09:19 

Первый-второй, глава 12

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Предпоследняя.

Название: Первый-второй
Жанр: драма, экшн
Герои: Тони Старк / Баки Барнс, Ракета
Жанр: драма, экшн
Рейтинг: R
Размер: макси
Глава 1 — roksen.diary.ru/p216233903.htm
Глава 2 — roksen.diary.ru/p216276224.htm
Глава 3 — roksen.diary.ru/p216320714.htm
Глава 4 — roksen.diary.ru/p216365595.htm
Глава 5 — roksen.diary.ru/p216408075.htm
Глава 6 — roksen.diary.ru/p216495325.htm
Глава 7 — roksen.diary.ru/p216584943.htm
Глава 8 — roksen.diary.ru/p216712960.htm
Глава 9 — roksen.diary.ru/p216812145.htm
Глава 10 — roksen.diary.ru/p217118097.htm
Глава 11 — roksen.diary.ru/p217317182.htm

Глава 12. Прощание

Новый джет выглядел куда просторнее, чем тот, в котором Баки и Ракета пересекали Атлантику. Баки даже показалось, что изнутри он больше, чем снаружи. Эффект достигался за счёт удачного зонирования: помимо кабины, рассчитанной на двух пилотов, тут была большая каюта с откидными кроватями, ванная комната и даже медицинский отсек.
Пока Баки осматривал джет, Старк допрашивал Брюса. Его волновало буквально всё: начиная с того, как они познакомились с Шури, и заканчивая нюансами работы двигателей. Чтобы он замолчал хоть на минутку, Наташа всучила ему чашку; Тони глотнул и удивился:
— Где вы взяли такой хороший кофе?
— Снабжение вакандской армии, — Наташа кивнула на одну из бесчисленных коробок с продовольствием.
— Так ты, значит, всё это время служила наёмницей?
— У всех свой фриланс. Угольный карьер ничем не лучше.
— Вау. Ты все ещё следишь за моей биографией.
— Увы, не только я. Как вас угораздило так сильно наследить? И ладно ещё ты, у тебя вообще всё плохо со здравым смыслом. Но Барнс…
Баки крикнул из джета:
— Теряю форму.
— Он прибедняется, — доверительно сообщил Тони.
— Расскажи как-нибудь, с чего это вы вдруг стали друзьями.
— А кто сказал, что они друзья? — хохотнул Ракета. Он высунулся из коробки с консервами и тут же нырнул в пакет с печеньем, не посчитав нужным что-то добавить.
На пару секунд повисла недоуменная тишина. Баки выглянул из джета как раз в тот момент, когда Наташа вопросительно подняла брови. Старк пожал плечами, встретился взглядом с Баки и приоткрыл рот, как будто собираясь объясниться. Но не издал ни звука.
Баки предпочёл сделать вид, что ничего не слышал и не видел; он вернулся в джет, но не придумал, чем себя занять. Троица Мстителей собиралась разжечь костёр, чтобы приготовить ужин из консервов. Баки мог бы посидеть с ними, но не хотел мешать встрече старых приятелей. Ракета тоже куда-то запропастился — то ли ушёл на рыбалку, то ли на охоту, то ли просто уснул в каком-нибудь углу, обожравшись печеньем.
Солнце, клонившееся к закату, окрасило лес в рыжеватые и золотистые тона. Чтобы убить время до ночи, Баки решил перетаскать вещи из фургона в джет. Он шёл, и хворост хрустел под его ногами; негромко шуршала сухая листва. Сначала Баки перенёс еду и посуду, затем — одежду.
На третьем заходе он устроил ревизию и перетряс каждый угол в фургоне. Стирать отпечатки пальцев не было смысла — Баки решил, что если федералы найдут фургон, то всё равно поймут, кому он принадлежал. Лучшее, что он мог сделать, — избавиться от лишних улик, чтобы не давать подсказок и наводок. Баки проверил, нет ли пятен на матрасе, собрал мусор и забрал аптечку с вакандскими лекарствами.
Когда он закончил, уже совсем стемнело. Напоследок Баки залез в кабину и вытащил металлическую коробку с магнитолой из приборной панели.
Постоял, повертел коробку в руках. Эта штука ничего не значила для Мстителей и была совсем не нужна в джете; тащить её не было никакого смысла, но они со Старком так рисковали, пытаясь раздобыть транзистор и конденсатор, что Баки не мог её бросить.
Внутренний голос заметил: гляди, Барнс, а ты стал сентиментальным. Уже не получается оставить прошлое в прошлом.
От этих мыслей его отвлёк треск веток. Кто-то шёл к фургону через лес. Баки непроизвольно напрягся, но расслабился, стоило человеку появиться в свете фар.
Это был Старк.
— Я уже решил, что ты от нас прячешься, — сказал он, отряхиваясь от еловых иголок.
— Нет, просто надо было перенести вещи.
Старк сделал шаг вперёд, морщась от света, бьющего в лицо. Темнота вокруг фургона загустела и стала совсем непроглядной; только за спиной Старка ещё просматривался небольшой освещенный участок. Когда Старк двигался, его фигура отбрасывала длинную дрожащую тень.
— Вы уже решили, что делать дальше? — спросил Баки.
Старк пожал плечами.
— Наташа хочет лететь за Бартоном. Говорит, давно пора вырвать его из лап Росса, и Брюс с ней согласен.
— А ты что думаешь?
— Затея рискованная — Росс наверняка выставил вокруг дома Бартона кучу агентов. Но с такой компанией, как сейчас, что-нибудь может получиться. Особенно если вернуть мой костюм.
— Где он сейчас?
— Не поверишь — в камере хранения на вокзале в Питтсбурге. Я сложил туда вещи, как только вернулся с Титана.
Тони говорил уверенно, но без капли энтузиазма. Перспектива куда-то ехать и кого-то спасать давно уже не волновала его.
— Ты сказал им, что скоро уйдёшь?
Тони снова пожал плечами.
— Пока нет. Зато я сказал, что ты у нас главный, а не я. Так что не удивляйся, если Наташа начнёт приставать к тебе с планированием операции.
Баки невесело улыбнулся, наклонился и положил коробку с магнитолой в мешок на земле. Тони сделал ещё один шаг вперёд.
— Насчёт нас с тобой… И того, что сказал Ракета.
У него было странное выражение лица — такое бывает у усталых, связанных обстоятельствами людей, которые трясутся над последним, что у них осталось. Когда Баки уже избавился от хозяев после падения «ЩИТа» и «Гидры», но ещё не успел очистить сознание от кода, он часто видел такое лицо в зеркале. Теперь ему стало жаль Тони.
Что ж, по крайней мере, это было настоящим. Хорошо, что Баки досталось так много настоящего. Во времена «Гидры» он довольствовался только ложью.
— Забей, — сказал Баки.
— Не хочу я забивать. Давай им расскажем. Сами.
— Зачем?
— Как минимум, я хочу посмотреть на выражение лица Наташи. Как считаешь, чья репутация пострадает сильнее — твоя или моя?
— Твоя, — сказал Баки. — Ты спишь с бывшим наёмником «Гидры».
— А ты спишь с миллиардером-алкоголиком, беглым преступником, к тому же почти женатым.
— Хороший вышел бы ситком.
Старк улыбнулся; от уголков глаз к вискам потянулись лучики морщинок. Он стоял близко, очень близко; свет фар уже не бил ему в лицо, а лишь подсвечивал справа.
Помедлив, Старк обхватил Баки за шею и притянул ближе. Ещё ближе. Насколько возможно. Целуясь, они прижимались к стене фургона, то и дело перехватывая друг у друга инициативу.
— В джете есть отдельная спальня? — спросил Старк, оторвавшись от Баки.
Баки зарылся пальцами в его волосы.
— Только общая. Лучше не надо.
— Давай останемся в фургоне.
— Плохая идея. Ты же скоро уйдёшь.
— Да пошло всё к чёрту, — шепнул Тони и куснул его за ухо. — Ещё один раз, а?
Его губы были прохладными, а дыхание — обжигающим. От близости подгибались колени, и хотелось уткнуться носом Тони в плечо; трогать его, прикасаться, да хотя бы просто стоять вот так рядом. Жить с пустой головой, лихо бьющимся сердцем и радостью от каждого вздоха. Баки не заслужил этого, но какая разница.
Он думал об этом, пока Старк целовал его в висок, скулу и в шею, а его руки пробирались под одежду, борясь с застёжками и пуговицами. В голове крутилась мысль: не надо, не надо, не надо.
Тони, зачем ты всё усложняешь, нам с тобой больше нельзя. Дай мне привыкнуть к этому, не надо тешиться иллюзиями, пытаться урвать ещё полчаса тепла. Не надо привыкать. Ни тебе, ни мне.
— Тони, подожди… подожди… нам правда не стоит.
Старк остановился, не расстегнув до конца молнию на его джинсах.
— Ты скоро уйдёшь, — повторил Баки. — Примешь предложение сенатора, и надо будет уйти. Сам всё знаешь. Лучше не привязываться лишний раз.
— А если я скажу, что секс может быть просто сексом? Без привязанности и всего такого прочего?
— А ты так сможешь? Я — нет.
Они тяжело дышали, глядя друг на друга. Баки никого и ничего так не хотел — ни жизни, ни свободы, ни покоя, ни кого-либо из живущих людей; Баки не был так влюблён даже в Стива, и это новое чувство сделало его неосмотрительным. Совсем упустил, что за несколько дней чувство к Старку набрало обороты и превратилось в огромную силу. Нельзя было позволить, чтобы эта сила помешала Тони уйти.
— Так дело во мне или в тебе? — спросил Старк.
— Скорее во мне. Я тебя завтра никуда не отпущу, если мы сейчас…
Он не договорил, но Старк и так всё понял.
— Так будет легче, — закончил Баки.
— По-твоему, я похож на человека, который выбирает то, что легче?
— Нет, ты похож на человека, который слишком часто выбирал трудности. Может, пора перестать.
Тони отстранился, заправил выбившуюся прядь волос Баки за ухо и рассеянно пробормотал:
— И зачем я только тебя слушаю… Терпеть не могу твои душеспасительные идеи.
Баки поймал его за руку и поцеловал пальцы.
— Не ври.

* * *

Ночью Тони не спал. Он ворочался с бока на бок, обдумывая грядущую поездку в Питтсбург; потом сел в постели, опустил ноги на пол и долго слушал чужое размеренное дыхание. Наташа и Брюс спали на кроватях у противоположной стены: Брюс — внизу, Наташа — на верхнем ярусе, а енот свернулся калачиком на подушке, брошенной на пол.
Барнс спал на кровати над Тони. Во сне он высунул из-под одеяла вибраниумную руку; она выглядела беззащитной, как игрушка, забытая в чулане ребёнком, который давно вырос.
На миг Тони охватила глупая, звериная тоска; он ясно понял, что будет жалеть о своём решении, а ещё — что так будет правильно.
Набросив на плечи ветровку, он вышел на улицу, глубоко вдохнув запах леса. Ночь была тёмной и уже совсем по-осеннему холодной. Он стоял, сунув руки в карманы, жалел, что не курит, и уговаривал себя не убиваться.
Мысленно произнёс: ну хватит, старик. Прожил ведь как-то столько лет без Барнса. Никуда не денешься, поживёшь ещё.
За спиной с негромким звуком открылась дверь джета. Кутаясь в одеяло, высунулся сонный Брюс и с облегчением пробормотал:
— Вот ты где… А я проснулся — тебя нет. Дай, думаю, проверю...
— Да куда я денусь.
Беннер зевнул ещё шире, сунул ноги в кроссовки и вылез из джета на улицу. Дверь джета мягко хлопнула за его спиной.
— Брр, ну и дубак… Мы теперь за всё боимся. Наташа — та вообще не ложится спать, пока не проверит все показатели на приборной панели. Такая перестраховщица стала — ты бы видел.
— Ты бы лучше поспал, Брюс.
— Ну уж нет, так просто ты от меня не отделаешься. Я обещал Нат, что буду за тобой присматривать.
Тони иронически поднял бровь. Брюс пожал плечами.
— Я же сказал — она перестраховывается.
— Кстати, забыл спросить. Вы с ней как, уже дозрели?
— До чего?
— Чтобы быть вместе, конечно.
Брюс смущённо улыбнулся.
— Честно говоря, я и сам не понял. Вечно не хватает времени поговорить... Но похоже, что всё-таки дозрели. Мы с зелёным вроде как пришли к согласию, да и Нат нравимся мы оба. Иногда я думаю, что она сумасшедшая.
— Рад за вас, — искренне сказал Тони.
— Спасибо, дружище.
Они помолчали. Брюс подопнул камешек на земле, и тот укатился к корням большой сосны. Тони думал о своём: как завтра они доберутся до Питтсбурга, как он вернёт себе костюм и куда потом его денет.
— Слушай, Брюс, а ты что-нибудь понимаешь в нанотехнологиях?
— Смотря что.
— Скажем, сумеешь перепрограммировать нанороботов, если понадобится?
— Могу попробовать посмотреть и разобраться, но ничего не обещаю. А почему ты спрашиваешь?
— Да так, мысли вслух.
Брюс покосился на Тони; по лицу было видно, что он формулирует множество точных, умных и совершенно неудобных вопросов. В этом он был мастер. Пока процесс не завершился, Тони быстро произнёс:
— Ну что, пойдём спать? Завтра у нас куча дел.
Брюс потоптался на месте и спросил:
— Ты в порядке?
— Я? Да. Да, конечно. В полном.
— Если что, ты всегда можешь со мной поговорить.
Тони нервно улыбнулся. Какой-то голосок внутри него так и подмывал всё рассказать: и про костюм, и про принятое решение, и заодно про Барнса.
Останавливало только одно: он знал, что если Брюс узнает о плане сдаться властям, то начнёт отговаривать. А там ещё и Наташа подключится. Кажется, они оба не видели новостей и не знали о предложении сенатора Бёрна. Придётся всё рассказывать, долго спорить и выдерживать двойной натиск, доказывая им обоим, что так будет лучше.
Тони не был уверен, что у него хватит на это сил, поэтому мысленно извинился, пожал плечами и сказал:
— Конечно, Брюс. Я в курсе. И всё-таки пойдём спать.

* * *

Утром Тони выкроил пять минут, чтобы побриться. Из отражения в зеркале на него смотрели лихорадочно блестящие глаза человека, который уже решился, но ещё не перестал тревожиться. Лицо было бледное, под глазами залегли тени. Он смыл пену, вытер полотенцем щёки и подбородок и заметил, что руки предательски подрагивают.
Боже, как глупо. А ведь не такое большое дело. Тони не психовал, даже когда тащил ядерную бомбу в космос в битве с читаури в полной уверенности, что назад не вернётся. Сейчас-то что?
На кону стояла даже не жизнь, а какие-то ошмётки жизни — скажем, свобода, необходимость сражаться, чувство долга, вина… любовь, в конце концов. Как бы это не звучало.
Он немного постоял над раковиной, пытаясь прийти в себя, затем вышел из ванной, но в дверях столкнулся с Барнсом.
— Вы там ещё долго? — крикнула Наташа из кабины. — Нам по плану уже вылетать пора.
— Пару минут, — отозвался Барнс. Он украдкой прижался губами ко лбу Тони и проскользнул в ванную. Дверь за его спиной закрылась, зашумела вода. Мимо прошёл енот с пакетом еды за спиной.
— Доброе утро, миллиардер. Завтракать будешь?
Руки больше не дрожали.
— Буду, — ответил Тони.
— Отлично. Подтягивайся в кабину, я там поляну накрыл... Прикинь, у них в пайках четыре вида хлеба. Зажрались совсем.
— И не говори.
В кабине яблоку было негде упасть. Тони протиснулся в единственный свободный угол. Наташа сидела за основным штурвалом, а Брюс страховал её в кресле второго пилота. Сильно подобревший Ракета притащил в кабину пакет с едой и любовно потрошил его — похоже, в этом занятии он обрёл хобби и был готов заниматься им, прерываясь лишь на сон.
В порыве щедрости он налил Тони чашку крепкого кофе и вручил последний оставшийся сэндвич с говядиной. Остальным досталась курица.
— Ты здоров? — поинтересовался Тони, отхлебнув из чашки. — Оставь себе, мохнатый.
— Ешь и не корчи из себя умника.
Передавая сэндвич, енот задержал на Тони взгляд, и Тони вдруг почувствовал: он всё знает. На языке Ракеты этот неуклюжий жест с сэндвичем означал: не дрейфь, я на твоей стороне.
Тони улыбнулся еноту, и тот, смутившись, сразу отвернулся и напустил на себя насупленный вид.
Перед полётом Наташа расспросила Тони о каждой детали. С помощью бортового навигатора они построили маршрут до железнодорожной станции Питтсбурга, а затем прикинули, где лучше припарковать джет. Место оказалось неудобным — самый центр города; даже с режимом невидимости было трудно приземлиться так, чтобы не попасть в обзор уличных камер или не засветиться перед случайными прохожими.
— Говорю тебе, эта парковка заброшена, — Тони показал на карте участок сразу за мостом, у железнодорожных путей. — Въезд со стороны развязки завалило камнями ещё в Судный день, когда рухнула опора. В неё врезалось несколько грузовиков.
— Ты уверен?
— Видел завал своими глазами.
Наташа покусала губы.
— За то время, что тебя там не было, завал могли и разгрести.
Слушая их, Брюс тыкал пальцем в планшет.
— Глядите, этот вокзал содержит компания «Амтрак». Она же обслуживает парковки и кучу других сервисов поблизости. Тут пишут, она разорилась, когда продажи билетов упали в четыре раза. Имущество национализировано… Ну, тут ничего нового.... Короче, сомневаюсь, что кому-то нужна заваленная парковка рядом с этим вокзалом.
Наташа покачала головой, но согласилась:
— Окей, ваша взяла. Присмотримся к этому месту. Но нужен запасной план приземления на случай, если на парковку не пробраться.
— Уже работаю над этим, — откликнулся Брюс. — Навскидку, есть пустырь поблизости.
— Рискованно, но попробуем.
— Ладно, поехали дальше, — Тони снова указал на карту. — Это здание вокзала, вот тут — ротонда с центральным входом. Камера хранения находится на нижнем уровне. Надо пройти через ротонду, спуститься вниз, забрать костюм из ячейки, а потом вернуться наверх и по-тихому смыться.
— Ключ есть?
— Да.
— Как теперь выглядит костюм? Бросается в глаза?
— Обижаешь. С виду похож на рюкзак. Там внутри резервуар и генератор нанороботов.
Брюс отвлёкся от планшета и ошеломлённо уставился на Тони. Видимо, начал понимать смысл вопроса, заданного ночью.
— Там должны быть камеры, — продолжил Тони. — Я, конечно, постараюсь быть поаккуратнее, но…
— Стоп-стоп, — перебила Наташа. — Один ты туда не пойдёшь. Мы с тобой.
Тони поморщился.
— Если завалимся туда всей компанией, точно привлечём внимание. Вам с Брюсом лучше не светиться.
— Он прав, Нат, — заметил Брюс. — Росс про нас с тобой вообще ничего не знает. Нельзя давать ему шанс разыграть эту карту.
— И всё равно, — упорствовала Наташа. — Это слишком опасно.
Барнс, всё это время молча стоявший в дверном проёме, вмешался:
— Я пойду с ним.
Все синхронно уставились на него. Барнс скрестил руки на груди.
— А что? Росс и так знает, что мы вместе в бегах. Даже если мы с Тони засветимся перед камерами, никакой новой информации он не получит. А вы пока будете ждать на парковке и следить, чтобы джет никто не засёк.
Поворчав ещё минутку, Наташа сдалась; Барнс каким-то образом умудрялся успокаивать всех вокруг, не прикладывая особых усилий.
Через полтора часа они были уже в Питтсбурге. С высоты птичьего полёта город казался разрушенным: бросались в глаза перекрытые дороги, заброшенные дома, переполненные мусорные баки и машины, оставленные на обочинах.
Когда Тони был здесь в прошлый раз, он не заметил масштабов разрушений, а потом его вообще перестало волновать что-либо, кроме работы на карьере и бутылки джина. Теперь всё казалось совершенно иным, звеняще-ясным, будто с глаз спала пелена.
— Мы летели к вам из Калифорнии, — мрачно сказала Наташа, заметив его взгляд. — Всю страну посмотрели — кроме, разве что, Юга. И везде теперь вот так — разруха плюс забастовки. Но я не уверена, что в них есть какой-нибудь смысл.
Тони с горечью произнёс:
— И как мы только это допустили...
Наташа сердито поправила:
— Не мы, а они. Хорош уже брать на себя слишком много.
Проверив режим невидимости, она сбавила скорость. Парковка действительно была заброшена, но въезд был перекрыт. Перед большими, наглухо запертыми воротами стояла жёлтая перегородка, обмотанная лентой, на которой крупными буквами было написано: «Опасность обрушения».
В ход пошёл запасной план. Джет медленно опустился вниз и остановился на небольшом пустыре за парковкой. Паркуясь, Наташа задела мусорные баки. Один из них закачался и с грохотом упал на асфальт.
— Чёрт!
Брюс посмотрел на экранчик с камерой на бампере и присвистнул.
— Кажется, у нас проблема.
Тони тоже взглянул на экран. В мусорном баке что-то шевелилось. Подпрыгнув, из него вылез бездомный и стал оглядываться, пытаясь понять, из-за чего рухнул бак.
— Проклятье, — выругалась Наташа. — Сейчас он на нас наткнётся. Придётся вырубить.
— Спокойно, — подал голос енот. — Решим всё мирно и по-тихому.
— И каким, интересно, образом?
— Детка, дай мне выйти, и он сам смотается.
— Во-первых, я тебе не детка…
— Спятил, что ли? — дружелюбно поинтересовался Барнс.
— Я — нет, а вот он сейчас спятит.
Брюс вопросительно посмотрел на Барнса. Подумав, Барнс кивнул, и Брюс, вздохнув, нажал на кнопку на приборной панели. Кнопка мигнула фиолетовым, дверь приоткрылась. Она выходила на другую сторону пустыря, и со стороны мусорных баков её не было видно.
Ракета в одно мгновение стащил с плеч комбинезон и юркнул на улицу. Он деловито побежал на четырёх лапах к мусорным бакам; только отметины на спине выдавали подвох, но в остальном он выглядел как самый обычный енот.
Бездомный заметил его не сразу. Заметив, он пьяно шарахнулся в сторону и в сердцах выругался:
— Тьфу, блин. Ты, что ль, свалил бак? Поразвелось животины…
— На себя посмотри, — огрызнулся енот и привстал на задние лапы.
Бездомный икнул. Глаза у него полезли на лоб. Помотав головой в надежде избавиться от морока, он вытер лицо рукавом.
— Слушай, — ласково сказал Ракета. — Ты б завязывал бухать?
Бездомный вскрикнул и, пятясь, побежал прочь. Когда его спина исчезла за поворотом, Ракета обернулся к джету и победоносно ухмыльнулся.
— Ну, что я говорил?
Осмотревшись, Тони и Баки выпрыгнули из джета. Тони прихватил с собой бейсболку и дал Баки платок-арафатку; маскировка была ни к чёрту, но у Тони, положа руку на сердце, и цели-то такой не было.
— Поосторожнее там, — напоследок сказала Наташа перед тем, как захлопнуть дверь. — Не вернётесь через пятнадцать минут — пойду за вами.
На миг Тони кольнула совесть; он обвёл взглядом засеребрившуюся поверхность джета, переглянулся с Ракетой, кивнул Наташе и отвернулся. Барнс пообещал, что всё будет в порядке, и они вместе с Тони пошли к ротонде.
— Она поймёт, — негромко произнёс Барнс. — Поругается, конечно, но потом остынет.
— Скажем так, это не первый раз, когда она на меня злится. И всегда по делу.
— Только не вздумай себя накручивать. Я им всё потом объясню.
Тони хмыкнул и свернул на другую тему.
— Когда засветимся, патруль примчится минут за десять.
— Угу.
— Здание возьмут в оцепление. Сумеешь выйти через окно?
— Конечно.
— Если что, ты можешь не ходить со мной.
— Я в курсе. Идём скорее.
Под потолком ротонды камер не было; внутри, в вестибюле вокзала, Тони заметил пару штук, но при ближайшем рассмотрении понял, что это муляжи.
— Гляди-ка, — вполголоса сказал он Барнсу. — А бюджеты-то урезали. Вот так захочешь сдаться — и чёрта с два тебя возьмут.
Барнс толкнул его плечом и кивнул на полицейского в центре зала. Это был настолько тупой ход, что у Тони даже засосало под ложечкой.
— Да брось. Это скучно.
— Никогда не стоит недооценивать самый простой вариант.
Тони горестно вздохнул, подошёл к полицейскому и громко спросил:
— Простите, сэр, где здесь камера хранения?
Полицейский повернулся к нему и чуть не выронил рацию. Спохватившись, вытянулся в струну, что-то запоздало буркнул и махнул рукой вперёд и вниз. Тони с преувеличенной вежливостью поблагодарил его и лёгким шагом пошёл к лестнице, ведущей на нижний уровень. Барнс следовал за ним, держа дистанцию в пару метров.
К тому моменту, как они подошли к камерам хранения, прошло уже четыре минуты. В зале было пусто — даже администратор куда-то делся. Тони ждал, когда вдалеке раздастся пронзительный звук сирены. Он быстро нашёл нужную ячейку, но долго рылся в кошельке в поисках маленького ключа. Тот лежал в отделении для мелочи; Тони подцепил его двумя пальцами, повертел в руках и вставил в щель замка. Раздался слабый щелчок, и ячейка открылась.
Тони сунул в неё руку и вытащил наружу подобие маленького рюкзака. Сердце ёкнуло. В матерчатой сумке лежали ёмкость с прахом Питера и светящийся треугольный резервуар с нанороботами. Тони держал в руках всё, что осталось от прошлой жизни, и чувства были смешанные.
Он никак не мог понять — это грусть или радость? Ясно было только то, что теперь ему придётся как-то с этим жить.
В этот момент в громкоговорителе наконец-то раздался высокий режущий звук, и голос объявил, что входы и выходы из здания временно перекрыты.
— Уважаемые пассажиры, сохраняйте спокойствие…
— Целый вокзал из-за тебя закрыли, — Барнс смешно наморщил нос. — Видать, ты и впрямь сокровище нации.
Мгновенно приняв решение, Тони достал из рюкзака резервуар с нанороботами и приложил его к груди Барнса.
— Возьми.
Напускное легкомыслие как ветром сдуло. Барнс растерялся.
— Я?..
— Его бы перепрограммировать, но уже нет времени. Если что-нибудь будет барахлить, обратись к Брюсу, он вроде имел дело с нанотехнологиями.
— Чёрт, Тони…
— Зарядка костюму не нужна, полётный режим на автопилоте, голосовое управление. С оружием потихоньку разберёшься. Если у Брюса будет желание, можно придумать что-нибудь хитрое с твоей рукой, только сначала надо исправить ту порнографию с изолентой, что я тебе сделал в тот раз.
— Тони, я не могу его взять.
— Всё ты можешь. Я не знаю никого, кто бы ещё его заслуживал.
Барнс посмотрел ему в глаза, сглотнул и кивнул.
— Теперь иди, — Тони указал взглядом на чёрную лестницу. — Тебе пора возвращаться.
— Я ещё подожду.
— Лучше иди сейчас.
— Я подожду, — упрямо ответил Барнс.
Тони не выдержал и прижался лбом к его лбу. Глубоко вдохнул и выдохнул. Барнс поднял вибраниумную руку и погладил Тони по щеке — видимо, вспомнил, что Тони нравится прикосновение металла к коже.
— Эй, Холодное сердце.
— М?
— Если найдёшь себе кого-нибудь, выбирай хотя бы не тупицу. Иначе мне будет обидно.
Барнс порывисто потянулся вперёд и крепко обнял Тони.
— Я буду скучать.
— Конечно, будешь, — согласился Тони.
Барнс фыркнул ему в макушку. По громкоговорителю снова передали, что выходы перекрыты. Наконец вдалеке раздалась полицейская сирена, Тони и Баки неохотно отпустили друг друга и вместе пошли на лестницу.
На верхней ступеньке были уже слышны крики в вестибюле. Тони прикинул, что полиция вот-вот войдёт в здание, повернулся к Барнсу и сказал:
— Прости, дальше тебе нельзя.
Барнс принял это без вопросов и сомнений: просто ещё раз кивнул, в знак поддержки сжал руку Тони в своей и отпустил. Тони дважды постучал по резервуару на его груди. Голубоватый свет вспыхнул чуть ярче; через мгновенье костюм стал расползаться по всему телу Барнса, заковывая в броню торс, ноги и плечи. Последним захлопнулось забрало. Костюм взмыл в воздух и вылетел в окно, осыпав пол брызгами стекла.
Тони перебросил рюкзак через плечо и дал себе ещё пару секунд, чтобы собраться с мыслями.
Потом вышел в вестибюль. Тишина была оглушительная. Как во сне, он следил за замедленной реакцией копов: вот они врываются в вестибюль, вот один из них поворачивается, смотрит прямо на Тони, зачем-то выхватывает оружие. Вот они все смотрят на Тони, что-то кричат, но щелчков затворов не слышно.
Сомнений уже не было; он чувствовал только облегчение.
— Спокойно, — громко сказал он, не прислушиваясь к крикам, и поднял руки вверх. — Меня зовут Тони Старк. Я требую адвоката и встречи с сенатором Бёрном.

@темы: Писанина, Марвел

URL
Комментарии
2019-05-13 в 18:49 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
andre;, спасибо большое за продолжение! Как же не хочется, чтобы все кончалось, читала бы и читала)

2019-05-14 в 22:45 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
reda_79, вам спасибо)) Или тебе? Блин, я опять забыла, на ты мы или на вы >.<
Я себя ловлю на похожем чувстве: очень не хочется заканчивать. Но никуда не деться, уже пора)

URL
2019-05-15 в 07:15 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
andre;, на ты, ага). Это я понимаю и финал, конечно, жду)

2019-05-16 в 06:23 

Belwederchi
я сегодня оптимист
andre;, а у тебя предполагается последующее расщелкивание всех обратно (ну, допустим хоть когда-нибудь, не в тексте)? Просто я тут глазами души своей увидела вернувшегося Стива, который "Тони! Когда я видел вас двоих в прошлый раз, ты оторвал Баки руку, а теперь - просишь???", и не могу развидеть... :-D

2019-05-16 в 09:37 

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Belwederchi, чёрт, теперь я тоже не могу развидеть и хочу про это спин-офф :lol:

URL
2019-05-16 в 12:08 

Belwederchi
я сегодня оптимист
- Я думал, вы враги!
- Я тоже!
- Брюс, дружище, расщелкни меня пожалуйста обратно.
- Ты говоришь обидно.
:talk:

Сэм *трагическим тоном * : и вот за это мы воевали... Ну, в Германии... Друг с другом...
Стив : *бледнеет*

И название - ящик водки и всех обратно

Прости меня, остапа несло

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блог Андре

главная