не. Их все 10 на всю Беларусь, стоимость почти в два раза выше чем у ЭП и эти собраны в Швейцарии ну и "Шадлер Минск" хмммм... сомнительное предприятие.

Очень интересно было про Варшаву почитать. Вообще давно хотела в Польшу съездить, на то что я с детства смотрела на экране телевизора и вроде граница с она видна, но всегда находились варианты дешевле и удобнее. Все кто из друзей ездил, так только в аэропорт и мне даже спросить не у кок там по настоящему)

2018-04-22 в 00:18 

PagucT
до того, как это стало мейнстримом.
momond, не. Технически и фактически это два разных поезда. Минск-Брест идёт штадлер, Брест-Варшава — польский интерсити с отдельными билетами и отдельным контролем. Один и тот же поезд чисто физически не сможет из Беларуси в Польшу, так как необходима будет замена колёсных пар ввиду разной ширины пути.
Так что в Бресте все желающие организованно переходят в другой поезд и едут с загранами наперевес.
На поезд сообщением Брест-Варшава может купить билет кто угодно и пройти контроль не выходя из поезда.
Всё достижение БЧ — подогнать график электрички Минск-Брест под варшавский поезд.

HerbstRegen, знаете, если считать процентное соотношение условно нормальных поездов (штадлеров/пес/ласточек/стрижей) к традиционным советским электричкам, то в Беларуси намного более приятный процент. В России вероятность попасть на ЭР2Р с деревянными скамейками, полагаю, на несколько порядков выше.
По поводу сомнительности ШМ я бы поспорил, тем паче, что на имиджевые московские аэроэкспрессы всё-таки предпочитают ставить новые составы от ШМ, а не заказывать хвалёные российские «Иволги» и прочее.

2018-04-22 в 02:27 

HerbstRegen
Нет вкуса, нет совести!
PagucT, если еще и посчитать на количество населения, так еще круче будет!:-D Но зачем? Как статистикой не играй, а штадлеры - исключение а не правило. Вот я о чем, а не у кого лучше/хуже...
По поводу сомнительности ШМ я бы поспорил
Да и я могу поспорить) Беларусь отвалила кучу бабла, чтобы построить совместное предприятие, которые сейчас работает в убыток и никогда не окупится с такой загруженностью. С другой стороны, три года только прошло с открытия.
Ну, пока все новости только в форме будущего времени,так что....:rolleyes:

2018-04-22 в 15:10 

Yulita_Ran
...нічиїм поцілунком не будемо втішені ми...©
была в Варшаве много раз, каждый раз открывая для себя какой-то новый район, кусок, фрагмент мозаики - но вот этого ощущения, что она прячет свое старое и стыдится его - никогда не возникало) Кстати, на гетто в первый раз тоже наткнулась именно так - почти споткнувшись об эту надпись на асфальте.

2018-04-23 в 12:28 

джеки блэквуд
storms and steel
При рассказе о жалком остатке этой стены вспомнился маленький отрывочек из сборника Этгара Керета.

2018-04-24 в 16:36 

Чиби-Пакость
Гормоны подождут
После прочтения части про белорусские деревни и сравнения с сибирским пейзажем из окна поезда как накатила тоска так и не отпускала до конца -__-

2018-04-24 в 19:37 

Fiona
"Maybe you shouldn't judge people before you get to know them"
Как интересно ты пишешь! Сразу захотелось собрать чемодан и рвануть в какое-нибудь место с особой историей.

2018-04-24 в 23:51 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
momond, извините, поздно кинулась отвечать на комменты, Миша уже рассказал всё) Спасибо за комментарий и за примечание насчёт священников и церкви, я об этом не подумала даже))

HerbstRegen, даже если таких электричек 10 на всю страну, они всё равно очень впечатляют)) Впечатляет само то, что можно купить билет за небольшие деньги и внезапно оказаться в таком поезде.

Yulita_Ran, должна сказать, что на другой день моё чувство «спрятанности» старого несколько смягчилось. Наверное, потому что побывала в Старом городе. Но ощущение победы безликого стекла и бетона всё равно осталось — возможно, ещё и на контрасте с Краковом)

джеки блэквуд, о, я как раз эту книгу читаю!

Чиби-Пакость, эх, меня тоже.

Fiona, спасибо :heart:

URL
2018-04-25 в 00:47 

HerbstRegen
Нет вкуса, нет совести!
andre;, и едут они на час быстрее по направлению Брест-Минск, а это того точно стоит.

2018-04-25 в 08:49 

Yulita_Ran
...нічиїм поцілунком не будемо втішені ми...©
andre;, в Кракове я жила полтора года, и он, конечно, оставляет совсем другоое впечатление - хотя тоже в основном реплика, но там и кроме реплики хватает старых домов-дворов-улочек - это раз, а два, в отличие от Варшавы Краков всячески гордится своей древностью и историей и подчеркивает ее))) Вообще уникальный город, конечно)

2018-04-28 в 20:51 

Karidan Balza
Я говорю с серьезным лицом, но внутри меня танцуют олени .
белорусские электрички по сравнению с российскими — это сад земных наслаждений. То, что белорусы называют электричками, по российской классификации — ласточка. Или даже что-то ближе к сапсану. Их собирают прямо тут, в Минске, по швейцарскому проекту. Свои фотки забыла сделать, поэтому пришлось гуглить — вот очень похожий поезд у Варламова. Только нам ещё попались сиденья с мягкой обивкой. БОЖЕНЬКИ ЧИСТОТА КАКАЯ !! КОМФОРТ !:heart::heart: МОЖНО Я БУДУ ЖИТЬ В ЭТОЙ ЭЛЕКТРИЧКЕ? :weep: НУ ПОЖАЛУЙСТА ,А ?

даже если таких электричек 10 на всю страну, они всё равно очень впечатляют)) Впечатляет само то, что можно купить билет за небольшие деньги и внезапно оказаться в таком поезде. +10000000 стоит добавить что «10 на всю страну» — на всю небольшую страну (по сравнению с Россией) . Таки да , шанс проехать на таком составе в несколько раз выше чем у нас . Живу на Урале , поезда/электрички пиздец. сапсан вижу только по тв в новостях

срач везде жуткий, пыль, грязища. Порядка нет ни в чём — ни в домах, ни в головах. А тут смотрю на белорусские деревни из окна поезда — и, чёрт возьми. Они действительно очень, очень чистые.Везде порядок, аккуратные поля, крепкие сарайчики, мытая техника. Дороги везде хорошие. До Минска чёрт знает сколько километров, а вокруг ни одной гнилой покрышки, брошенной на обочине, ни одной сплющенной банки в кустах. Смотришь, вспоминаешь родину, знакомые с детства сибирские деревушки, где от разрухи в петлю залезть хочется, — и аж тоска берёт. Ну почему же мы так не умеем. Ведь дело не в ВВП на душу населения и не в страхе начальства, а в русском эскапизме. Как знать, может быть, у белорусов просто нет такого национального развлечения — спорить с пеной у рта о том, как надо жить, в окружении разрухи. Вот и разрухи нет. может просто люди не такие злые как в россии ? :smirk: отсюда и милосердие к природе и забота о своей земле/своем доме . наверное противно гадить там где живут , а может совесть еще осталась .... перед собой , перед природой Есть чему поучиться. Да вот только учиться некому . рашка уже давно в грязи захлебнулась . «Здесь не исправить уже ничего. гасподь жги»

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная