15:44 

Напарник, глава 5

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Ещё не финал, но уже совсем близко.

Название: Напарник
Фандом: Марвел, пост-Гражданка
Герои: Стив Роджерс, Тони Старк, в эпизодах Т'Чалла
Рейтинг: PG-13
Жанр: экшн, драма, броманс
В предыдущих сериях: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4

Тони Старк не спал уже часов сорок. Сначала было некогда, а потом побоялся, что уснёт и пропустит что-нибудь важное. Он не помнил, утро сейчас или вечер, и мыслил исключительно таймлайном операции. Наконец его сморило; глаза сами закрывались. Тони сдался, лёг на диван и вытянул ноги.
Он слышал, как за стенкой гудят сервера, шифрующие соединение с Пентагоном и Вакандой. Методичный и монотонный писк возвещал о том, что грузовик со спецназовцами следует по намеченному маршруту.
Всё было спокойно. Тони закрыл глаза. Через мгновенье его разбудил резкий звук ошибки и звенящий голос Пятницы.
— Мистер Старк. Мистер Старк, проснитесь. Проснитесь, мистер Ста…
— Да понял, понял. Уже встаю.
Тони зевнул и опустил ноги на пол. Бесплотные светящиеся экраны висели в воздухе, занимая половину комнаты.
— Что стряслось? Костюмы приземлились?
— Да, сэр. И сразу после этого мы потеряли канал.
— В смысле — потеряли?
— Неполадки со связью, сэр. Ищу причину.
Подавляя очередной зевок, Тони прикрыл рот ладонью и помотал головой. Что ж, пора возвращаться в реальность. Взгляд на часы, вздох, пять шагов до кофемашины.
На столике стояла розовая кружка с единорогами. Тони дунул в неё, поставил под кран и несколько секунд сосредоточенно вслушивался в грохот кофемолки.
— Ну, Пятница, что там?
— Ещё минутку.
— Да-да, конечно. Не торопись. Как следует всё обдумай и проиндексируй, куда спешить-то. Ну, убьют Роджерса — как будто он в первый раз помирает…
— От стресса вы становитесь склочным, — заметила Пятница.
— Можно подумать, без стресса я просто душка.
— К слову о стрессе, в последние двое суток я зафиксировала повышенный уровень кортизола. Чтобы понизить уровень кортизола, рекомендую отказаться от кофеина.
— И вот стоило наделять искусственный интеллект сексапильным голосом, чтобы этот голос бубнил про гормоны…
— Простите, сэр. Ваше здоровье превыше всего.
— Лучше скажи, что с причинами. Нашла что-нибудь?
На несколько мгновений повисла тишина. Затем Пятница ответила:
— Боюсь, у меня плохие новости.
— Напомни, а когда были хорошие?
— Обнаружена причина неполадок со связью. Источник сигнала в Пентагоне, сэр.
Тони взял кружку и принюхался к кофе. Спросонья голова соображала плохо. Тони моргнул, ещё раз прокрутил в уме фразу Пятницы и с надеждой спросил:
— Ты так шутишь?
— Нет, сэр.
— Генерал прорвался через нашу сеть? Он говорил со спецназом?
— Сомневаюсь, что именно со спецназом, сэр. Скорее с мистером Роджерсом.
— Долго?
— По моим данным, окно было в две с половиной минуты.
— Есть запись разговора? Хотя бы расшифровка?
— Нет, сэр. Но могу предположить, что генерал…
— Предположить я и сам могу... Блин.
На несколько мгновений Тони потерял самообладание. Захотелось заскулить от собственной безалаберности. Надо было догадаться, что генерал постарается всеми правдами и неправдами выйти на связь с Роджерсом. Надо было следить в три глаза, а он, Тони, решил вздремнуть — и вот пожалуйста.
Так, ладно. Хорош паниковать. Глубокий вдох — четыре секунды достаточно, чтобы насытить мозг кислородом.
Тони глотнул кофе и уточнил:
— Связь уже заблокирована?
— Да, сэр.
— Не дай Пентагону снова отобрать канал. Перекинь мощностей на шифрование.
— Конечно, сэр.
— И следи за Роджерсом. Мало ли, что он выкинет.
— Мистер Роджерс — сложный человек, — деликатно согласилась Пятница и ушла в фоновый режим.
Опять стало тихо. Тони зачем-то прошёлся по мастерской от стены к стене.
В дверном проёме появилась голова секретаря по связям с общественностью. Вид взъерошенного босса с трехдневной щетиной и в несвежей футболке — абсолютно такой же, как вчера и позавчера, — произвёл на секретаря впечатление. Остановив взгляд на розовой кружке с единорогом, он кашлянул и робко начал:
— Мистер Старк, опять звонки из правительства. Подумал, вам стоит знать…
— Эшли, будь другом, пошли всех в задницу.
— Вообще-то меня зовут Эннис, — поправил секретарь. Судя по тону, он делал это не в первый раз и без особых надежд.
— Да-да, — перебил Тони. — Страшно сочувствую. Не знаю, как ты живёшь с этим... А теперь, будь добр, иди и сделай, как я сказал.
— Но, сэр, я не могу просто взять и послать в задницу военных!
— А почему нет? — удивился Тони. — Они ведь тебя могут.
Секретарь расхрабрился и выпалил:
— Генерал Росс устроит нам неприятности. Вы извините, но моя работа — бороться с медийными проблемами, а не создавать их. Если мои методы чем-то вас не устраивают...
Тони уточнил:
— Так это Росс?
— Да, сэр. Он очень настойчив. Говорит, дело не терпит отлагательств. Я пытался выяснить детали, но он заявил, что будет говорить только с вами. Лично. И мой совет — прислушаться к доводам. Положение очень тревожное, сэр...
В голове Тони загорелась красная лампочка: опасность.
— Пятница, переведи звонок на меня. Эннис, иди-ка ты погуляй.
— Вы помните моё имя! — торжествующе воскликнул секретарь.
— Да, да, это ужасно трогательно, потом обнимемся и вместе поплачем. А сейчас исчезни… Ладно, прости, я не хотел тебя обидеть. Не вздумай расстраиваться. Если хочешь знать, я со всеми козёл, а не только с тобой... Пятница, ты там жива?
— Да, сэр. Звонок на первой линии.
— Эннис, брысь!
Просияв улыбкой, секретарь скрылся за дверью. Тони зажмурился, собираясь с мыслями, и принял звонок. В наушнике раздался голос генерала Росса.
— Мистер Старк, я уже начал думать, что вы меня игнорируете.
— Что вы, — отозвался Тони. — Хотел бы, да не могу... Вижу, вы взяли моду звонить по прямой линии без секретарши. Это только для меня такая честь? Или Кэпа вы тоже уважили?
Генерал промолчал, то ли наслаждаясь своим превосходством, то ли подыскивая слова для следующего выпада. Его молчание действовало на нервы.
— Ну, — поторопил Тони, — чем порадуете в этот раз?
Он специально выбрал легкомысленный тон, но боялся перегнуть палку и выдать нервозность. Терпение и сдержанность на переговорах никогда не были его сильными сторонами.
— Вы наверняка и сами всё знаете, — сказал генерал.
— А вдруг не знаю?
— Бросьте, Старк. Всё уже кончено.
— Что именно?
— Наша с вами игра в поимку террориста. Вы играете за обе стороны, а мы любезно притворяемся, что так и должно быть.
— И почему же она кончена?
— А подумайте головой, Старк. Неужели вы действительно верили, что эти выходки сойдут вам с рук?
Тони подошёл к светящимся экранам и вывел на них новости из Ваканды и прямую трансляцию с уличных камер. Генерал знал что-то, чего не знал Тони.
В голове крутилась мысль: ох, Кэп, надеюсь, ты не заключил сделку с этим ублюдком. Иначе все старания насмарку. Столько усилий и рисков — и ради чего? Чтобы просрать всё в последние часы операции?
Конечно, прямой разговор с Кэпом был невозможен. Но Тони всё чаще и чаще заговаривал с Кэпом в мыслях: то ругался на него, то изливал душу, а то вдруг просил, чуть ли не умоляя — Стив, старина, не натвори глупостей. Не сдавайся, не изменяй себе. Оставайся путеводной звездой, нерушимой и вечной, не иди на поводу у крючкотворов и бюрократов. Перед тобой прекрасный антипример — когда-то и я поддался Россу, но это никого не спасло и, уж тем более, не сделало счастливее.
Нет, Роджерс, не повторяй ошибок. Давай притворимся, что заковианского акта не было, вернёмся назад и всё исправим. Должны же мы хоть иногда тормозить, а не бежать сломя голову; хоть иногда созидать, а не разрушать; хоть иногда дорожить тем, что имеем.
И не умри, пока я далеко. Если уж умирать, то хотя бы рядом.
— Надеюсь, вы наигрались, Старк, — неприязненно сказал генерал. — Потому что следующего раза не будет. Честно говоря, мне не стоило допускать даже нынешнего случая, но что поделать — вы у нас живая легенда Америки. Такому, как вы, везде положены поблажки. И я даю вам эти поблажки. С любым другим командующим вы бы уже давно сидели в тюрьме где-нибудь в Гуантанамо, однако я пошёл вам навстречу. И даже сейчас, когда вы уже практически под следствием, продолжаю с вами возиться...
Тони едко улыбнулся, позабыв, что генерал его не видит. Он не сводил глаз с экрана. Камера засняла грузовик на одной из вакандских площадей. Вокруг грузовика выстроились железные костюмы, зеваки и военные, обвешанные разнокалиберным оружием.
— Я рассчитываю, мистер Старк, что вы в состоянии хоть на минуту включить голову. Вы наломали дров, но мы не звери. Мы не такие, как вы думаете. И готовы простить — разумеется, при соблюдении некоторых условий... У меня осталась надежда на вас, понимаете?
Тони громко фыркнул. Одна его часть подбирала остроумные ответы, а другая быстро анализировала каждое слово генерала.
Вся эта ерунда про тюрьму и живые легенды яйца выеденного не стоит. Старый трюк — притвориться, что делаешь собеседнику одолжение, в расчёте на ответные скидки. Тони ничуть не тревожили угрозы Росса, однако одна фраза повергла его в смятение: «простить при соблюдении условий».
— Генерал, — сказал Тони, — давайте ближе к делу. Что за условия?
— Я хочу, чтобы вы не пытались свести с нами счёты. Эпоха Мстителей прошла, мистер Старк. Я уверен, вы это уже осознали. Поэтому давайте так: мы делаем свою работу, а вы делайте свою, и будем считать, что мы квиты.
В голове Тони вспыхнул свет. Внезапно он всё понял: зачем генерал звонил Стиву, и что будет дальше, и чем всё кончится.
Генерал уговорил Стива выйти. Через минуту, максимум через две, Роджерс выскочит из грузовика, и тогда отряд спецназовцев, ждущий снаружи, пристрелит его на месте. После этого Тони попросят не поднимать шума в обмен на свободу. Вернее, уже попросили. И генерал искренне считает, что Тони на это согласится.
Наглость и простота этого замысла поразила Тони, как поражает луч света, внезапно выхвативший из темноты омерзительную и безыскусную вещь — ту, что на самом деле не опасна, но внушает страх одним своим видом.
— Пятница! — крикнул Тони. — Портативную установку! К грузовику, живо!
— Старк, послушайте… — снова начал Росс, но у Тони уже не было на него времени. Отключившись, он кинулся проверять канал связи с грузовиком.
— Сэр, — позвала Пятница. — Хотите, чтобы я что-нибудь передала мистеру Роджерсу по рации?
— Нет! То есть да! Скажи, пусть не высовывается.
— Не думаю, что это эффективно, сэр. Мистер Роджерс сейчас ругается с бойцами отряда. Они тоже не хотят выпускать его, но мистер Роджерс стоит на своём.
— Как и всегда… Ладно, а двери мы можем заблокировать?
— Нет, сэр, там нет электронного доводчика.
В бессильном бешенстве Тони сорвал наушник и кинул его за диван, но тут же спохватился: зря.
Оставался один-единственный способ связи с Роджерсом. Способ, на который Тони долго не мог решиться — всё боялся чего-то и ждал подходящего момента. Только теперь до него дошло, что подходящий момент может никогда не наступить.
Чертыхнувшись, он полез за диван доставать наушник, и в этот момент Пятница сказала:
— Он выходит.
— Ох, чёрт… Ладно, куда тут денешься. Запускай протокол «Пеппер».
— Есть, сэр.
— Ну, с богом.

* * *

— Да они же вас убьют! У них приказ стрелять на поражение. Сами слышали.
Стив нашарил толстовку под лавкой и, морщась, надел её поверх футболки. Он не хотел смотреть Доусону в глаза и не хотел спорить. Уже пожалел, что позволил бойцам втянуться в это дело.
Молодые парни-контрактники, только-только прошедшие обучение, без опыта в горячих точках, без связей, без гарантий — ради Стива они рискнули всем. Стив перестал бы уважать себя, если бы не дорожил их судьбами.
— Живым вы ему не нужны, — сказал Доусон. — Ей-богу, Кэп, вы нашли, кому верить.
— Кто сказал, что я ему верю?
— Сделаете шаг за порог кузова — и, считайте, вы покойник.
— А не выйду — все отправятся под трибунал.
— И пусть!
— Оставь это, ладно? Дальше пойду один.
— Но это наш выбор! Мы знали, на что идём, и не надо нас спасать. Плюньте вы на генерала, останьтесь здесь.
Другие бойцы одобрительно закивали. Командир сидел в углу и смотрел на Стива: он был опытнее других и понимал, когда не нужно лезть под руку. Мрачное выражение на его лице подсказывало, что на месте Стива он поступил бы так же.
— Слушай, — Стив обратился к Доусону, — я скажу прямо, а ты не обижайся. Ты понятия не имеешь, на что нарвался. Слова-то красивые, но потом за них придётся отвечать. И вы все, — Стив обвёл взглядом отряд. — Прямо сейчас. Ради меня. Подумайте о будущем, ладно? Эта операция вот-вот кончится. В лучшем случае вам придётся бросить эту работу, а в худшем — на вас заведут дело, и придётся бросить всё, что вы любили, и пуститься в бега, и не иметь даже возможности… вернуться.
Бойцы отряда смотрели на Стива и молчали, не решаясь возразить. Доусон беспомощно пожал плечами. Стив встал с лавки, оттеснив Доусона; он не знал, что ещё сказать. И так сказал уже слишком много.
Шаг, другой. Стив брёл мимо бойцов до двери кузова. Путь этот занял куда дольше, чем нужно — отчасти потому, что от ранения Стива мутило, а отчасти потому, что время теперь ощущалось иначе.
Он-то всегда полагал, что время — бесконечный ресурс. И тут задумался: что, если у меня осталась минута? Ну, две? Что тогда?
Не глядя на бойцов, Стив отодвинул задвижку двери кузова и, щурясь, спрыгнул на землю. Слепящий свет прожектора ударил по глазам.
Сразу стало очень громко: над головой завис вертолёт, оглушительно грохоча винтом. Толпа заволновалась, какой-то спецназовец надрывно и неразборчиво заорал в громкоговоритель.
Стив высоко поднял руки. Он смотрел вперёд, но краем глаза видел железные костюмы, стоящие справа и слева. Костюмы пришли в движение, выстраиваясь так, чтобы загородить Стива от пуль. Стив услышал лязг железа, а затем — почти одновременно, — щелчки десятков предохранителей.
— Стоять, Роджерс! Руки за голову!
Ничего другого Стив и не ждал, но на мгновенье потерял самообладание. Он не был испуган. Нет, он давно уже не боялся ни смерти, ни боли; то был не страх, а лишь сильный, мутный, обезоруживающий спазм тошноты. От него сдавило горло, а спину прошило дрожью.
Старина, сказал он себе, ну неужели ты так потратишь последнюю минуту жизни? Перестань. Это совсем не в твоём духе.
Очень медленно он опустил руки на затылок. Почему-то его до сих пор не убили. Наверное, потому что за ограждением собрались десятки зрителей. Из-за света прожекторов Стив не видел их, но в толпе наверняка были дети.
Неловко, когда кумиру подрастающего поколения вышибают мозги на глазах у кучи детишек.
В ту секунду, когда он подумал об этом, на правую руку шлёпнулась пластина. Стив вздрогнул. Пластина проворно развернулась, обхватила запястье и локоть.
В ответ на внезапное движение грянули выстрелы. Металл прополз по предплечью, заковал в бронь грудь и ноги. У Стива перехватило дыхание. Раздался звук, который он столько раз слышал со стороны, но никогда — изнутри: от титановой обшивки отскакивали пули. Одна из них чуть не задела шею. Стив успел шарахнуться в сторону, и тут перед лицом удачно захлопнулось забрало.
На миг наступила кромешная тьма, а затем всё осветилось, и раздался голос.
— Роджерс! Ты совсем охренел! Что это за дерьмо?! Ты хочешь, чтобы тебя убили? Да я тебя сам убью!
Голос грохотал куда громче, чем винты вертолёта.
— Клянусь богом, Роджерс, ты у меня дождешься! Я три шкуры с тебя спущу! Пожалеешь, что во Второй мировой не откинулся! Что это за дерьмо, я тебя спрашиваю! А если бы ты умер? Что бы со мной было? Ты вообще хоть раз подумал обо мне?
— Тони, — Стив расплылся в улыбке, — это ты.
— Нет, блин, апостол Пётр! Ты же с ним хотел увидеться!
— Я так рад тебя слышать.
— Ой, ну слава богу, хоть кто-то рад! — Тони с чувством выругался, и это сошло бы за чистую монету, если бы не дрожащий голос. — Пропади ты пропадом, Роджерс! Как ты дожил до своих лет, не понимаю!.. Ну вот чего ты ржёшь, скажи? Пятница, чего он ржёт?
— Возможно, у него шок, сэр.
У Стива не было шока; он смеялся от облегчения. Вокруг по-прежнему стрекотали пули, винт вертолёта всё ещё грохотал, бок онемел от боли, и вдобавок на Стива орали, как никогда в жизни.
А он был счастлив. Совершенно счастлив. Счастье было так беспредельно, как бывает только на пороге смерти. Интерфейс перед глазами двоился, а звуки из внешнего мира становились всё тише. Стив чувствовал, что вот-вот отключится, и спешил поскорее сказать то, что давно нужно было сказать.
— Тони, я по тебе соскучился.
— Продолжай, не стесняйся, — перебил Тони, — сейчас самое время. Давай ещё признаемся друг другу в любви. Вот ты, например, меня любишь?
— Прости меня, ладно? Прости, что так вышло… И насчёт поисков красной книжки: я знаю, что прошу слишком много, но, кроме тебя, у меня уже никого… никого, кто был бы…
Сбившись с мысли, он сглотнул. Голова кружилась.
— Пятница, — обеспокоенно позвал Тони, — срочный анализ показателей здоровья.
— Обнаружено поражение печени. Сквозное огнестрельное ранение с внутренним кровотечением. Рекомендуется немедленная госпитализация…
— Выруби его, быстро.
— Нет, — запротестовал Стив. — У тебя будут неприятности. Не надо, То…
Правую руку кольнуло, и договорить он уже не смог.

* * *

Ну вот и всё.
Не так уж это и страшно.
Тони вытащил наушник из уха и немного постоял перед светящимися экранами. Он чётко осознавал, что только что сделал выбор — неважно, удачный или нет, — и за этот выбор придётся отвечать.
Им овладела лихорадочная решимость. Сунув руки в карманы, Тони взглянул на часы. Что ж, похоже, выпить ещё одну чашку кофе он уже не успеет.
— Пятница, — позвал Тони, — Росс уже отправил сюда отряд спецназа?
— Да, сэр. Только что.
— Сколько времени сможешь выиграть?
— Не более тринадцати минут при удачном сценарии.
— Ну, хоть что-то… Проверь все системы Марка. Упакуй модули портативной зарядки. Бери всё, что есть, даже если заряда мало.
— Мистер Старк, я должна предупредить, что генерал Росс запросил подписку о невыезде на ваше имя.
— Ещё не хватало. Я буду ходить куда хочу и когда хочу.
Пока Пятница разбиралась с оборудованием, Тони нашёл под столом большую спортивную сумку и стряхнул с неё пыль. Он выдвинул большой ящик, в котором лежали перспективные разработки, и вытащил из-под груды прототипов круглый щит из вибраниума.
Колеблясь, Тони пару секунд разглядывал своё детище, жалея, что ему так и не представилось шанса довести его до ума. Например, он мог бы создать систему распознавания или сделать щит более компактным, чтобы его было удобнее носить. Да хотя бы звезду нарисовать. Как же Кэп — и без звезды.
Под потолком раздался голос Пятницы.
— Желаете взять с собой одежду на пару дней?
— Пару дней? — рассеянно переспросил Тони. — Надо же. Я и не знал, что ты оптимистка…
— По статистике, заседания чрезвычайного суда по делам, схожим с вашим, открываются в течение сорока восьми часов.
Тони хмыкнул, расстегнул молнию на сумке и положил в сумку щит.
— Давай о чём-нибудь другом. Расскажи, как дела у Кэпа.
— Всё ещё без сознания. Состояние стабильное, — отчиталась Пятница. — Небольшое повышение температуры, но при подобных ранениях это норма. Уровень заряда костюма — четыре процента.
— Как думаешь, дотянет до нейтральных вод? Мы могли бы подыскать подходящее судно в тех краях…
— У этой модификации нет подушек безопасности и спасательного жилета, — напомнила Пятница. — Мистер Роджерс утонет, если попадёт в открытое море.
— А ты умеешь обнадёжить.
Раздался стук, дверь без разрешения приоткрылась, и в проёме появилась голова Энниса.
— Мистер Старк, извините, что опять врываюсь, но тут творится черт знает что. В вестибюле больше сотни журналистов. Они ждут, когда вы сделаете заявление. Что мне с ними делать?
— Ничего. Ищи новую работу.
Эннис растерялся.
— Вы меня увольняете?
— Вроде того.
— А… за что хотя бы?
Тони поставил сумку на стол и сказал:
— Слушай, ты, похоже, отличный парень. Я бы написал тебе рекомендацию, но у меня осталось минут десять до того, как сюда ворвётся спецназ. Так что сочини что-нибудь сам, окей? И скажи Хэппи Хогану, что я велел похлопотать о премии.
— А вы что будете делать?
Тони махнул рукой. Этот жест означал нечто среднее между «Спасибо за заботу» и «Катись к дьяволу».
— Нет, правда. Куда вы поедете?
— Если отвечу на этот вопрос, ты не сможешь сказать под присягой, что ничего не знал. Так что забудь и уходи отсюда.
Эннис покусал губы, наблюдая за тем, как босс мечется по мастерской, собирая паяльники и отвертки. Опять ожила Пятница.
— Заряд костюма мистера Роджерса — три с половиной процента. Нужно что-то решать, сэр.
Эннис вздрогнул и, втянув голову в плечи, взглянул на потолок. Он так и не привык, что его босс предпочитает общаться с машинами, а не с людьми.
— Ладно, Пятница, давай выберем точку в пустыне. Перехвачу его там. Просчитай маршрут для Марка.
— Напоминаю, что мистеру Роджерсу нужна срочная медицинская помощь.
— Тогда упакуй аптечку.
— При всем уважении, вы не сможете обеспечить мистеру Роджерсу подходящие условия с помощью одной лишь аптечки. Ему нужна госпитализация.
— И где я его размещу, по-твоему?
— Об этом стоит задуматься. Возможно, найдутся учреждения...
— О, конечно! Срочно звони в клинику для военных преступников. И обязательно проследи, чтобы у них было спа!
В пылу ссоры с собственным творением он напрочь забыл о секретаре. Эннис тихо кашлянул, Старк кругом обернулся и сердито спросил:
— Почему ты ещё здесь?
— Я знаю, как помочь Капитану, — сказал Эннис.
Старк перестал бегать от стола к столу и остановился посреди мастерской.
— Только не психуйте, договорились? Я наводил кое-какие справки насчёт политического убежища. Не совсем для Капитана, скорее для вас — на случай, если ситуация с генералом зайдёт слишком далеко. Но, раз такое дело…
— Говори.
— Минут десять назад поступило предложение от властей Марокко. Если я правильно понял, костюм летит как раз через те края.
— Они его не выдадут?
— Нет, сэр. У США и Марокко нет договора об экстрадиции.
— С Вакандой договора тоже не было.
— Да, но в тот раз генералу Россу удалось добыть разрешение на международную операцию. Если хотите знать моё профессиональное мнение, то я считаю, что второй раз ООН такое разрешение не даст. Первая операция слишком плохо закончилась. Весь мир уже понимает, что власти США охотятся за Роджерсом. ООН не станет рисковать репутацией, чтобы этому потворствовать.
Несколько секунд Тони обескураженно разглядывал лицо секретаря, затем поднял голову к потолку и спросил:
— Пятница, ты это слышала?
— Да, сэр.
— Может, объяснишь, почему это была не твоя идея?
— Мне очень жаль, сэр, но на это нет времени. Спецназ на подходе.
— Эх, твоя правда, — Тони застегнул молнию на сумке и подошёл к приборной панели, спрятанной за светящимися экранами. — Что с диагностикой?
— Все системы исправны. Марк-46 полностью готов к перелёту.
Тони нажал на кнопку. Титановая броня тут же поползла вверх по его руке. Обернувшись, он снова посмотрел на Энниса.
— Я позвоню марокканцам, — пообещал секретарь. — Прямо сейчас.
— Поторопись, пока здесь не обрубили связь. Пятница поможет зашифровать линию.
— Да, сэр.
— И не играй в геройство. Никому не говори, что помогал мне с Кэпом. Ты просто секретарь по связям с общественностью, понял?
— Понял.
— И, главное, даже не вздумай давать интервью о том, какой я классный.
— Но вы и вправду классный.
Тони напоследок отсалютовал, затем подхватил с пола сумку и вылетел прямо в окно, осыпав пол осколками.
Летел и думал: наверное, так и становятся сентиментальными старпёрами — уже не получается смыться по-тихому без задушевных прощаний и красивых жестов.

@темы: Писанина, Марвел

URL
Комментарии
2018-05-19 в 16:01 

Этнический упырь, штатный злодей, сам себе гаечка
Дааааашааааа *обнимает и рыдает от умиления взахлеб*

2018-05-19 в 19:13 

Мойра*
- Так что, нечисть действительно активизируется ночью? - Нет, просто так наша деятельность выглядит романтичнее (ц)
каждый раз радуюсь новой главе. Ура! кэпа почти спасли!!!

2018-05-19 в 21:38 

Ардорская Ласточка
I do it just because I can
Ура, глава! Как я люблю этот текст!:heart::heart::heart:

2018-05-19 в 23:30 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Спасибо большое :heart:

URL
2018-05-20 в 16:17 

balmy cup
Friendship isn't a big thing - it's a million little things.
andre;, прочитала все 5 глав буквально взахлеб. Потрясающе :heart: Идеальные Тони, Стив, Пятница и все-все-все.) На моменте включения протокола "Пеппер", когда Стива заковало в доспех, аж вскрикнула. Честно, не помню за собой таких бурных эмоций во время прочтения. А здесь от смеси удивления и восторга, не смогла сдержаться.)) :heart:

Спасибо огромное за эту историю. Диалог в конце главы, когда Тони и Стив наконец-то говорят друг с другом, это настолько сильная квинтэссенция эмоций что для героев, что для читателя, что сложно желать от текста чего-то большего. Он идеален :heart:

Очень-очень буду ждать продолжения)

2018-05-21 в 22:52 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
balmy cup, это вам спасибо! Вы меня страшно вдохновили. Я теперь хожу и следующую главу в мыслях смакую, хотя со временем пока напряжёнка))

URL
2018-05-24 в 11:13 

elpidaki
В порочащих связях замечен не был. Все смотрят не на то (с)
спасибо вам за этот текст

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная